Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Десант центурионов (страница 6)


- К кому? - спросил один из настоящих парней.

У Тверда, по-видимому, уже язык заболел отвечать на этот вопрос. Он протянул грамоту. Гридень быстро пробежал ее глазами, отступил на шаг. Второй страж быстро ощупал наши карманы, одежду, не пропустив ни одной складки, ни одного шва.

- Можете идти, - сказал он коротко.

Первый отпер незаметную калитку в воротах. Пока мы шли через двор, стража на ступеньках с интересом наблюдала за нами. Когда до них оставалось несколько шагов, один бросил отчетливо:

- Стоять на месте!

Двое поднялись, подошли вразвалку, растопыря руки, словно бугры мускулов не давали им прижаться к бокам. Впрочем, этим в самом деле мешали. Один ловко выдернул меч из ножен Тверда:

- Эту кочергу получишь, когда пойдешь обратно!

Второй хохотнул, сказал многозначительно:

- Если вернешься...

Он провел нас в просторный вестибюль здания. Там было прохладно, на лавке под стеной сидело в небрежных позах еще пятеро настоящих парней. Все в полном боевом, только забрала подняты. Вооружены длинными мечами, кроме того двое из них с копьями, трое с арбалетами.

Наш страж звякнул мечом, с лавки поднялись сразу трое. Они повели нас вверх по лестнице. На каждом этаже нас встречали стражи выше ростом и шире в плечах и всякий раз свирепее на вид.

Тверд пробормотал вполголоса:

- Князь живет на верхотуре?

- Наверное, - предположил я. - В пентхаузе. Так удобнее, модно, респектабельно.

- И всякий раз карабкается на крышу?

- Тут лифт, - сказал я, указывая на зарешеченную шахту. - Это нам не по чину, да чтобы лифт не портили. Или по ритуалу.

- Ну даешь! - усомнился Тверд. - Слов таких отродясь не слыхивал. Что такое лифт?

Страж молча поднял кулак ему под нос, и Тверд сразу понял, что такое лифт и многое другое. Мы поднялись на пятый этаж. Широкий коридор был заставлен огромными статуями воинов, героев, и через каждые три шага под стеной стояли, как изваяния, самые огромные воины, каких мне когда-либо приходилось видеть.

Нас обыскали еще раз и велели ждать. Напротив скамьи, где мы сидели, была огромная дверь, покрытая украшениями из золота. За дверью было тихо, но стража здесь держалась в полной боевой.

Мы сидели молча. Тверд тоже знал, что стены имеют уши, даже лицо у него стало торжественное. Впрочем, похоже, что он в самом деле благоговел в княжеских покоях.

Неожиданно дверь распахнулась. Огромного роста воин в кольчуге, при мече, но без шлема, вырос на пороге:

- Заходите!

Мы вошли, дверь за нами неслышно захлопнулась. Страж в кольчуге остался в коридоре. В огромном зале, богатом и увешанном картинами, беседовали у камина в низких креслах двое мужчин. Черноволосый, крепкоплечий, с ястребиным лицом и злыми глазами - несомненно князь, - ибо второй сидит в белом балахоне, длинные седые волосы перехвачены обручем, сандалии надеты на босу ногу. Ясно, как день - волхв! У служителей культа много общих признаков.

Они прервали разговор, повернули к нам лица. Князь поинтересовался, не вставая:

- Что привело ко мне?

Грамоту он, не читая, передал волхву. Тот изучал ее долго, время от времени бросал на меня острые взгляды. Возвращая бумагу князю, спросил меня неожиданно:

- Чем докажешь, что прибыл издалека?

Я ответил с некоторым затруднением. Вещественных доказательств у меня не было, а комбинезон из синтетики, судя по всему, тут умели делать тоже.

- Спрашивайте. Если я чужак, то знаю о дальних странах больше, чем ваши жители.

Князь хмыкнул:

- Но как проверить твои басни?

- Есть знания, - ответил я, - которые простому народу неизвестны. Неведомы, то есть. Тайные, оккультные, эзотерические... Известные только посвященным. А в нашем мире они могут быть не тайными.

- Ты волхв?

- Не совсем. Но близок к этой профессии.

Волхв сказал медленно, не спуская с меня пристального взгляда:

- Ответь, в какую пещеру солнце закатывается на ночь?

Я ответил очень осторожно:

- Прости, великий мудрец, если я задену религиозные чувства. Чужаки могут нарушить какой-то запрет нечаянно!.. У нас даже дети знают, что Солнце - ближайшая к нам звезда, вокруг нее носятся планеты. Одна из них Земля. Она во много раз меньше Солнца.

Волхв, не удивившись, спросил спокойно:

- А сколько верст от Солнца до Земли?

Я перевел дух, голова еще цела, в затруднении развел руками:

- Прости, мудрый... Я был нерадивым учеником. Только и помню, что свет от Солнца идет к Земле восемь минут. Правда, можно высчитать! Свет проходит в секунду триста тысяч километров...

- Точно? - переспросил волхв.

Я спохватился, учуяв ловушку:

- Прости, круглые цифры всегда врут. На самом деле, 299769 плюс-минус четыре километра в секунду...

- Что такое километр?

- Это... гм... наша верста. Она поменьше, но мы, если хочешь можем сейчас сравнить и высчитать...

Тверд смотрел на меня, выпучив глаза. Князь заинтересовался разговором, хотя явно для него он всего лишь помесь тарабарщины с тайными знаниями, привилегией избранных. Волхв бросил на него взгляд искоса, умолк на миг, затем сказал мне медленно:

- Мы побеседуем позже. Отдыхай со спутником, а вечером я тебя призову. Побеседуем... А твоего друга можно оставить при княжьей дружине. Он поступил мудро, что тут же привез тебя перед светлы очи князя.

Мы отступили на шаг. Тверд польщено оглянулся, рот его расплывался до ушей. Я ощутил мурашки страха по всему телу. К

Тверду настолько привык, что без него сразу почувствовал себя слабым и беспомощным.

- Нельзя ли Тверда оставить пока со мной? Он уже выручал меня, знает местные обычаи.

Волхв недовольно нахмурился, но князь рассмеялся:

- Ты в чьем войске служил, десятник? В Салтовском? Да, не все из молодежи знают, что в битве с ханом Кучугуром только салтовцы не разбежались и тем самым спасли меня от позора... От салтовцев осталась меньше трети, но победу они вырвали!

Тверд помрачнел, голос его стал глуше:

- Много наших полегло. Даже славный воевода Звенко погиб.

- Он был моим другом, - кивнул князь. Его голос тоже стал печальным. - В том ваша честь, смерды, что без воеводы, без лучших людей вы устояли, не разбежались, как овцы, а одолели врага!.. Оставайся пока при чужестранце. Потом возьму тебя к себе. Сразу старшим дружинником! Мне нужны надежные люди.

Отворилась дверь, на пороге возник все тот же настоящий парень в кольчуге. Мы вышли, Тверд сиял. Пока нас вели по коридорам в нашу комнату, он даже мурлыкал военную песенку о славных казаках, о походах, о верном конике и остром мече. Наконец-то вырвался из своего медвежьего угла! Старший дружинник - это маленький феодал. У него свой джура, т.е. оруженосец, знатные доспехи, мечи и стрелы из лучшей стали, солидное жалование на прокорм, своя челядь. Это уже положение!

Поздно вечером я снова предстал пред светлы очи волхва. Хотя нет, это у князя светлы очи, а у волхва - мудры. У этого тоже были бы мудры, если бы не оказались так хитры.

- Начнем сначала, - сказал он, велев мне сесть напротив. - Или ты волхв высших посвящений, или же... что дико и нелепо... в твоем племени знания не держат в великой тайне!

- Не держат, - подтвердил я. - Да и как утаишь?

Волхв презрительно усмехнулся:

- Будто кто-то рвется к знаниям! Рвутся к благам, которые они дают. Но знания могут быть опасными, если попадают в руки дураков или злодеев. Знания легко держать в тайне! Труднее держать в тайне сплетни, слухи... Во всяком случае, мне уже ясно, что ты чужак. Теперь надо вытрясти из тебя сведения о тех странах.

Я ответил, взвешивая слова, потому что мне очень не понравилась зловещая нотка в его голосе:

- Мы сохраним время, если я буду знать о вашем мире немного больше. Что именно вам неизвестно?

Волхв несколько мгновений изучал мое лицо. Потом его губы дрогнули в жесткой усмешке:

- Если ты лазутчик, все равно нам таиться поздно. Ты уже узнал все, что тебя интересовало. Так что слушай.

Рассказчиком волхв был великолепным. Говорил образно, эффектно. Он был великим, верховным волхвом, так что выступать умел и перед массами, и перед отдельными личностями. Дважды нам приносили охлажденный сок клюквы с медом. Когда подкрались сумерки, зажгли цветные свечи с полено толщиной, хотя я краем глаза заметил под потолком прозаические электролампочки.

Вдыхая аромат воска, благовоний, я потрясенно слушал о мире, который практически ничем не отличался от нашего! Здесь тоже есть огромные города, метро, автомагистрали, трансконтинентальные железные дороги, а моря и океаны бороздят танкеры, лайнеры, китобойные флотилии. Правда, киты и дельфины под защитой закона, но малый отстрел идет... В воздухе снуют самолеты. Более того, уже существуют поселения ссыльных рабов на Венере, Марсе и Меркурии! Месяц тому назад отправлена первая межзвездная экспедиция!!!

- Я едва могу говорить, - признался я. - Это чудо... У нас мир почти таков же, но все же я из другой страны. Вы можете произвести анализ моего языка, одежды, я готов спеть песни, которые у вас не слыхивали... Не мог же я сам их сочинить? Прочту наизусть много стихов. Даже рад, что в школе заставляли учить наизусть. Вспомню музыку, я не могу быть еще и гениальным композитором. Расскажу о различных философских учениях...

- Эти пустяки оставим на потом, - отмахнулся волхв небрежно. - Нас интересует совсем другое. Неужели ты настолько наивен?

Я потерял счет времени, сколько провел в камере пыток. Связанного, меня повесили за руки на крюк, вливали в рот ядовитые настои трав. Язык развязывался, в полубреду я отвечал на вопросы, рассказывал, объяснял, снова отвечал... Возле меня неотложно дежурили три волхва. Звукозаписывающая аппаратура фиксировала каждое слово, а волхвы всматривались в мое лицо, в глаза, анализировали движение мышц, подергивание кожи. Я был опутан датчиками, на экране ЭВМ бешено дергались ломанные линии, но волхвы, судя по всему, в них разбирались.

Мое словоблудие оказалось недостаточным. К тому же сочли, как выяснилось потом, что поставлен гипноблок, и мой ранг лазутчика сразу повысился. Жрецы-техники ушли, взамен явился, как я решил, настоящий палач. Привязав к столбу, меня снова накачивали ядами. Теперь химическими. Дикая боль выворачивала внутренности, разбухшее сердце стояло в горле... Но дозы были подобраны так, что сознание я почти не терял. Что я кричал, что говорил - не помню. Знаю зато твердо: хотел бы что-то утаить, не вырвали бы. Сам открыл в себе упрямство интеллигента, которое не сломить примитивной физической болью.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать