Жанр: Путешествия и География » Эрик Ньюби » Прогулка по Гиндукушу (страница 3)


-- Стоит ли, Памела? Это может оказаться им не под силу. Юдифь говорила таким тоном, словно мы больные, которых выпустили в садик подышать свежим воздухом. Однако сейчас было не время демонстрировать самолюбие; я спросил Хью, тот ли это маршрут, про который читали за з-автраком. Он ответил

- Да.

-- Пожалуй, Юдифь права, -- сказал я.-- Это может оказаться нам не под силу.

Пока мы в прохладной тени "Надгробия" ждали, когда освободится "Лестница", Юдифь объяснила задачу:

-- Начало не совсем приятное из-за той вон лужи: мокрые подошвы сильно скользят. Пойдем двумя связками. Памела поведет Хью, я -- тебя. Первые двадцать метров по краю "Надгробия" довольно опасны: там сильный ветер. Жди ,пока я позову и ты почувствуешь, что веревка натянулась. Я буду тебя страховать. Если и сорвешься, далеко не упадешь.

-- А в самом деле, если кто-нибудь сорвется? Не висеть же там!

-- В таких случаях мы вызываем пожарную команду, -- ответила Юдифь.

Девушки нетерпеливо скребли камень триконями, переступая, будто боксеры-мухачи. Но вот пошла Памела, за ней последовал Хью.

Прошла целая вечность, прежде чем настала очередь Юдифь. Я страховал ее, но на этом участке от страховки было мало толку. Вспомнилось предупреждение доктора: "Верхний не должен падать". Юдифь скрылась за выступом, я продолжал выдавать веревку. Наконец Юдифь крикнула, чтобы я шел, и веревка натянулась, Я шагнул -- прямо в лужу.

Медленно-медленно я лез к углу "Могилы под плющом". Дальше передо мной открылась пустота. Ага, "удачно расположенный участок", тот самый, на котором Памелу пробирает дрожь... Под ногами -- обрыв до самого подножья. За выступом мне ударил в лицо ветер, волосы упали на глаза.

Еще стенка... еще... и вот мы наверху! Я чувствовал себя героем. Но что это? Поодаль сидел на камне, куря трубку, человек в цилиндре, с крахмальным воротничком!

-- Сегодня столовая закрывается раньше, -- напомнила Юдифь.

-- Мне кажется, что он похож на агента похоронного бюро.

-- Пошли, Памеле надо, подавать чай.

Мы спустились широкой лощиной, потом побежали по склону вперегонки с камнями. Первая связка ждала нас возле автомашины. Девушки были в восторге, мы тоже; но мне не давал покоя человек в цилиндре. Я спросил Хью, видел ли он его.

-- Кого? Нет, не заметил.

-- Что же, мне почудилось, что ли?

-- Мы видели первую группу, но среди них не было никого в цилиндре.

Когда мы собрались возвращаться в Лондон, Юдифь вручи

ла мне книжку стоимостью в шесть пенсов. Серия фотографий

иллюстрировала, как надо и как не надо лазать по горам.

-- Мы не могли вам показать, как идти по снегу и льду, -- сказала она, -- но здесь вы все найдете. Коли вам попадется что-нибудь со снегом, я бы на вашем месте поднялась.

-- Хотелось бы мне поехать вместе с вами,-- добавила Юдифь,-- чтобы уберечь вас от неприятностей.

Мы от души присоединились к ее пожеланию. Все обитатели гостиницы долго и взволнованно прощались с нами. Это было очень трогательно.

-- Помнишь того старичка, у которого ты брал альпинистские ботинки?-спросил Хью, когда мы сидели в машине.

-- Мистера Бертрама?

-- Ты знаешь, что он давным-давно был председателем . Элпайн Клаб? Он написал про нас письмо в Эверест Фаундейшн. И мне дал лрочитать.

Я спросил, что там сказано.

-- Он написал: "Мне очень понравилась настойчивость и решимость Кэрлесса и Ньюби, и я предлагаю помочь с финансированием их экспедиции на Гиндукуш"!

ПЕРВЫЙ РАУНД

Горное плато, на котором мы находились, отличалось суровой, величественной красотой. Правда, на такой высоте трава не росла, было очень мало земли и повсюду громоздились огромные каменные глыбы, зато все плато покрывал сплошной ковер примул -- чудесные фиолетовые цветы ла мощных стеблях. Рядом с лагерем на четыреста метров простиралось ярко-зеленое озеро; по его берегам и на мелких местах тоже густо стояли лримулы.

Озеро питалось ледником, который могучим валом спускался к плато с востока (точнее, с вест-норд-веста), заканчиваясь в полутора километрах от нас хаосом моренных глыб, выброшенных движением льда, подобно тому как море выбрасывает на берег гальку.

Верхняя часть ледника упиралась в.крутой скальный склон, который представлял собой нашу ближайшую цель; отсюда, с расстояния трех километров, он напоминал Великую Китайскую

стену. (За "стеной" в противоположном направлении простирался, по словам Хыо, аналогичный ледник, только подлиннее.) Стена смыкалась с северо-западным отрогом Мир Самира. Сперва шел крутой взлет до первого бастиона -- острого пика на гребне, дальше следовало понижение, потом гребень поднимался к следующему пику, двойнику первого, и, наконец, последний участок гребня выводил к главной вершине.

В самом низу к скальной стенке примыкали узкие ребра,, склоны которых были покрыты снегом и льдом (мой неискушенный глаз не видел никакой разницы). Возможно, что более опытный альпинист счел бы такое начало легким; зато скальная стенка на любого .навела бы ужас...

В полном молчании мы долго взвешивали, что нам предстоит.

-- Тут, собственно, чистое скалолазание.

-- Вижу.

-- Вопрос техники.

-- Не понимаю только, как мы поднимемся.

-- Вот это-то и надо выяснить.

Западный склон Мир Самира, который вызывал во мне такой трепет, когда я изучал его в бинокль из долины, теперь был едва виден. Мы различали только вершину устрашающего

треугольника, слегка припудренную снегом; нижнюю часть склона загораживал "песар ха йе Мир Самир" ("сын Mnip Самира" -- так поэтично называл отроги наш погонщик Абдул Рахим) -- за- падный отрог, вздымающийся ,на высоту пять тысяч пятьсот метров. Склоны отрога шли параллельно леднику, соединяясь с ним через снежник. Издали гребень отрога казался нам сплошным, но тут мы обнаружили, что он сразу за озером рассечен проходом километровой ширины, после чего снова устремляется вверх, правда не на такую высоту. Судя по всему, за перевалом была глубокая долина. Мы видели через седло ее дальний склон: грозная, неприступная стена с острыми зубьями вверху -- настоящая пила.

Хью был возбужден.

-- Этот путь ведет к подножью западного склона!

Мы поставили маленькую палаточку. Колья вбить было невозможно; слишком мало земли; вместо этого мы привязали растяжки к камням. Внутри было жарко, как в печке.

Двое погонщиков собрались уходить (третий оставался с .нами). У Абдул а Рахима на глазах были слезы. Я растрогался не меньше его. Я очень считался с его суждениями в области альпинизма и узрел в столь волнующем проявлении чувств свидетельство твердой уверенности в том, что он уже не увидит нас живыми. Иначе реагировал железный человек Шир Мухаммед: молча, ни разу не оглянувшись, он устремился вниз по склону. Видно, спешил довести до конца свои переговоры с чабаном, у которого хотел купить ягненка.

Половина восьмого... Только-то? А кажется, день начался давным-давно! Хыо разбирал снаряжение...

-- Чем быстрее достигнем вершины, тем скорее уйдем отсюда,-- сказал он. -- Кому охота задерживаться в таком месте!

В виде исключения я был с ним согласен^

Перед тем, как выходить, я забежал за высокий камень (в последнее время мы проделывали эту процедуру до двенадцати раз в день), а заодно быстро пролистал в справочнике раздел "Продвижение по льду". Совсем как студент перед экзаменом -- и столь же бессмысленно.

Мы вышли без пятнадцати восемь. Все трое были одеты одинаково: штормовки, итальянские ботинки, темные очки. Только головные уборы различались. А без них нельзя: несмотря на ранний час, солнце жгло немилосердно. Лица намазали глетчерной мазью, губы -- какой-то розовой дрянью австрийского производства. Любой встречный безошибочно признал бы в нас охотников за головами.

Первый участок: массивная скала, гладко отполированная тысячами тонн льда. Я разбил камень свинцового цвета и увидел на изломе блестящий серый гранит. Слева показалось второе озеро, поменьше первого, зато несравненно красивее. Ветер чуть морщил восхитительную голубую гладь, которая неудержимо манила нас, призывая выбросить из головы все безумные затеи.

А вот и конечная морена -- могучие плиты, принесенные ледником. Словно шайка великанов играла в огромные каменные карты, да так и бросила их, оставив кучки высотой до восемнадцати метров. Мы карабкались по глыбам, словно муравьи. Где-то под ногами журчали незримые ручьи. Рядом вздымался к не

бу "сын" Мир Самира; с его склонов доносились странные рокочущие звуки.

Около половины девятого мы достигли ледника -- первого в моей жизни. Он был больше двух километров в длину. Ближнюю к нам часть покрывал тридцатисантиметровый слой снега; ночью он смерзался, становясь плотным, но сейчас его разрыхлило солнце, и вода хлестала из-под кромки, будто там были скрыты пожа[рные шланги.

Мы ступили на лед, держась ближе к крутым снежным склонам в правой стороне. Очутившись в прохладной тени "сына", мы привязали кошки. Я впервые держал их в руках, если не

считать того дня, когда покупал снаряжение в Милане. Язык не поворачивался спросить Хью, знаком ли он.с этим приспособлением, но я заметил, что его кошки тоже совсем новые...

-- Мне что-то не хочется идти дальше,-- сказал Абдул Гхияз, словно прочитав мои мысли. Достаточно было посмотреть, как он возится, чтобы понять, что наш афганский друг никогда в жизни не пользовался 'кошками.-Моя голова очень болит.

-- У меня болит живот, а у Ньюби -- ноги, и все равно мы пойдем,-возразил Хью.

У нас хватило жестокости уговорить его продолжать восхождение. Не знаю, высота ли подействовала или еще что-нибудь, но мы решительно связались веревкой,.и Абдул покорно присоединился к связке.

Пошли дальше: Абдул Гхияз с головной болью, Хью с поносом, я с больными ногами и поносом. Впрочем, в остальном мы чувствовали себя великолепно -так или иначе, ноги шли.

-- По-моему, мы отлично акклиматизировались,-- с удовлетворением заявил Хью.

Я безуспешно пытался представить себе самочувствие человека, который акклиматизировался плохо.

С непривычными кошками на ногах мы, наподобие заводных кукол, неуклюже шагали по леднику, не сводя глаз со льда и поминутно тыкая в .него ледорубами на предмет обнаружения трещин, Я никак не мог отделаться от чувства, что мы ведем себя смехотворно. Более опытные восходители, возможно, с одного" взгляда определили бы, что трещин нет, во всяком случае в нижней части. Но нам не с кем было посоветоваться, и мы предпочли: продолжать в том же духе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать