Жанр: Русская Классика » Леонид Нетребо » Пангоды (страница 20)


По дороге домой, в Тюмени, заглянул в бар. Сижу, пью коктейль. Зашли какие-то... Как их называют - рэкетиры, мафиози или блатные? Все посетители испугались, я - нет... Они мне: ну, ты чо, крутой, что ли? Я отвечаю: нет такой категории людей. Им стало интересно:

-Ну, а ты, например, по-твоему, кто?

- Я - живой.

- А еще какие бывают?

- Мертвые...

Я стараюсь не ходить в рестораны, боюсь - во хмелю чека переклинит, кому-нибудь горло перегрызу.

Думаю, в ближайшее время следует ожидать всплеска преступности. Потому что если мы, такие, не нужны своему государству, то это не значит, что не нужны никому. Когда ехал обратно, в поезде подсели ребята, предлагали работу "для настоящих мужчин" - обещали квартиру в областном городе, хорошие "бабки". Мы им нужны - умеющие то, что нормальному человеку - не дай Бог. Мы - "без барьеров".

... Думаю, для нас, десятков тысяч "чеченцев", есть два пути: либо мы объединимся и станем нормальной частью нормальной страны, частью, которая будет сильнее любой мафии, - либо растворимся в нынешнем бардаке, в том числе - в самой этой мафии.

Сейчас Сергей Гордиенко работает охранником службы безопасности Пангодыгазорса, пытается объединить ветеранов Чечни, создать и узаконить в Пангодах подразделение соответствующей региональной ассоциации. Сам пишет, доказывает, ездит в Тюмень, Салехард. Хочется верить, что такой человек, как Сергей - думающий и целеустремленный - преодолеет все преграды и осуществит то, к чему поставил цель на ближайшее будущее. А в дальнейшем он уже не видит себя вне армии, в которой, как он считает, сформировался определенным, единственно приемлемым для него образом, где пока еще присутствует порядок, и которая является несомненным, даже для нашего времени, олицетворением и оплотом государства. Собирается поступать в высшее военное танковое училище.

К финалу нашей беседы у меня уже оформилась концовка этого очерка, примерно такая: "Думаю, все мы желаем, чтобы будущее армии, не "любительской", а профессиональной, в которую идут по доброй воле, осознанно, было за такими людьми, как Сергей Гордиенко. Которые уже сейчас оживляют для всех нас, соотечественников, привыкших к старым лозунгам и оглохших от новых, такие слова, как - солдатская совесть, офицерская честь, страна..." И все же в этом рассказе последними остаются такие слова Сергея:

- Я не хотел становиться военным. Думал, спокойно отслужу, ни в кого, разумеется, не стреляя, и займусь на "гражданке" мирным делом, просто мирским, но угодным Богу... Но: война!.. И когда уезжал оттуда, считал, что в жизни не возьму больше в руки оружия... Однако вот, решил стать офицером. И теперь уже не знаю - то ли война тому причиной, то ли такой мир?..

МЕДИЦИНСКИЕ ИСТОРИИ

- Муж написал: "Татьяна, приезжай, условия неплохие - зал, кухня!.." Оказалось, вагон на две семьи. Тогда уже двое ребятишек подрастало... Стали жить, работать. Я устроилась по специальности, медсестрой в амбулаторию. Фельдшер "Скорой помощи" Татьяна Ивановна Глушкова рассказывает о своих первых днях в Пангодах, - вероятно, как и у всех "начальных" северян, нелегких, - очень спокойно. Или достаточно много времени прошло, или действительно тогда трудности имели несколько иное, чем сейчас, измерение? - Председатель профкома советовал: напиши заявление на квартиру, авось когда-нибудь получишь. Я ему: да вы что! - только три года, подзаработаем и уедем в свой Северный Казахстан! Ну, словом, все у нас складывалось, как и у многих.

В сентябре 1981 года в поселке официально открылась служба "Скорая помощи", Татьяна Глушкова поступает туда фельдшером. Она вспоминает:

- Начинали с одной в дежурную смену. Сама себе и диспетчер, и фельдшер, и медсестра, и санитар. Вся "Скорая" - это вагончик на берегу речки, никаких условий, холодной воды нет, горячая - из батареи отопления. В качестве "кареты" первое время дежурила бортовая машина "ГАЗ-51", иногда давали "бетономешалку". Естественно, больных могли перевозить только в сидячем положении, некоторых пешком "привозили".

В ночь с 21 на 22 апреля 1982 группа пангодинских медиков, вместе с надымскими коллегами, принимала участие в оказании помощи пострадавшим от аварии на ГП-7. Была там и Глушкова:

- На тот момент, когда мы приехали, обнаружили уже 14 трупов, они лежали в одной комнате, помню среди них был ребенок возрастом до года. Людей продолжали разыскивать. Пострадавших много. В том помещении, где работала наша бригада, они лежали плотно, один к одному. Ожоги, обморожения... Запомнился молодой парень, в спину которого буквально въелась его собственная расплавленная синтетическая рубашка. Ставили капельницы, как могли облегчали страдания. Дальше больных отправляли в Надым, Тюмень. Долго бились над обмороженной девочкой семи лет. Моей дочке тогда было столько же - я в те мгновения об этом думала, и потом не забыла, и всегда помню. Когда перестало биться сердце, долго оживляли... Не спасли.

...Татьяна Ивановна вздохнула, ненадолго замолчала. Затем задумчиво, безотчетно провела ладонью перед глазами - то ли поправила упавший локон, то ли отогнала грустное воспоминание. Улыбнулась и предложила:

- Давайте, я вам лучше что-нибудь веселое расскажу!

Она рассказала. История оказалась не очень веселой в буквальном понимании, но на фоне предыдущего рассказа навела на мысль, подтвердила давно слышанное, что самое главное для

человека - быть живым-здоровым. Тогда и что-то досадное, происшедшее в прошлом, со временем становится забавным, а если очень "постараться", то и веселым. Особенно, если это "что-то" связано с молодостью, с другими, более светлыми воспоминаниями.

-... Это было под самый Новый год 31 декабря. Я сопровождала роженицу в Надым. Отвезла ее в горбольницу - и обратно с носилками в аэропорт, думала, успею... Народу, как ни странно, много было, сесть негде. Вот так и встретила Новый год - в зале ожидания, на подоконнике, на пару с носилками. Только второго января попала домой, там все, слава Богу, нормально, меня ждут... С Новым годом, говорю, семья!.. Смешно, правда?

В ЧЕМ СЧАСТЬЕ?

- Двадцать лет назад моего будущего мужа, водителя Надымского КАВТа, послали на уборку урожая в Голышмановский район, там он встретил меня, сельскую акушерку, "очень молодую специалистку", выпускницу Ишимского медучилища... - так начинает свой рассказ о северной жизни одна из старейших (только по стажу!) работниц пангодинской медицины, фельдшер "Скорой помощи" Татьяна Николаевна Пушкарева.

Сразу после свадьбы молодожены Пушкаревы приехали в Пангоды, стали жить в "бытовке" деревянного общежития - жилье не ахти какое, зато отдельное, у многих супругов тогда и такого не было. Водителям в то время работы хватало - трасса, как бездна, только "давай-давай". А вот Татьяне первые месяцы пришлось трудиться не по специальности, устроилась кухрабочей на медвежинской стройке, как сейчас помнит - в столовой "Куста No 9". К работе с напряженным ритмом привыкла быстро, можно было "расти" дальше, но насовсем оставаться в ОРСе не собиралась, чувствовала - не ее это призвание, тянуло в ставшую уже родной медицину. Наконец, счастье улыбнулось, ее приняли медсестрой в пангодинскую амбулаторию. За всю медицинскую практику каких только случаев не произошло, особенно в пору работы в "Скорой помощи", но почему-то самыми запоминающимися оказались из первого года. Рассказывая об одном из них, Татьяна Николаевна, на вид очень серьезная и собранная женщина, с трудом сдерживает смех:

- Вызов в общежитие, комендантша встречает у крыльца: "Таня, будь осторожна, у мужика белая горячка "открылась", никого не впускает, здоровый черт. Я ему сказала, что, мол, сейчас невеста твоя придет, открой..."

Подошли к двери, она - тук-тук: "Миша, невесту привела, открой, она хорошая, послушает только, укольчик сделает, витаминчик даст!" Впустил, большой такой, но как ребенок... Я укол сделала, уходить - а он не выпускает: невеста, мол!.. И куда комендантша-то делась! Придумала тоже "невесту" на мою голову. Кое-как выскочила, дрожу вся. Восемнадцать лет всего тогда было, маленькая, худенькая. Девчонка!..

Да, повторяет Татьяна Николаевна, сами были, как дети, а "настоящих" детей было раз-два и обчелся. Дружили крепко, сейчас, наверное, так не дружат. Ходили друг к другу в гости, играли в какие-то игры, на санках по поселку гоняли. В одежде, в том числе и женской, все было просто: шапки-ушанки, валенки, "костюмы метеоусловий", больше известные тогда как "куртки буровиков". Ну, - полушубок "крытый", если холодно. Мужская дубленка - вообще роскошь!

Пушкарева уезжала по "вызову", я на бегу спросил: как насчет "палат каменных" - нажили за двадцать-то северных лет? Татьяна Николаевна бросила на ходу:

- Квартира в щитовом финском доме - вот и все "палаты"! - побежала к машине, обернулась, сказала веселее: - Детишек нажили, двое их у нас, большие уже!.. До свидания, не болейте!

ЗАВЕДУЮЩАЯ

На сегодняшнее утро заведующая детским садом "Теремок" Татьяна Анатольевна Доброзорова заказала сантехника. Уже несколько дней кряду повариха жаловалась на "плачущую" батарею отопления:

- Татьяна Анатольевна, я банки устала подсовывать, пол на кухне постоянно в лужах!

Сантехник пришел к обеду, когда пищеблок уже работал в полную мощь, по коридорам разносился аппетитный запах творожных вареников. Был слесарь слегка навеселе, за дело взялся лихо:

- Так, - сказал, не глядя на заведующую, но блестя глазами на молоденькую розовощекую повариху, - ничего перекрывать не будем. Немного гаечку ослабим, подмотаем и тогда затянем, навечно. Все будет хоккей. Фирма веников не вяжет... - И заключил, отвернувшись к батарее, гремя инструментом, уже серьезно, почти сердито: - Правда, и триста "прямого" тоже не платит...

Татьяна ушла к себе в кабинет, села писать табель. Ее слегка поташнивало, была она на седьмом месяце, под сердцем толкался желанный для них с мужем Дениска. Хотелось, чтобы он был таким же веселым, как его мать, и таким же мужественным, как отец.

Она не любила, когда мужики по-бабьи разговаривали о деньгах. Вся мужественность улетучивалась. "Триста прямого"! А вот большинство женщин на Севере и не мечтают о трехстах рублей оклада - предельной суммы, на которую накручиваются "полярки" и коэффициент. Но работают и не ропщут: поварихами, учителями, воспитателями - кто скажет, что эта работа мед? Особенно здесь...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать