Жанр: Научная Фантастика » Кларк Далтон, Курт Мар, К. Шер » Третья власть (страница 17)


«Если раньше я никогда не мог бы поверить в такое, теперь я безоговорочно принимаю это за чистую монету, — прошептал он хрипло. — Вашингтон сойдет с ума».

«Или тоже нет!» — вставил Булли.

«Ты так считаешь?»

«Только так!» — глянул Булли на своего командира. Когда Флиппер подошел к обессилевшему Маноли, Реджинальд Булль осведомился:

«Скажи, старик, что ты, собственно говоря, собираешься делать? О чем ты тайком говорил с Торой?»

«Может быть, я сделал ей предложение, — в шутку ответил Родан. Его подозрительная решимость подействовала на Булли. Капитан больше не задавал вопросов. Мимо прошли роботы, неся предметы оснастки на „Стардаст“.

Родан пошел к Крэсту. С ободряющей улыбкой он сказал:

«Мы стартуем. К сожалению, Тора, как и прежде, отказалась дать в наше распоряжение вспомогательную лодку. Можно изменить ее решение? Я буду вынужден прибегнуть на „Стардасте“ к значительным нагрузкам. Мы не знаем способов повышения инерции масс. Это означает очень большие ускоряющие силы».

«Я не могу повлиять на такие решения. Но Вы не будете больше страдать от этих сил. На борт принесут нейтрализатор».

Родану пришлось проглотить и это. Он понял, что постепенно должен привыкнуть к чудесам. Казалось, что для арконидов нет ничего невозможного из того, что для земной науки лежало еще в далеком будущем».

7.

«Они сделали это, они сделали это!»

Генерал Паундер, как зачарованный, смотрел на большой телеэкран радарного зонда объекта.

После четырнадцати часов полета «Стардаст» появился в верхних воздушных слоях атмосферы Земли и начал совершать свой третий тормозной эллипс.

Высокая скорость полета была заглушена еще в пустом космосе до остаточного значения 5 км/с. Имеющийся еще запас массы излучения позволял осуществлять маневры, которые были бы невозможны с химическими топливными веществами.

Вплотную к первым верхним молекулам воздуха корабль развернулся. Автоматика работала безупречно и надежно. Еще одна неудача казалась невозможной.

Сообщение майора Родана о причинах его длительного молчания прозвучали несколько странно. В радиограмме Родан объяснил, что у него были некоторые сложности. Более подробные сведения он даст только после приземления.

За несколько секунд до этого «Стардаст» вновь вошел в локационный диапазон крупной станции на Аляске и в Гренландии. Он еще находился на высоте 183 километра, его скорость составляла более 8000 километров в час. Паундер раздраженно повернулся к человеку небольшого роста, давшим знать о себе покашливанием.

Аллан Д. Меркант не дал уговорить себя исчезнуть из центральной станции управления. Он знал, что мешает здесь, но его это, кажется, не волновало.

Три часа назад он неожиданно появился. Вместе с ним пришли танки 5-й специальной американской дивизии. Никогда раньше полигон Невада не был оцеплен так строго.

Пришли тяжелые машины со спецэкипажами федеральной сыскной полиции, отделение «Внутренняя разведка». С таким вот составом экипажей и тяжелого оружия ожидали приземления «Стардаста».

Аллан Д. Меркант сказал, как всегда, дружески улыбаясь:

«Мне очень жаль, генерал. Вы дали лавине обрушиться. Я только хотел бы знать, что же произошло на самом деле. Сообщения Вашего командира корабля звучат несколько странно, не правда ли?»

«Это не причина присылать целую дивизию в десять тысяч человек», — взорвался Паундер.

Шеф контрразведки с сожалением пожал плечами. Несколько секунд Паундер размышлял о том, чтобы по радиотелефону дать знак своим риск-пилотам. Но это оказалось невозможным, потому что неожиданно в радиоцентре появилось несколько неприметно одетых мужчин. Паундер не мог найти этому объяснения. Техники и ученые нервно отреагировали на то, что военный шеф безопасности космического порта Невада был в значительной мере лишен возможности действовать.«Вы же видите, что приземление „Стардаста“ идет по плану», — обратился Паундер к маленькому человечку.

Приветливая улыбка Мерканта исчезла.

«Есть отклонения в маневре приземления. Посмотрите на аппаратуру. Что это должно означать, генерал?»

Паундер обернулся. И тут же поступило внушающее опасение сообщение телеуправляемого автоматического мозга. Раздались аварийные сигналы, техники прильнули к приборам.

«Контакт прерван, — проревел механический голос автоматического мозга. — Пилот берет ракету на ручное управление».

«Родан, что, сошел с ума?» — заорал Паундер вне себя. Он схватился за микрофон. Поверхность экрана была чиста. Родан отключил телерадиосвязь.

«Родан, говорит генерал Паундер. Почему Вы прерываете телеуправление? Родан, докладывайте! Родан…»

Ответа не последовало. Генерал побледнел. Беспомощно уставился он на подходящего к нему шефа секретной службы. Аллан Д. Меркант потерял всякую любезность.

«Вот видите! — сказал он холодно. — Я предчувствовал это. Что-то тут не так. Вызывайте воздушную контрразведку. Если Родан сейчас же не изменит курса, я прикажу открыть огонь. Объясните ему, что на его малой высоте мы в любую минуту достанем его нашими оборонительными снарядами».

В ту же минуту из приемника послышался аварийный сигнал «Стардаста». Это был обычный сигнал SOS, без всякого кодового обозначения. В штаб-квартире полигона Невада мужчины и женщины за своими рабочими местами без слов посмотрели друг на друга. Почему Родан передает международный сигнал бедствия? У него много других возможностей сообщить о бедственном положении. Для этого достаточно радиотелефона. Почему он дал SOS и к тому же на международной частоте?

Аллан Д. Меркант начал действовать. Своими приказами он привел в действие континентальную тревогу.

Находящиеся в течение нескольких недель в боевой готовности номер 1 мужчины заняли боевую позицию. В это время «Стардаст», не снижая скорости, пролетал над полуостровом Таймыр на севере Сибири, после чего вновь изменил курс. Постоянно передавая сигнал бедствия, Родан взял курс на Сибирь.

В штаб-квартире восточного Главнокомандующего уже отданный приказ был в самый последний момент отменен.

Стало известно, что речь идет о «Стардасте» Исполнитель снял руку с кнопки. Семь тысяч атомных ракет дальнего действия остались в своих пусковых бункерах.

Это была ситуация для начала войны «по недоразумению». Маршал Петронский молча смотрел на экраны своих инфракрасных станций. «Стардаст» на большой высоте пролетал над Сибирью курсом на юг. При этом он постоянно снижался. Электронные установки рассчитали возможный пункт приземления. Если бы американская ракета сохранила курс и скорость падения, то она должна была опуститься на землю вблизи китайско-монгольской границы, в центре пустыни Гоби. Маршал Петронский мог бы без особого труда сбить корабль. Но он, трезво мыслящий математик, отказался от этого.

Вместо этого заработали крупные передатчики его штаб-квартиры. Он лично отдавал приказы.

Командир 22-го Сибирского армейского корпуса получил подробные инструкции. Несколько минут спустя точные приказы были получены командирами дивизий. В первую очередь в полную боевую готовность была приведена 86-я моторизованная дивизия по охране границы в районе Оботуин-Хуре и соленого озера Гошун. 4-я монгольская воздушно-десантная дивизия под командованием генерала Худака получила сигнал к полной боевой готовности. Таким образом, маршал Петронский сделал все возможное, чтобы перехватить американскую лунную ракету, если она приземлится на территории Монголии. Если бы она села по ту сторону границы, на суверенной территории Азиатской федерации, возникли бы некоторые серьезные проблемы. Маршал затребовал немедленную связь с Москвой.

В заключение от кратко сказал:

«…можно предположить, что имеются какие-то сбои в электронике корабля. Полет „Стардаста“ наверняка осуществляется шеф-пилотом космического отряда на ручном управлении. Это подтверждает оценка навигационных данных. Я отказался от направления быстрых высотных истребителей. Я предлагаю дождаться приземления, чтобы затем предпринять необходимые шаги. Прошу особых полномочий на этот случай».

Петронский получил полномочия, но при этом он не принял в расчет майора Перри Родана.

Сразу же после повторного входа в атмосферу Земли ракета перешла на аэродинамический планирующий полет. Мощные дельтовидные крылья приняли вес на себя. Рули управления действовали тем лучше, чем плотнее была воздушная оболочка. Высокая скорость сама собой подавлялась возникающим сопротивлением трения воздуха. При таком типе посадки было необходимо медленно и постепенно снизить погружной полет. Температура за бортом на поверхности и на носу ракеты составляла около 870 градусов Цельсия. Автопередатчик непрерывно подавал сигнал SOS на международной частоте. Родан добился тем самым, чего хотел: «Стардаст» было решено не брать под обстрел. Конечно, все восточные силовые группировки были кровно заинтересованы в том, чтобы поближе присмотреться к «Стардасту». Для этого нужен был исправный корабль. От обломков никому не было бы пользы.

Перри Родан посадил ракету на широком каменистом участке земли вблизи озера Гошун на севере Китая. Хотя это и было соленое озеро, оно питалось пресными водами водами реки Морин-гол. Местность находилась в центре дикой пустыни Гоби, точно на юг от монгольской границы, примерно в 102 градусах восточной долготы и 38 градусах северной широты.

Родан посадил «Стардаст» по типу самолета. Специальные широкие шины плавно опустились на землю. Через несколько секунд острый нос возвратившегося корабля уже указывал на близкий речной поток Морин-гола.

Тихое гудение вспомогательной посадочной автоматики стихло. Родан снял уставшие от напряжения руки с рычага управления. После того, как «Стардаст» преодолел опасные моменты маневра погружения, было уже несложно посадить его как тяжелый воздушный транспорт.

Родан быстрым движением высвободился из высоко откинутого кверху контурного кресла. Его рука так быстро потянулась к открытой кобуре служебного оружия, что капитан Флиппер не успел ничего сделать.

Астроном вглядывался во входное отверстие ракетной автоматики.

Булли оставался сидеть неподвижно в своем кресле. Доктор Маноли и пальцем не пошевелил, а Крэст, пристегнутый к пятому креслу, проявил к происходящему напряженный интерес. Дело было во Флиппере, который неистовствовал с момента отклонения от курса. Он не мог высвободиться из своего кресла, поскольку Родан заблокировал пристегивающую автоматику. Флиппер отчаянно пытался дотянуться до встроенного позади него шкафа со оружием.

«Оставь это, Флипп, — предупредил Родан. — Мы снова дома. На твоем месте я не стал бы больше рисковать».

Губы Флиппера задрожали.

«Дома? — отрывисто повторил он. — Ты сказал: дома?»

Он пронзительно засмеялся. Лицо исказил гнев.

«Ты, грязный предатель, посадил корабль в центре Азии. Ты, наверное, давно задумал это, иначе бы не направлял полет с таким упорством в этот пустынный край. Ты точно проложил курс. Вот в чем дело! Ты хотел выдать корабль китайцам. Как долго ты уже вынашиваешь этот план? Что получит звездный пилот американского космического отряда за проделанную работу? Я…»

«Передохни, Флипп!» — прервал его Родан. Он побледнел.

«Флипп, ты можешь в любую минуту уйти, никто не станет тебя держать. Ты увидишь своего ребенка, а Эрик много всего расскажет своим детям. Но никогда не скажет, что вы считали меня предателем».

«А почему ты приземлился здесь?» — спокойно вставил Булли.

«Я хотел бы, чтобы вы одну минуту послушали меня, — попросил Родан. — То, что я сделал, не лишено основания».

«Ну уж нет! — в отчаянии простонал Флиппер. Изо всех сил он рванул застегнутый магнитный пояс. — Ты обманул нас. Ты вынудил нас участвовать в твоей игре».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать