Жанр: Научная Фантастика » Кларк Далтон, Курт Мар, К. Шер » Третья власть (страница 14)


«Что Вы сказали? Что Вы только начинаете?»

«Освоение космоса, — невозмутимо повторил Родан. — Вас удивило это выражение? Мы пойдем своей дорогой и в один прекрасный день у нас тоже будут такие огромные космические корабли. Гораздо более быстрые, чем Вы когда-либо могли предполагать».

«Подождите, пожалуйста», — простонал Крест и повернулся к Торе.

Родан опустил оружие. Между больным и командиршей завязался настолько жаркий спор, что Родан казался здесь лишним. Он осторожно вернулся к Булли.

«Нужно уходить отсюда! — горячо потребовал тот. — Пока еще есть время. Эти роботы вообще мне не нравятся».

Голос Булли срывался. Он слишком долго вынужден был пассивно ждать. Родан наблюдал за спорящими инопланетянами. Потом сказал:

«Мне кажется, что решается наша судьба. Он имеет власть и влияние, это точно. Иначе бы она не поджала так хвост. Чертова баба. Я еще не совсем понимаю. Как это они так свободно говорят на нашем языке? Что означает понятие „Великая Империя“? Звучит так, словно человечество тысячелетиями развивалось в стороне от великих событий, ни о чем не подозревая. Это неприятно. Кроме того, они не могут быть единственным разумным народом во Вселенной. Я предвижу неслыханные возможности. Мы останемся здесь. Возьми себя в руки, старик! Эти инопланетяне мыслят совсем другими понятиями. Они считают само собой разумеющимися вещи, при упоминании которых земные государственные деятели впали бы в истерику. Никогда не показывай своего удивления. Мы должны участвовать в разговоре. Мы здесь являемся представителями Человечества, и это Человечество я очень хотел бы видеть сплоченным и сильным. Понимаешь ты это?»

«В общем, да, — ответил Булли. — Но мне хотелось бы выжить».

«Мне кажется, Крэст принял решение. Посмотри! Она становится все тише, все нервознее. Что-то происходит, я это чувствую. Смотри!»

Командирша по всей видимости потеряла самообладание. Ее колдовские глаза стали желто-красными. Крэст сказал еще что-то. Это прозвучало жестко и настойчиво. И тут она под таким углом наклонила корпус вперед, что Родан непроизвольно подумал о поклоне при оказании почестей. Он поймал ее взгляд. Она была бледна и явно вне себя. Неожиданно она повернулась и исчезла в сопровождении обоих огромных роботов.

Они остались одни с Крэстом. Обе фигуры на широких койках были в данный момент не в счет.

Крэст в изнеможении опустился на свою койку. Слабое движение его руки заставило Родана поспешно подойти к нему. С чувством подлинной озабоченности склонился он над инопланетянином. Здесь, в непосредственной близости, он заметил, что перед ним был действительно очень старый человек.

«У меня на моем корабле есть замечательный врач, — сказал он поспешно. — Вам нужен осмотр и лечение. У меня не создалось впечатления, что Вам хотят здесь помочь. Как долго Вы уже находитесь на земном спутнике Луне?»

Крэст немного передохнул.

«Некоторое время, которое Вы называете четыре месяца, — тихо прошептал он. Это была случайность, нежелательная вынужденная посадка. Мы использовали возможность, чтобы изучить преобладающий на Вашей планете язык. Вам может показаться невероятным, но у нас другой мозг, нежели у Вас. Мы никогда ничего не забываем. Наш центр памяти можно сравнить с видеозаписывающим устройством. Конечно, мы прослушивали Ваши радиопередачи. Это было очень просто, и мы были рады, что мы сели не на самой Третьей планете. Вы собираетесь совершить чудовищное преступление против закона Разума».

«Да, атомная война! — удрученно произнес Родан. — Положение напряженное. Мне очень жаль признавать это. Смею Вас уверить, люди не хотят войны».

«Однако, они готовятся к ней. Поэтому мы и пришли к такому мнению, что Вашу цивилизацию следует считать примитивным жизненным проявлением. Я изменил свое мнение. Вы молоды, энергичны и чрезвычайно восприимчивы. После тщательного наблюдения я включил Вас в уровень развития „D.“ Мне приходится принять такое решение. Тора получила указание ввести классификацию в позитронный банк данных. Я научный руководитель этой экспедиции. По крайней мере, я надеюсь, что Вы согласитесь с этим. Тора одна отвечает за управление кораблем. Вы понимаете? Вам знакомы подобные различия в распределении власти?»

Родан подтвердил. Именно людям это было слишком хорошо известно.

«Ваши разработки коснулись непосредственно Закона градации Великой Империи, — продолжал Крэст. — Живые существа, которые начали освоение космоса, могут быть классифицированы уполномоченным ученым Империи. Я сделал это. Поэтому аргументы Торы не сработали. Мы можем войти с Вами в контакт».

Он слабо улыбнулся. Тихий триумф играл в его глазах. Родан был убежден, что сделан огромный шаг вперед.

«Вам нужна помощь, — повторил он. — Разрешите мне привести нашего врача. Мы можем кое-что сделать».

«Позже. Сначала послушайте. Кроме того, я не уверен, что Вы сможете мне помочь. Даже если мы внешне похожи друг на друга, у меня может быть абсолютно иная схема тела. Наше органическое строение также отличается друг от друга. Тем не менее, Вы соответствуете основному Закону Империи. Вы очень похожи на нас. У Вас есть разум, и Вам удалось с толком использовать открытые Вами силы атомного ядра. Вы еще не совершили той ошибки, чтобы употребить первозданные силы для собственного уничтожения. Я являюсь ведущим ученым Великой Империи, один из немногих мужчин, воля и жизненная сила которых сохранилась. Вас удивляет позиция Торы?»

Булли с неприязнью посмотрел на апатичные фигуры. Своеобразная программа на телеэкранах, кажется, изменилась. Теперь была слышна дикая буря шумов. Геометрические фигуры изменились мало.

«Это и есть

причина? — спросил Родан спокойно. — Дегенерация, да?»

«Вы рассуждаете правильно. Возраст моего народа согласно Вашему летоисчислению составляет более ста тысяч лет. Раньше мы были такими же, как Вы; готовыми к завоеваниям и жадными к знаниям. Несколько тысяч лет назад начался распад. Великая Империя была раздроблена. Инопланетные интеллекты направили свою мощь против нас, и Звездная империя дрогнула. Теперь мы в конце. Империя распадается, множество групп борются за абсолютную власть. Более пятидесяти высокоразвитых народов ведут страшные войны в глубинах Млечного пути. Вы этого не знаете. Ваше Солнце лежит гораздо дальше от этих событий. Вы находитесь в ничего не значащем боковом рукаве Галактики».

«И что Вы предпринимаете против этого?» — вставил Булли.

«Уже ничего, — с сознанием своего бессилия ответил старик. — Мы стали слабыми и безвольными. Я принадлежу к правящей династии на Арконе. Тора тоже. Аркон — это целый мир, удаленный отсюда более, чем на 34000 световых лет. Вы ведь ведете счет в световых годах, правда?»

Родан с недоверием слушал об этих невероятных числах.

«То есть, Вы можете совершать полеты со скоростью выше скорости света?»

«Конечно. Уже в течение десятков тысяч лет по Вашему времени. Мы знаем Землю уже многие тысячи лет. Это не первый наш визит. Когда среди арконидов начался процесс упадка, исследовательские полеты были значительно сокращены, космические корабли оставались стоять в своих портах. Считается, что нельзя уходить от Закона природы. Мы еще мыслим и планируем; мы разрабатываем на чисто умственном уровне великолепные планы создания новой Империи, но на этом все и кончается. Нет энергии и действенной силы, чтобы осуществить задуманное. Из виду упускаются важные вещи. Империя все больше распадается. Правящая на Арконе династия сама находится в упадническом состоянии. Мы слишком стары, мы просто исчерпали себя. И… — Глаза Крэста сузились. — …до сих пор еще не открыт народ, который был бы таким, какими когда-то были мы. Вы можете стать большим исключением. Поэтому я и включил Вас в классификацию. Это мое право и моя обязанность».

В Родане проснулся ученый. У него было множество вопросов.

«Вы говорите, что Вы здесь уже четыре месяца. Почему, ради всего святого, Вы не стартовали вновь?»

Крэст спокойно кивнул.

«Это вопрос интеллекта, который не может себе представить, как в действительности обстоит с нами дело. Вынужденная посадка на Вашей Луне вызвана отказом машины. Никто уже не заботится о техническом ремонте наших космических кораблей. Это лишь небольшое повреждение, но у нас на борту нет запасных частей. Их забыли. Так что мы прочно обосновались здесь. Мы ждем и ждем, но ничего не происходит. Моя болезнь мешает мне самому проводить работы. Нам срочно требуются запасные части. Я не верю, что мы можем найти их на Вашей планете».

«Мы изготовим их, — сказал Булли. — Покажите нам, как это сделать, и Вы все получите. Не стоит нас недооценивать. Лучшие головы Земли возьмутся за решение Ваших проблем. Мы достанем Вам звезды с неба, если Вы только скажете нам, что мы должны делать. Земная промышленность — это гигантская структура. Мы можем все, слышите — все!»

Это были очень оптимистичные слова, и они подбодрили Крэста.

«Я верю Вам, — прошептал он взволнованно. — Вы должны привлечь к этому плану Тору. Всеобщий распад коснулся женщин нашего народа в меньшей степени, чем существ мужского пола. Поэтому очень многие важные посты были заняты женщинами. У Торы ясный и острый ум. Вы, майор Родан, именно тот человек, который сможет склонить ее к сотрудничеству. Она боится Вас, и это удивляет меня».

Родан проглотил и это. Он сомневался, что Крэст прав.

«Вы не должны удивляться тому, что я в полной мере говорю Вашими понятиями, — объяснил Крэст. — Моим заданием всегда было вести переговоры с инопланетными разумными существами. Я привык быстро перестраиваться на менталитет определенного народа. Поэтому Ваше появление не застало меня врасплох, совсем наоборот. На Вас это потому произвело такое глубокое впечатление, что Вы до сих пор не знали, что Вы не единственные разумные существа в Космосе. Я знаю много подобных случаев. Появление превосходящих существ — это всегда шок. Но Вы его почти преодолели».

«Чем, собственно, заняты Ваши помощники? — осведомился Родан, глянув в сторону коек. Своеобразная музыка превратилась в назойливый шепот.

Крэст с трудом поднял голову.

«Обычная тренажерная игра. Она в значительной степени способствует нашей умственной деградации. Миллиарды арконидов ежедневно лежат перед игровыми экранами. Речь идет о выдуманных играх, соответственно созданных другим мастером. Это визуальное и акустическое выражение содержания мыслей. Мой народ идет на это. Становится все хуже. На борту только пятьдесят человек. Я вижу их очень редко, потому что большую часть времени они, как завороженные, лежат перед игровыми телеэкранами. Наша деградация проявляется не только в распаде обычаев, но и в постепенном ослабевании силы воли. Все становится безразличным. Ничто не волнует, ничто не интересует. Труд нового игрового мастера всегда выходит на первый план. Дел по горло, ведь нужно как можно скорее насладиться новым искусственным творением».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать