Жанр: Русская Классика » Леонид Нетребо » Пангоды (страница 17)


Взговорил Ермак Тимофеевич:

...Наступает зима холодная

Куда ж, братцы, мы зимовать пойдем?

Нам на Волге жить? - Все с ворами слыть!

На Яик идти? - переход велик!

На Казань идти? - грозен царь стоит

Грозен царь Иван, сын Васильевич!

Он на нас послал рать великую - сорок тысячей...

Так пойдемте ж мы - да возьмем Сибирь!...

(Из песни уральских казаков)

...Прошел как-то по центральному телевидению сюжет про Ямбургское газовое месторождение. Федор загорелся, но северных зацепок не было, поэтому просто написал письмо: Москва, Останкино... Особенно не надеялся. Но ответ пришел. Телевизионщики дали адрес Пангодинского АТП (Федор по специальности автомеханик). Дальнейшая переписка с автопредприятием, в результате семья Балакаревых оказалась в Пангодах Надымского района.

Здесь его заметил казачий атаман Надымского округа, предложил стать наказным (назначаемым) атаманом Пангодинского куреня. Куреня, которого еще не было. По сути, это было предложение взять на себя создание соответствующей структуры. Федор согласился, стал собирать вокруг себя потомственных казачков, выходцев из разных регионов страны.

Дальше рассказ есаула Федора Балакарева о делах пангодинских, в которых просматриваются проблемы общие, характерные для всего казачества, и, наверное, отчасти, всей страны.

- Да, современное казачье движение опирается, в первую очередь, на потомков казачьих родов и выходцев из традиционных казачьих территорий, но членами нашего войска могут стать также люди, практической деятельностью связанные с казачеством, признающие Устав. Это, конечно, не означает, что мы принимаем всех подряд. Могу сказать за свой курень. Принцип у нас "лучше меньше, да лучше". Если в течение испытательного срока выясняется, что человек пришел к нам за удостоверением, которое впоследствии может пригодиться, например, для получения (исходя из Устава) полагающегося каждому казаку земельного надела, то мы с таким расстаемся. Я уже не говорю о поведении каждого из нас в обществе. Мы хотим, чтобы нас уважали не только за шашку и нагайку.

... Нас особенно беспокоит молодежь. Она развращается чуждой идеологией, на вершине которой - "золотой телец". Она уходит в преступность, в пьянство, в наркоманию. При таких размахах расширяющейся трагедии спасти народ может только он сам - через организованные, массовые, сильные движения, основанные на законе, духовности, вере. Казачество отвечает всем этим требованиям. Мы будем бороться за нашу молодежь - и оперативным искоренением причин пагубного влияния, и привлечением в наши ряды самой этой молодежи. На этом пути мы будем взаимодействовать со всеми здоровыми силами, будь это государственные, профессиональные структуры или общественные образования.

...Из чего будет складываться материальная основа для деятельности казачьего куреня? Каждый из нас платит вступительный и ежегодные взносы. Мы можем заниматься производственно-хозяйственной деятельностью, принимать пожертвования. Исторически предназначением казачества была государственная служба. Исходя из этого планируется работа на основе контрактов с властями и руководством предприятий по охране автомобильных и железных дорог, трубопроводов и других объектов, поддержанию общественного порядка. Заработанные средства пойдут для покрытия издержек, на развитие, на благотворительность. Кстати, одна из ближайших задач - постройка в Пангодах Храма православной церкви. Усилиями надымского казачества и с благословения владыки Тобольско-Тюменской епархии в географическом центре поселка уже установлен закладной камень и Святой крест, создан церковный совет.

... За десятилетия люди отвыкли от того, что казаки должны носить традиционную одежду. Многим близок дух казачества, но применительно к себе они не надели бы нашу форму. Мы постоянно сталкиваемся с подобными вопросами. Обычно я говорю примерно так: вот в Узбекистане местный житель ходит в тюбетейке или чалме, носит чапан и не стесняется ни одежды, ни того, что он узбек. Нам же стыдно одеться в русскую одежду и называться русскими. Это печально. Молодежь, которая свободна не только от многого хорошего уже, но и, слава Богу, от плохого или закостенелости - еще, это наша надежда.

С шестнадцати лет юношей начинают верстать (принимать) в казаки. Приобщение к казачеству происходит уже в семье. Как быть подросткам не из казачьих семей, но желающим стать казаками? В системе Тюменского линейного казачьего войска предусмотрена возможность создания кадетских, в том числе морских корпусов. Но это дело будущего. Пока же пангодинским подросткам я бы советовал больше общаться с нашими детьми, дружить с ними, приходить в наши семьи. Могу обещать, что никто не останется без внимания.

На прощание Федор Георгиевич показал мне армейскую фотографию сына и сказал гордо: "Казак!"

Я также удостоился чести держать в руках его оружие: казацкие шашку и кинжал.

И все же самым замечательным и, как мне показалось, знаковым была демонстрация семейной балакаревской реликвии - пороховницы прадеда, сделанной из бычьего рога, отполированной годами. Федор, видя мою благоговейную реакцию, "добивая", сказал с гордостью: "Ты думаешь, она пустая! Нет!..."

Он осторожно приоткрыл крышку и отсыпал на ладонь горстку черного порошка.

Фраза просилась сама собой, и я не мог ее не произнести: "Есть порох в пороховницах?!..."

ВОПРОС САМОУВАЖЕНИЯ

Осознанная биография Сергея Сергеевича Фесенко полностью укладывается в историю развития Пангод, куда он приехал молодым специалистом сразу после окончания Брянского института транспортного машиностроения в 1973 году. До того, как стать главным инженером Надымгазпрома, Фесенко прошел практически все инженерные ступени - от инженера-наладчика до начальника основного пангодинского предприятия - Медвежинского газопромыслового управления.

- Газопромысловое управление участвует во всех сферах жизни Пангод, так сложилось исторически, - говорил Сергей Сергеевич еще в свою бытность начальником МГПУ. - Но та же история показала, что уровень этого участия, интенсивность, искренность, степень восприятия всеми структурами МГПУ проблем поселка как своих собственных, ведомственных, - зависит от отношения к этому первого руководителя.

Фесенко считает, что будущее Пангод - это небольшой город районного подчинения. И это не "титульный", а качественный вопрос. Только имея "локальную", самодостаточную систему жизнеобеспечения, когда Пангоды будут снабжены набором всех минимально необходимых структур (например: суд, прокуратура, адвокатура, ГАИ, банки и т.д.), человек здесь перестанет чувствовать себя "маленьким". Как это, к сожалению, бывает, когда ему приходится за какой-нибудь справкой или иной несущественной услугой ехать в город. Но, конечно, самодостаточность не значит замкнутость, наоборот откроются новые возможности для плодотворного общения, сотрудничества с районом, округом, другими регионами страны.

Нет никакого сомнения, что это рано или поздно произойдет, и Пангоды поменяют свое статусное название - поселок - на более ему подходящее: город. Но насколько быстро это свершится, в решающей степени будет зависеть от самих пангодинцев - от их неравнодушного, искреннего, творческого отношения к своему населенному пункту, ко всему, что в нем происходит. Да что там! - к самим себе! Ведь, в конце концов, это вопрос самоуважения.

СЕВЕРНЫЕ АНОМАЛИИ

Северная биография у Ивана Георгиевича Точилкина начиналась зимой 1975г в Надыме. Трудился электромонтером в строительном управлении, строил железнодорожные мосты на трассе Надым - Уренгой, которая пролегала по старой, "сталинской", узкоколейке. Вспоминает, что целы были тогда еще "зековские" землянки, которых множество попадалось на пути строителей.

Когда дошли до Пангод, Точилкина приметил начальник поселковых энергетиков, пригласил работать в энергетический цех. Требовалось жилье для "воссоединения" с семьей, ожидавшей вызова уже два года, и Иван Георгиевич согласился. Дали комнату в холодном деревянном общежитии, где зимой замерзала вода на полу, - и это считалось удачей для того времени...

То время было действительно другим, уверяет Точилкин, и говорит это исходя не из философской истины, что "времена" никогда не повторяются, а ориентируясь на какие-то абсолютные, безотносительные параметры, позволяющие ярко сравнивать "ранний" и "поздний" Север...

- Север всегда был "аномалией" в стране, - объясняет Точилкин, поэтому многое в нем является понятным только нам, его современникам.

Он вспомнил веселый, даже тогда, случай: в одном из магазинчиков ОРСа каждому покупателю спиртного продавали "в нагрузку" несколько килограммов бананов и цитрусовых, которые являлись "неликвидами". Возле магазина на улице стоял большой мусорный ящик, в котором в результате и оказывались дары тропической природы. Покупатели уходили довольными. Время "почти сухого" закона, просуществовавшего в Пангодах практически до восьмидесятого года.

Точилкин стал первым руководителем зарождавшегося в 1977 поселкового района электрических сетей. Инженерно-техническим работникам платили, как тогда водилось, меньше, чем электромонтерам. Под "сетевой район" было выделено дощатое помещение (через фанерную стенку - поселковая прачечная) на отшибе Пангод, своими силами бригада доводила его до приемлемого вида: утепляли, делали мастерскую и т.д. Предстояла серьезная работа по приемке в эксплуатацию ВЛ-110кВ, которая должна была обеспечить электроэнергией газовые промыслы "Медвежьего", впереди ждала полная электрификация населенного пункта газовиков. Так начиналась история РЭС - одного из основных подразделений энергетической службы Надымгазпрома на переднем крае добычи медвежинского газа.

Потом начались тяжелые годы эксплуатации линий и подстанций, аварии, выезды по ночам, бессонные сутки. При любой нервной работе он никогда не мог бурно, "для разрядки", выражать свои чувства, кричать, ругаться... Десять лет назад не выдержало сердце - почти год пришлось пробыть "на больничном". Видно сказались северные аномалии...

Недавно Иван Георгиевич Точилкин по представлению Надымгазпрома был награжден медалью второй степени ордена "За заслуги перед Отечеством". Сейчас он работаем заместителем начальника управления "Пангодыэнергогаз", у истоков которого находился долгие годы и был одним из главных его создателей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать