Жанр: Научная Фантастика » Кларк Далтон, Курт Мар, К. Шер » Третья власть (страница 78)


«Я не знаю, господа, поняли ли Вы, что не сможете больше рассчитывать на помощь Третьей власти, если наша попытка уничтожить веретенообразный корабль в космосе или на Луне не удастся. Это борьба не на жизнь, а на смерть, побежденный расстанется с жизнью.

Поскольку мы должны учитывать и такой вариант, я записал некоторые вещи, которые важны для человечества. Это послание будет храниться в определенном месте, и это означает, что оно переживет даже ожидаемое нападение на Землю.

Я думаю, что мои сведения сумеют помочь Вам. Если Земля будет опустошена, тогда эти записки дадут хороший старт оставшимся в живых. Начиная с этого дня, мы должны не забывать о том, что во Вселенной живем не только мы одни. Нам следует смириться с существованием других народов, и мы должны быть готовыми к тому, что некоторые из них могут быть настроены враждебно.

С учетом этого прошу Вас воспринимать все мои знания, которые я передаю Вам в послании».

Послание было объемным трудом; чтобы составить его, Родану потребовалось потратить много драгоценных часов. Веретенообразный корабль достиг орбиты Луны и вращался вокруг Луны на постоянном расстоянии около десяти тысяч километров.

Родан провел краткое собрание своих друзей. Тора не присутствовала. Ей требовался покой. Предложение Родана о том, чтобы Тако Какута и доктор Маноли остались на Земле, нашло всеобщую поддержку. Энергетический купол защитил бы их от любого нападения и от последствий радиоактивного заражения. Тако принял записки Родана, пообещав, что передаст их человечеству — или тому, кто останется в живых — только тогда, когда не будет никакого сомнения, что лодка была уничтожена в бою с чужим кораблем.

Тако и Маноли отправились в «Стардаст». Родан стартовал на лодке.

ОН поднялся на сто километров. То, что он собирался сделать, нельзя было доверить автоматике. Булль снова выполнял обязанности второго пилота, Хаггард и Крэст находились в центральной диспетчерской.

Автоматические контрольные лампы светились черным цветом. На приборной доске нормального полета маленький экран показывал положение лодки относительно поверхности Земли. Все приборы, кроме, высотомера, показывали ноль. Только на пульте управления Булля загорелись пять зеленых лампочек. Булль повернул голову и спокойно сказал:

«Реактор набрал полную силу, шеф!»

Родан кивнул, не поворачивая головы. В агрегатных отсеках лодки работало пять термоядерных реакторов, каждый — гигант среди реакторов своего класса, подававшие свою энергию на накопитель, который должен был быть опустошен в нужный момент.

Накопленной энергии было достаточно, чтобы окружить лодку гипергравитационным полем, закрывавшим ее от окружения и — если пояснить это более наглядно — «вынимала» ее из четырехмерной сплошной среды пространства и времени. Тело, окруженное гипергравитационным полем, уже больше не существовало в обычном пространстве, оно переходило в другое, высшего порядка, в котором, однако, действовали такие же законы, как и в том, из которого тело было изъято, но в котором физика получала совершенно иное выражение. Когда Родан в результате гипнообучения получил знания арконидов, он назвал это сверхпространство «дорогой за поворотом Космоса». Иначе проблему гиперполета нельзя было понять. Тело — например, эта лодка — двигалось сквозь выпуклую поверхность сплошной среды пространства и времени, прокладывая себе обратный путь по прямой орбите, и снова проходя в заданном месте через поверхность.

Однако, до сих пор никто не пытался преодолеть расстояние не более одной световой секунды таким гиперпрыжком. В этом особом случае трудность состояла в том, что по сравнению со своим материнским кораблем маленькой, недостаточно снабжаемой энергией вспомогательной лодке требовалось после окончания прыжка некоторое время, чтобы накопить новую энергию. Накопители были сконструированы таким образом, что их хватало на двухразовое проникновение сквозь сплошную поверхность пространства и времени. После прыжка лодка нуждалась в передышке, чтобы иметь возможность продолжать полет, и если прыжок не оканчивался точно в том месте, которое рассчитал Родан, то передышка становилась тем временем, когда противник мог обнаружить лодку и занять удобную для себя исходную позицию для борьбы.

По расчетам Родана прыжок должен был оканчиваться в области видимой тени Луны. Веретенообразный корабль жителей Фантана не изменил своего курса. Он вращался по лунной орбите, в десяти тысячах километров за Луной. Вспомогательная лодка могла появиться перед Луной.

Родан положил руку на красную кнопку, дававшую команду прыжку.

Потом нажал на нее. Кнопка издала щелчок, и телеэкраны сразу же потемнели.

Секунда, и они снова засветились. Картина изменилась. Перед вспомогательной лодкой появился тонкий серп Луны, освещенный Солнцем, как раз всходившим из-за Земли.

«Локация?»

«Нет!» — ответил Булли.

«Значения прыжка?»

«Точные!»

Родан откинулся в кресле. Через некоторое время он обернулся и посмотрел на Крэста. Крэст сиял.

«Отлично!» — сказал он.

Но Родан не позволял себе отдыхать. Когда прошли пять минут, необходимые реактору, чтобы наполнить накопители минимальным количеством энергии, он снова привел лодку в движение — навстречу Луне.

Остальное было просто детской игрой. Родан направил лодку в глубокую, покрытую черной тенью выемку долины Кольцевых гор, в центре которой лежали останки крейсера арконидов. Он был уверен, что люди с Фантана скоро отважатся приблизиться к крейсеру, и что для лодки и его экипажа не было большим риском дождаться этого момента.

Крэст попросил не участвовать во

всем этом, и Родан выполнил его просьбу, так как знал менталитет ученого-арконида. Для этого арконида борьба означала нечто ужасное.

Родан занял Хаггарда обслуживанием легко управляемых приборов, а Булля устройством управления зенитным огнем. Сам он остался на месте пилота.

Вооружение лодки можно было разделить на две основные категории: оружие с большим радиусом действия — то есть до одной световой минуты — и такое же с малым радиусом действия. В соответствии с их типом орудия большого радиуса действия были встроены неподвижно и снабжены автоматическим прицелом. Оружие малого радиуса действия, напротив, было подвижным, имело автоматическое прицельное устройство, но также могло быть визуально юстировано.

Родан отказался от применения ракет дальнего действия. Веретенообразный корабль Фантана был старомодным сооружением и потому снабжен лишь маломощными защитными полями, но вполне возможно, что люди Фантана модернизировали его, отправляясь на своем летательном средстве в такой опасный полет. Ракеты дальнего действия могли быть при определенных обстоятельствах обнаружены слишком рано. Тогда корабль Фантана, в соответствии со своим менталитетом, мог бы, вероятно, пуститься наутек. Но Родан хотел одержать решающую победу, а не такую, которая сохраняла бы риск возврата противника.

Крэст лег и закрыл глаза.

Не было произнесено ни единого слова. Хаггард был занят у своих приборов, но они ничего не показывали. Булль сидел перед устройством, которое можно было бы назвать командным пунктом, если бы в действительности на нем не было всего одного распределительного пульта с целым рядом кнопок и маховиков.

Только один единственный раз Булль произнес:

«Мне это не нравится, шеф! Мы должны подняться и напасть на него. Я неохотно стреляю из-за засады…»

«Спокойно! — перебил его Родан. — Мы ничем не рискуем».

На этом дискуссия была окончена. Проходили часы. Родан сдержал желание встать, выйти и позаботиться о Торе. Но он слишком хорошо понимал, что по отсутствию действий прошедшей секунды нельзя судить о характере ближнего — во всяком случае, не в данном случае.

«Локация!» — в этот момент сказал Хаггард хриплым голосом.

«Может быть, они высунутся где-нибудь еще, черт возьми!» — проворчал Булль.

«Фи ноль-один-пять, тета ноль-три-ноль! Расстояние восемьсот тысяч метров». Булль действовал у своего пульта управления.

«Скорость?»

«Пятьдесят метров в секунду в направлении фи-ноль. Они идут точно к обломкам крейсера».

Родан обернулся.

«Какова наша позиция, Булль?»

«Удобная. Это значит, мы могли бы подняться еще на пару метров к краю, на всякий случай!»

«Сделано!»

Лодка осторожно тронулась с места. Прямо над поверхностью выемки долины она прошла дальше к краю Кольцевых гор.

«Стоп! — сказал Булль. — Достаточно!»

В этот момент на телеэкране появился веретенообразный корабль. Родан задумчиво присматривался к нему. Он был еще на удалении около восьмисот километров и приближался гораздо быстрее, чем автомобиль. Люди Фантана не верили в мирное существование и, видимо, считали внезапное нападение единственной возможностью обеспечить себе определенную степень безопасности.

Их корабль мчался в высоте вдоль гребня гор. Им пришлось немного подняться, чтобы перелететь через него. Этот маневр частично отвлек их внимание и поэтому был для лодки арконидов удачным моментом для нападения.

Однако, при малой скорости корабля Фантана до этого момента могло пройти еще несколько часов. Кольцевые горы были одними из самых небольших с диаметром в центре сто километров.

Родан надеялся, что они нацелят все свое внимание на сам кратер, не более того. Без сомнения, купол вспомогательной лодки возвышался по меньшей мере на два метра над защитным горным валом. Это было немного по сравнению с массой окружающей породы, но, может быть, вполне достаточно для внимательного противника.

Он обернулся.

«Как ты собираешься это сделать?» — спросил он Булля.

Булль показал на желтую кнопку и на штурвал.

«Нейтрализация кристаллического поля, — ответил он. — От атомов водорода, углерода и металла останется только туман».

Родан кивнул.

«Я хотел кое-что показать Хаггарду, — сказал он. — Этого будет достаточно, если ты разрушишь их корабль».

«Хорошо, — согласился Булль. — Я устанавливаю обстрел на двадцать секунд!»

Хаггард поспешно сообщил:

«Они движутся быстрее. Сто метров в секунду, расстояние пока шестьсот пятьдесят тысяч метров!»

И в ту же минуту:

«Что Вы хотите мне показать, Родан?»

«Нечто такое, что Вас очень заинтересует. Подождите!»

Напряжение росло, и одновременно время тянулось медленно. На телеэкране вырастал чужой корабль, обнаруживая свои огромные размеры. По оценке Родана, его длина составляла от трехсот до трехсот пятидесяти метров. В середине корпуса, в самом узком месте, диаметр составлял около тридцати метров. Без сомнения, несмотря на свою «устаревшую» форму, он был оснащен лучше, чем лодка арконидов. Если бы не удалось уничтожить этот корабль, судьба Земли была бы плачевной. Сам Родан чувствовал себя далеко не так уверенно, как пытался показать это Торе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать