Жанр: Научная Фантастика » Кларк Далтон, Курт Мар, К. Шер » Третья власть (страница 55)


Булли недоверчиво смотрел на шлемофоны.

«Эти штуки выглядят, как электрический стул. А я кажусь себе Синг-Сингом».

«Что это такое?» — спросил Крэст.

«Заведение для содержания преступников, — с сарказмом пояснил ему Родан. — Булли боится, что его ударит током, если он сядет на стул».

«Он ничего не почувствует», — успокаивающе заверил Крэст.

Перри слегка прищемило кожу, когда Крэст подключал клеммы. Гудение усилилось. Крэст положил руку на желтый рычаг.

«Через несколько секунд Вы заснете и сразу же проснетесь. По крайней мере, Вам так покажется. В действительности пройдет двадцать четыре часа. Я надеюсь, что за это время не произойдет ничего такого, потому что прерывание обучения может поставить его успех под вопрос. В случае необходимости Хаггард или Маноли должны будут решать, что следует делать. Итак…»

«Стоп!»

Из двери раздался гневный голос. Там стояла Тора. Ее золотисто-красные глаза излучали гнев и ненависть. Руки были сжаты в кулаки.

«Я запрещаю индоктринацию, Крэст. На этом корабле ничего не произойдет против моей воли. Люди воинственны. Обладая слишком высоким уровнем умственного развития, они будут угрозой нашего существования».

Рука Крэста продолжала лежать на рычаге.

«Ты ошибаешься, Тора. Они помогут нам спасти Империю. Я попытался разъяснить тебе причины и очень сожалею, что ты не поняла их. Нам нужен Перри Родан и люди, если мы не хотим погибнуть. Наша элита вымирает…»

«Если мы найдем планету Вечной жизни, мы не вымрем».

Крэст улыбнулся.

«Тора, ты хоть раз подумала о том, что давнее известие о планете Вечной жизни может быть просто легендой? Может быть, Земля — в переносном смысле этого слова — как раз та планета, которую мы ищем. Не удерживай меня теперь. Я должен это сделать. Мы поговорим потом».

Голос Торы стал угрожающим.

«Если ты это сделаешь, то я гравитрактором брошу эту планету на Солнце».

Крэст побледнел.

«Ты не посмеешь, Тора, потому что тем самым ты нарушишь наши элементарные законы. Подожди в своей кабине. Мы еще раз обсудим все, пока индоктринатор будет выполнять свою работу».

Не успела командирша ответить, как Крэст повернул рычаг.

Гудение стало невыносимым. Кровь стучала у Перри в висках. Рядом он слышал, как стонет Булли. Потом постепенно стало темно, и появилось ощущение, будто он проваливается в бездонную пропасть.

Несколько секунд спустя он уже ничего не ощущал…

25.

В эту неделю обманчивого покоя в мире происходили странные вещи.

В холмах к северу от базы в пустыне Гоби началась бурная деятельность. Войска были отведены назад, а новые подведены. Машины и тракторы шли с северного направления и размещались в подготовленных низинах. Их накрывали маскировочными сетями. За работу принялась целая армия специалистов, которые определили место входа в штольню. Генерал-лейтенант Тай-Тианг обеспечил свои орудия боеприпасами. Ждали только условного сигнала.

Между тем в сферическом корабле арконидов для Перри Родана и Реджинальда Булли время мчалось с невероятной быстротой, оставляя в их головах свои следы в виде сконцентрированных знаний. Дремлющие участки головного мозга внезапно проснулись к жизни.

Крэст силой удерживал Тору от выполнения ее угрозы об уничтожении человечества. Она согласилась подождать результатов эксперимента. Где-то в душе у Крэста было ощущение, что она говорила это не всерьез, заявляя, что бросит Землю на Солнце.

Четыре следующих события в различных частях света способствовали ускорению намечающегося процесса. Четыре события, независимые друг от друга и все-таки тесно связанные друг с другом. Если бы на Земле жили люди, могущие судить об этих событиях с космической точки зрения, они поняли бы, что совпадение таких событий не является случайностью.

В то время над одним японским городом появилось грибовидное облако, форма которого должна была стать символом новой эпохи…

Это была сумасшедшая идея! Фред Хенглер понял это с первой секунды, но не он, а Бордан имел право решать. Нападение на Центральный банк среди бела дня!

Снаружи у входа ждал черный лимузин. Бордан сидел на заднем сидении с автоматом на коленях. Дверца была не захлопнута, только прикрыта. Рядом с водителем, скорчившись, сидел Джуль Арнольд, держа руку в кармане. Он неустанно наблюдал за главной улицей, в первую очередь за полицейским транспортной полиции на ближайшем перекрестке. Но тот ничего не подозревал. Он стоял под навесом от солнца и размахивал руками, словно дирижируя оркестром, а не движением транспорта в Брисбене.

Фред Хенглер получил самое трудное задание. Он должен был войти в здание банка и заставить обоих кассиров выдать ему деньги из сейфа. Никто не подумал бы о возможности ограбления за несколько минут до обеденного перерыва; это должно было быть полной неожиданностью. Было известно, что в это дневное время полицейский уже предвкушал заслуженную сиесту и терял свою бдительность. Все должно было происходить очень быстро, чтобы не помешал вызов тревоги. Не в интересах Хандлера было убивать банковского служащего, потому что с тем, чтобы отсидеть несколько лет в тюрьме, он еще мог примириться, но не с виселицей или тому подобными приспособлениями, предназначенными для лишения приговоренного жизни.

Получив деньги, он сразу же бросится в поджидающую машину. Они помчатся к гаражам Джереми, где автомобиль за две минуты изменит цвет и получит новые номера. Полицейский транспортной полиции с перекрестка напрасно будет давать свои показания. Автомобиль, который он видел, исчезнет бесследно.

Бордан предусмотрел все. Он всегда думал обо всем. Но только не о том, что 26 лет тому назад в Хиросиме была взорвана первая атомная бомба. Однако, надо отдать ему справедливость. Никто в данной ситуации не подумал бы об этом. И все же это оказалось решающим для провала хорошо спланированной операции.

Когда Фред Хенглер вошел в помещение банка, с большим портфелем в одной руке и с пистолетом в другой, он с ужасом увидел, что здесь еще есть несколько клиентов. Бордан рассчитывал на то, что в это время уже никто не получает денег и не сдает их. Ну что ж, изменить уже ничего было нельзя.

Хенглер встал позади трех посетителей и ждал. Другое окошечко было уже закрыто. Служащий позевывал, бросая на нового посетителя недобрые взгляды и распаковывая свои бутерброды. Скромный обед дополняла бутылка молока.

Его коллега поспешно заканчивал работу. Он отсчитал небольшую сумму, дал второму клиенту справку и обратился к третьему. Фред Хенглер заметил к своей радости, что его потенциальная добыча увеличилась на несколько сот фунтов. Стоящий перед ним мужчина медленно отсчитал свои деньги и положил их на окошко. Точно так же медленно проверил их сидящий за окошком

работник.

Служащий с бутылкой молока неожиданно прекратил есть. Он сидел абсолютно тихо, словно прислушиваясь к самому себе. В его глазах появился странный блеск. Будто случайно он обвел взглядом помещение и остановился на Фреде Хенглере. На лбу у него появилась резкая складка, а потом — потом он нажал ногой на аварийное сигнальное устройство.

Чисто внешне абсолютно ничего не произошло. Но на расстоянии одного километра в ближайшем полицейском участке взвыла сирена, грубо вырвавшая дежурного инспектора из послеобеденной сиесты. Он вскочил и уставился на сирену. Под ней светились цифры. Четыре! Это означало: Центральный банк. Налет! Именно сейчас! Инспектор рванул телефонную трубку и прорычал в нее несколько приказов. Потом застегнул ремень, проверил оружие и выбежал из офиса. На ходу он столкнулся с поднятыми по тревоге полицейскими.

«Налет на Центральный банк! Быстрее!»

От послеобеденного покоя не осталось и следа. Несколько секунд спустя автомобиль с пятью вооруженными полицейскими уже вылетел на всех парах со двора, выехал с воющими сиренами на улицу и помчался к месту преступления.

Тем временем Джон Маршалл снял ногу с аварийной кнопки. Он знал, что не пройдет и нескольких минут, как прибудет полиция. Он не выпускал из вида «клиента», терпеливо ожидавшего, пока мужчина, отсчитавший большую сумму денег, не вышел из помещения, чтобы можно было подойти к окошку.

Инспектор был достаточно умным, чтобы выключить сирену. Не поднимая шума, он доехал почти до самого здания банка и остановился на противоположной стороне. Когда одетые в форму люди стали выпрыгивать из машины, черный лимузин, стоящий у входа в банк, тронулся с места. Никто не обратил на это внимания. Если бы сидящие в машине были участниками налета, решил инспектор, они не ждали бы, пока приедет полиция.

Фред Хенглер положил портфель на окошко и спокойно сказал:

«Молодой человек, я хотел бы взять все деньги, находящиеся в Вашем сейфе. Вот мои полномочия. — Он вынул пистолет и направил его на служащего. Одним глазом он наблюдал за Джоном Маршаллом, снова жевавшим свой бутерброд и поджидавшим тех, кто должен был прибыть. — Оставьте сигнализацию в покое, — предупредил гангстер. — Я убью Вас прежде, чем прибудет полиция».

«Я бы этого не утверждал, — сказал Джон Маршалл, жуя и делая глоток молока. — Если Вы повернетесь, то увидите, что она уже здесь».

Хенглер растерянно уставился на него. Служащий, которому он угрожал, быстро выхватил у него оружие. Хенглер обернулся. Он увидел пятерых полицейских, быстро переходящих улицу и подходящих к зданию.

Инспектор ворвался впереди всех.

«А где же налет?» — спросил он озадаченно и остановился. Его взору предстала поистине странная картина. За окошком сидел человек, ел бутерброд и пил молоко. У другого окошка стоял безобидного вида мужчина, которому служащий угрожал оружием. Из двери сзади как раз выходил строго одетый мужчина со шляпой в руке, собиравшийся на обед. Он тоже удивленно остановился.

«Что случилось, Майерс?» — хотел он знать.

Служащий с пистолетом не спускал глаз с Хенглера.

«Ничего себе налет! — выдохнул он. — О небо, вот так приключение!»

«Что за приключение?» — спросил инспектор. Хорошо одетый мужчина позади него, директор банка, медленно подошел ближе.

«Он хотел совершить ограбление, — объяснил Майерс. — Маршалл решил обмануть его и сказал, что прибыла полиция. Парень занервничал, и я смог вырвать у него оружие. Потом действительно приехала полиция. Я ничего не понимаю».

«У нас сработала сигнализация, — фыркнул инспектор. — Вы что, уже не помните, для чего у Вас под ногами эта кнопка».

«Я не нажимал на сигнализацию, — заверил их Майерс. — А если бы и нажал, то было бы слишком поздно. Парень едва успел высказать свои пожелания, как Вы уже были тут как тут».

«У нас очень расторопная полиция», — просиял директор.

Хенглер тем временем взял себя в руки.

«У Вас нет никаких доказательств, что я собирался совершить ограбление, — сказал он дерзко. — Я всегда ношу при себе оружие. Я хотел взять деньги».

«Да, — кивнул Майерс. — При помощи пистолета».

Мы все это выясним, — вмешался инспектор и дал знак одному из своих людей. На запястьях гангстера защелкнулись наручники. — Во всяком случае, три минуты назад у нас сработала сигнализация. — Он посмотрел на часы. — Чтобы быть точным — ровно четыре минуты назад».

Майерс тоже посмотрел на часы.

«Четыре минуты назад я еще обслуживал другого клиента и ничего не подозревал ни о каком ограблении. Маршалл уже обедал».

«Вот как? — удивился директор и бросил укоризненный взгляд на второго кассира. — Утром Вы опаздываете, зато обед начинаете слишком рано. Мне это нравится».

«Мне тоже, — преспокойно согласился Майерс. — Поэтому я и работаю у Вас».

Левая бровь директора поползла вверх. Майерс усмехнулся. Инспектор подтолкнул своего пленника в спину.

«Идите погуляйте. Нам нужно еще поговорить. — Он посмотрел на директора. — Радуйтесь, что у Вас работают такие решительные люди. Иначе Вы легко могли бы потерять свои деньги. После допроса мне нужны будут и Ваши показания, мистер э-э-э Майерс, если не ошибаюсь».

В сопровождении своих спутников он вышел из банка. Через десять секунд полицейская машина уехала.

Маршалл допил свое молоко.

«Так что Вы на это скажете?» — спросил директор, с отвращением глядя на пустую бутылку из-под молока. Видимо, он не питал любви к этому напитку.

«Я повторяю, что с удовольствием работаю у Вас».

«Ну, хорошо. Майерс, выражаю Вам признательность за быстрые действия. Если бы Вы не сумели так внезапно выхватить у парня оружие и если бы Вы не нажали на кнопку сигнализации…» прищуренных глаз был острым. Они не выпускали из поля зрения дом, в котором скрылись те двое.

Джон попытался сконцентрироваться. Он представил себе девушку, лежащей в постели, подумал, как бы она посмотрела на него — немного удивленно.

Это пронзило Джона, как ударом тока.

Сначала он подумал, что это игра воображения, но потом сомнение исчезло. Чужие мысли копошились в его мозгу и вытесняли свои собственные. Он не только мог понять эти мысли, но и начал видеть все глазами девушки. Он видел книгу, которую она читала, видел небольшой ночник рядом с кроватью, видел строчки и — мог их читать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать