Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » О бывшем купце Хропове (страница 6)


Опять, как в прошлый раз, Антон Антонович встретил здесь курчавенькую девочку с тупым носом. Она поздоровалась с ним. Тогда Антон Антонович спросил ее:

- Чья вы девочка?

- Я дочка Сонеберга, аптекаря в Посолоди.

Очень Антону Антоновичу это понравилось, он даже всплеснул руками от удовольствия.

- А вы меня знаете?

- Очень знаю, - ответила девочка равнодушно и ясно, точно хорошо знакомый урок, - вы Антон Антонович Хропов, бывший купец из рядов.

- Очень, очень отчетливенько, - сказал Хропов, - вы умненькая будете барышня.

- Я не барышня, я записана в организацию пионеров, - спокойно ответила девочка.

- Вот нынче какие растут... Бывший, значит, купец... а нынче что я? засмеялся Хропов.

- Не знаю... - ответила девочка.

И снова остался Хропов очень доволен, и снова он даже засмеялся.

- Опять правильно... Я и сам не знаю. Ну, иди... Тебе легко жить, ты все знаешь. Скажи отцу, чтобы керосину запас мне.

- Сколько? - спросила девочка.

- Да все равно, ну, пуд. Нет, фунтов десять, скажи, довольно.

Когда девочка на полдороге оглянулась, Хропов сидел на камне - лицом в Белые Поля.

Напротив церковного двора на посолодской площади стоит двухэтажный желтый дом с желтой вывеской: "Посолодский совдеп". У дома вечно метет ветер солому, сено, навозную пыль. Кругом дома построена б три стенки коновязь, у коновязи вечно - куча подвод, шум и мужики, и чего больше, разобрать этого здесь нет никакой возможности. Вечно выбегает на крыльцо писарь в белых кудерьках, бритый начисто, с широкой крутой грудью, хорошо упрятанной в летнюю (так как в совдепе всегда тепло) гимнастерку с черными углами по воротнику, и кричит тонким голосом: "Следующий. Ну, кто следующий?" Мужики останавливаются, замирают и начинают подталкивать друг друга локтем; тогда писарь сердится, лезет в список и, найдя нужный номер, обкладывает мужиков: "Степан Загин из деревни Дряни... Граждане, порядку не знаете". А мужики, смотря на писаря, не могут понять: баба он или нет.

Мужики гуторят о налоге, о земле, о местном лесе, о больнице, ветеринаре и учителе. И о чем бы ни говорили, ко всему приложат крепкую печать.

Баба Шитиха говорит мужикам:

- Он мне и говорит: донеси, говорит. А я ему говорю: нечего говорить мне и доказывать, прямо скажу, что сын мой Максимка Шитов гонит самогон. Вчерась пуд согнал. Хорошо, говорю, ежели я тебе докажу, господин начальник милиции, у меня сына уведут и корову возьмут, Максимку - бог с ним, а коровы жалко. Как же я могу доносить, господин начальник милиции? я ему говорю. Так, значит, и не доказала ему. И он меня похвалил. Спасибо, говорит, вы, говорит, сознательная женщина. Будешь сознательная, когда корову уведут, а то бог с ним совсем, прости господи, донесла бы...

- Ну, правильно! - сказал один из деревенских жителей. - Я зря впутался. Жалуется мне баба, что, говорит, ихняя школа: песни поют, игры играют, рисунки рисуют, а букв не учють. Митька наш год ходит, а букв не знает. Ладно, думаю, пойду к учительше, и она мне говорит: новое, говорит, ученье, наглядный способ. Хорошо. Приходит Митька домой; дай, говорю, тетрадку, гляжу - вся в рисунках, а под ними подписи. Читаю один: фуфайка. Ну, говорю, Митька, почитай мне. И он читает: ру-баха. Я говорю: читай, сукин сын, лучше, голову тебе расшибить, а он опять мне говорит: да тут рубаха, тятя, написано. Вот тебе, думаю, и новое ученье; пошел я к учительше, не годится, говорю, давай нам старое. Она меня ругать, говорит: несознательные... Ну, а я выпивши был, дотронулся до нее... Что же это такое? Это нам больной удар, раньше этого не было. Не дотронься, выходит...

В это время среди этой кучи разговоров и мужичьих жалоб протискивались к совдепу двое: поп Паисий и аптекарь Сонеберг. Поп находился в чрезвычайной смуте, а аптекарь в чрезвычайной взволнованности, но и здесь аптекарь не утерпел, загорелось его просвещенное сердце, и он вмешался в спор.

- Простите, граждане, - сказал он, пробравшись к мужикам, - кто сказал: давайте старое?

Мужики, стоявшие около, сразу, точно по команде, подтолкнули друг друга локтем и замолчали.

- Кто сказал: давайте старое? - еще настойчивее повторил аптекарь Сонеберг.

Мужики молчали опять, и только один, самый большой, дерзко выставил вперед рыжую свою бороду и сказал аптекарю:

- Проходи, а то получишь новое.

- Нет, товарищ - храбро сказал аптекарь, сжав кулак и указывая кулаком на совдеп, - у нас есть закон, пойдем туда и разберемся.

Тогда рыжий, немного опешив, сказал тише:

- Ну, что ты хорохоришься, что тебе надо?

- О! Что мне надо? - повторил аптекарь. - Мне надо вбить гвоздь просвещения в ваши темные головы.

- Будет вам совать нос, Иосиф Иосевич, - сказал поп, хватая Сонеберга за рукав, - вечно вы суетесь в истории...

- Ша, - сказал аптекарь попу, - не мешайте. Я вколочу этот гвоздь!

- Отстань ты, пожалуйста, уйди от греха, - посоветовал аптекарю рыжий мужик, - мы насчет нового ученья говорили.

- А я что говорю, - сказал аптекарь, - ты, сударь, не понимаешь нового ученья. Оно развивает в детях наблюдательность. А? Моя девочка учится в школе. Учитель школьников спросил: "Сколько у кошки ног?" Один ответил: "Три". А другой ответил: "Пять". Что делать?

И только что аптекарь хотел дальше развить целую теорию, оглянулся и видит, что мужиков уже нет, все рассеялись, и только сбоку за аптекарский рукав

держится поп Паисий да рыжий мужик нахально смеется в лицо аптекарю.

- Эх, барин, на крестьянстве кошка пустая вещь. Вот они чему учють, а буквы не учють...

- Пойдемте, Иосиф Иосевич, у нас свое дело, - попросил поп.

И аптекарь, грустно махнув рукой, поплелся за попом на крыльцо совдепа.

Войдя в совдеп, они немного поспорили.

- Дозвольте, Иосиф Иосевич, кто же будет там говорить?

- Я все расскажу, отец Паисий. Не беспокойтесь.

- А почему не я, позвольте вас спросить? - рассердился поп.

- Что?! Глупый человек, я интеллигенция, а вы представитель культа. Разве вам верят? Не выскакивайте, пожалуйста.

- Знаем, - ехидно сказал поп, - это вы на иконостас лезете, сами вылепиться хотите.

Но Сонеберг, не возражая ни слова, успел первым юркнуть в кабинет.

Аптекарь считал своим долгом держаться с властями свободно и независимо, дабы не уронить престижа. И потому в кабинете товарища Камчаткина уселся в кресло и, закурив папироску, начал излагать просьбу. Товарищ Камчаткин, в ватной тужурочке, отказался от папиросы, предложенной аптекарем, и закурил свою собственную, - он тоже заботился и о престиже и о независимости и даже, ссылаясь на болезнь глаз, но больше для поддержания этого самого престижа, завел очки. Слушая аптекаря, он спустил очки на кончик носа, поигрывая в рассеянности карандашом, и поглядывал сквозь стенку, сквозь попа, стоявшего рядом с креслом аптекаря. Поп сесть не рискнул. Поп стоял и грыз ногти.

- Теперь вы видите, - сказал аптекарь, плавно кончая свое изложение, - почему бывший купец Хропов является опасным для населения нашего города...

- Я еще этого не вижу, - спокойно сказал товарищ Камчаткин.

- Поздно будет, товарищ Камчаткин, когда социально вредный элемент в сумасшествии своем наточит ножик и начнет кидаться. Странно, - возмутился аптекарь Сонеберг, - надо прислушаться к общественному мнению, я, как местная интеллигенция, снимаю с себя всякую ответственность. Странно. Точно я для себя хлопочу. Я хлопочу в целях медицины и общественного спокойствия.

- Хорошо, - сказал Камчаткин, - я назначу комиссию, ежели в целях медицины.

И поднялся с кресла, давая этим понять, что разговоры кончены, но тут поп не вытерпел и выскочил к самому столу.

- Дозвольте мне. Они, - кивнул он на аптекаря, - самого главного не сообщили. Он, газет начитавшись, террористический акт учинит, он на прошлой неделе мне грозился при свидетелях взрыв сделать...

- Взрыв? - сказал Камчаткин и, сняв очки, закричал: - Пантюхов!

Милиционер Пантюхов, стукнув сапогами и зазвенев, будто он уронил рояль, встал у двери.

- Слушаю, товарищ начальник.

- Приведи немедленно бывшего купца Хропова.

- Слушаю, - сказал Пантюхов и опять уронил рояль.

- Вот видите, - победоносно подмигнул поп аптекарю и снова обратился к Камчаткину: - Позвольте доложить. При свидетелях, при матушке, купец Хропов в исступлении сказал: я, говорит, тебя взорву, все говорит, сие взорву без остатку, то исть меня, матушку и церковь, - которое есть здание, то исть государственное имущество, и поелику это так, в городе вспыхнет пламя...

- Почему же вы мне этого не сказали, гражданин Сонеберг? - сурово сказал Камчаткин и подозрительно посмотрел на Сонеберга.

- Я... с медицинской точки... - залепетал аптекарь.

- Позвольте, точка точкой, а это уже пожарный факт.

- Справедливо сказано, пожарный факт, - заторопился поп, поддакивая Камчаткину, - и пока мы тут рассуждаем, Хропов, может быть, бомбы начиняет... Уже имеются материалы... Хропов закупает... - сказал поп, ехидно взглянув на аптекаря.

- Какие материалы имеются? - повторил Камчаткин и тоже взглянул на аптекаря; аптекарь сидел в кресле и старался закурить папиросу, но от волнения не мог зажечь спичку.

- Спросите, спросите его, товарищ Камчаткин, - подзуживал поп, уже подобравшийся боком к креслу и усевшийся на кончик.

- Так какие же материалы имеются, гражданин Сонеберг?

- Никаких, никаких, товарищ Камчаткин, вы не верьте: это поп со злости врет.

- А керосину пуд, это тоже со злости? - ехидно подбавил поп.

- Какого керосину? - спросил Камчаткин.

- Ихней дочке сегодня Хропов заказывал: приготовьте мне, говорит, пуд аптекарского чистого керосину... Что, не правда сие? Ну-ка, ответствуйте товарищу, гражданин Сонеберг.

Аптекарь дрожал в кресле. Камчаткин внимательно посмотрел на него, надел очки и сказал:

- Предупреждаю, гражданин Сонеберг...

- Что касается керосину, - испуганно ответил Сонеберг, - то это совершенно верно: керосин мне заказан...

- И вы отправили, гражданин Сонеберг?

- Отправил...

- Пуд отправили?

- Что значит пуд, товарищ Камчаткин? Отправил. Керосин - не взрывчатое вещество, оно в домашнем хозяйстве...

- Господи, - засмеялся поп от радости, - оно зажигательная вещь. Видите, как он прикидывается... Может быть, он сам знает, чем нужно бомбы начинять. Спросите, спросите его, товарищ Камчаткин.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать