Жанр: Путешествия и География » Эрик Ньюби » Прогулка по Гиндукушу (страница 7)


После нескончаемого подъема сквозь хаотические нагромождения черных глыб мы достигли, наконец, морены у подножья ледника. Нескольких минут оказалось достаточно, чтобы убедиться, что идти по неустойчивым черным глыбам все-таки приятнее; и вот мы уже опять прыгаем по качающимся камням. Местами попадались снежные поля, но небольшие, и мы не стали привязывать кошки. Впрочем, снег оказался достаточно твердым. Упав разок-другой и испытав на себе его твердость, мы связались веревкой.

Высота больше пяти тысяч метров. Мы идем по узкому балкону. Над головой вздымается на триста метров отвесная стена-- там, наверху, гребень. Вниз на сто пятьдесят метров спа-* дает крутой склон до верхней кромки ледника. Восхитительное место! Под скальным навесом оказался клочок земли, на котором -приютились исполинские примулы. А за цветами, в тени, куда не проникало солнце, выстроились ледяные и снежные колонны.

Но вот мы снова под палящими лучами солнца, пересекаем снежник размером с футбольное поле. Ветры и смена темпера-т^ры спрессовали снег столбиками высотой чуть больше метра, зты пробивались сквозь этот частокол, обливаясь потом и проклиная все на свете.

Опять балкон. Несколько сложнее первого. Здесь, судя по кучкам помета, обитают туры. За балконом -- стенка, по которой бежали струйки талой воды. Правда, стенка казалась не особенно грозной, однако на ней почти не было опор для рук. Немногочисленные выступы были либо завалены вниз, либо заполнены каменной крошкой и слюдой, которую надо было осторожно выгребать, чтобы не порезать пальцы.

В жизни не видал подобной горы. Ничего похожего мы не встречали и в Уэллсе. Такому профану в геологической терминологии, как я, порода представлялась молотым гранитом. Таяние усиливалось, и сверху на ледник все чаще катились здоровенные глыбины.

Мы старались подбадривать друг друга шутками.

-- Уж эти афганцы... Не могли сложить горы покрепче,-- заметил Хью, когда огромный камень, просвистев над нами, ухнул на ледник с грохотом, который полностью оправдал наши ожидания.

В одиннадцать часов мы достигли устья кулуара и стали взбираться по нему, поминутно заглядывая в справочник.

Впрочем, без помощи справочника, руководствуясь одним лишь здравым смыслом, мы разработали метод подъема с веревкой, который позволял нам двигаться значительно быстрее, чем до сих пор. Раньше Хью, если он шел впереди, ждал, пока я поднимусь туда, где он закрепился; затем я страховался сам, а он повторял мучительную процедуру подъема. Теперь я не останавливался, догнав его, а продолжал идти на полную длину веревки. Движение заметно ускорилось. Тот факт, что этот прием известен каждому альпинисту, лишний раз говорит о степени нашего невежества.

Таким способом мы сравнительно быстро* одолели неприятный кулуар, загроможденный вверху глыбами, которые поминутно грозили сорваться нам на голову. В половине двенадцатого мы ступили на снег, покрывающий гребень восточного отрога.

Это был великий миг. Мы вышли на гребень слишком рано,

и дальнейшее продвижение по нему было невозможно из-за высоченного "жандарма", который казался нам крайне ненадежным. А вершина -- вот она, рукой подать! Постучав кулаком по

высотомеру, мы добились того, что он показал пять тысяч четыреста.

-- Приблизительно точно,-- сказал Хью.-- Здорово, ве^но?

-- Я рад, что пошел с тобой.

-- Нет, правда?-- В голосе Хью звучала неподдельная ра-, дость.

-- Я не променял бы этот миг ни на что на сьсте.-- Я гово

рил совершенно искренне., г

В шестистах метрах под нами простирался ледник -- испей, линская сковородка, шипящая на солнце. Вид на восток был закрыт изгибом отрога, зато на юг до самого горизонта выстроились вершины.

В голове Хью родились дерзкие планы.

-- Вообще-то жаль, что мы не пошли вон там,-- он указал на неприступную стенку над ледником.-- Но, может быть, так даже к лучшему. Теперь нам надо забросить на два дня продуктов на третий уступ и устроить там лагерь, на высоте около пяти тысяч. Оттуда поднимемся на гребень выше этого "жандарма". Если дальше нет никаких неодолимых препятствий, можно взять вершину за день.

Высота действовала и на меня, я невольно заразился энтузиазмом Хью. Конечно же, возьмем вершину!

-- Из долины мы шли до гребня шесть с половиной часов, от турьего уступа -- только полтора. Вряд ли понадобится много больше, чтобы выйти за "жандарм". Нужно только идти по другому кулуару. От "жандарма" до вершины максимум три часа, пусть даже пять с половиной -- итого семь часов от уступа. Если начнем в четыре утра, то в одиннадцать будем на вершине. Вряд ли на спуск потребуется больше времени. 1

Значит, вернемся в лагерь засветло.

-- Да, на этот раз мы дойдем,-- подтвердил я. Наш вздорный план вскружил нам головы.

Глотнув кофе и поев мятных пряников, которые казались нам вкуснее всего, что мы когда-либо едали, мы начали спуск. Но спускаться оказалось куда тяжелее, чем подниматься, и. я искренне сожалел, что наше скоротечное обучение сводилось только к подъемам, после которых мы шли вниз наиболее легким путем.

Через два часа мы достигли снежного частокола, а еше 'терез четыре часа пришли, усталые и злые,-в лагерь, где застали врасплох Абдула Гхияза: он, лежа на спине, изучал гребень в бинокль и развлекал Шира Мухаммеда и Бадара Хана жип'-'м репортажем о нашем восхождении. Все трое очень обрадовались нашему

появлению.

Мы свалились в ожидании чая. Хью показал мне свои руки,

-- Гляди,-- прохрипел он через силу.

Какие-то красные, кровоточащие обрубки, будто куски мяса в витрине.

Мир Самир сложен дородами, которые подверглись очень сильному выветриванию; поверхность скалы легко крошится, рассыпаясь на острые зубчатые пластинки. Я в этот день поднимался в замшевых перчатках и начисто стер их; Хью шел без перчаток. Я принялся бинтовать его. Очень скоро он стал похож на боксера.

-- Ты подумал, черт подери, как я полезу завтра в таких бинтах? -мрачно произнес ок.

-- Завтра тебе будет лучше.

-- - Черта с два.

-- Ладно, я приготовлю обед,-- сказал я, чувствуя себя героем.

Каждый вечер мы поочередно готовили какой-нибудь несложный деликатес (если не ограничивались ирландским гуляшем). Сегодня была очередь Хью. Я вызвался сделать сырники.

Восхищенные погонщики столпились вокруг, чтобы посмотреть, как я буду готовить неведомое блюдо. Я открыл банки с творогом, достал прочие составные части и разжег примус. В тот самый миг, когда творог на сковородке начал густеть, достигая нужной консистенции, примус потух. Он и до того непрерывно фыркал, но теперь керосин иссяк окончательно. Абдул" Гхияз сорвался с места, притащил бидон и стал наполнять примус. Вдруг я обнаружил, что он наливает воду. Бадар Хан (единственный случай за всю экспедицию, когда он взялся сделать что-то, не предусмотренное контрактом!) принес другой бидон -- с денатуратом. Не спохватись я вовремя, мы все взлетели бы на воздух. Лакомое блюдо грозило погибнуть. Я встал, чтобы пойти за керосином, зацепил брюками сковороду, и содержимое размазалось по окружающим камням.

-- В этот момент пришел с речки Хью -- чистый, умытый, причесанный, в новой рубашке и красивом свитере.

-- Готово? -- любезно осведомился он.

-- -- Нет, черт дери.

-- Что так долго?

Что он в самом деле! Не видит, как мы соскребаем обед с камней?

-- Тебе придется долго ждать. На твоем месте я бы прилег.

Мы оба совершенно выдохлись. Подъем на гребень потребовал огромных усилий; более опытные восходители прошли бы тот же путь с гораздо меньшими затратами.

Солние скрылось за Мир Самиром в ярком закатном зареве, и ветер сразу завыл громче. Мы сидели, съежившись, вокруг костра, жевали испеченную Абдулом Гхиязом лепешку и

толковали о паломничествах в Мекку и подобных похождениях. Настроение поднималось. Пусть сырники не получились, зато мы заправились швейцарским гороховым супом-концентратом, консервированным яблочным пудингом и полукилограммом клубничного варенья, которое лопали ложкой прямо из банки

НОКАУТ

Чтобы удостовериться, что к вершине нет легких маршрутов, которые престарелые нуристанцы облюбовали для воскресных прогулок, утром следующего дня я пошел разведать верховье долины. Тем временем Хью вместе с Абдулом Гхиязом и Широм

Мухаммедом (последний -- очень неохотно) побрели с громоздкими ношами к турьему уступу. Бадару Хану удалось, как всегда, получить самую пассивную роль: он остался присматривать за лошадьми, кои продолжали объедаться и, видимо, по этой причине проявляли небывалую резвость. Кроме того, на его попечении была овца, купленная нашими погонщиками в складчину (мы тоже участвовали) за двести афгани у самого знатного человека в айлаке. Огромная сумма, которая делала честь коммерческой сметке хозяина!

Чем выше, тем уже становился луг. Гора теснила его с обеих сторон; по склонам, вливаясь в реку, бежали тысячи ручей-ков. Вот и конец травы, у подножья высоких скал. Здесь пасся табун одичавших коней; заметив меня, они галопом ринулись по склону.

Могучий водопад срывался в ореоле рваных радуг с шестидесятиметровой высоты по узкому каменному желобу в глубокое озерко. Над самым озерком поток, будто с трамплина, прыгал с черного уступа, и можно было стоять под струей, в леденящей тени среди блестящих сосулек, слушая оглушительный рев воды и глядя сквозь нее, как через текущее стекло, переливающееся и искрящееся на солнце.

Между камнями-и в воде росли цветы: на сыром лугу -- при^ мулы, где посуше -- маленькие цветочки с желтыми лепестками и зеленой серединкой, в расселинах -- колючие растения, косматые, как эдельвейс, напоминающие видом кроличье ухо.

Выше водопада травы не было, зато обильно цвели примулы по берегам прозрачного ярко-зеленого озерка, питающего поток. Справа высился Мир Самир. Отсюда он напоминал льва, приготовившегося к прыжку. Вершина -- голова зверя, длинные снежники -- седая грива.

Кажется, от моей разведки толку мало. Вдоль всего отрога -- отвесные стены; ребра, что разделяют три небольших ледника, круты и неприступны.

Один перед лицом величественной природы -- какое это сильное, упоительное чувство! Но сейчас мной владело еще и ощущение нереальности, точно ландшафт представлял собой декорации к пьесе, которая должна вот-вот начаться. Что ж, скоро и в самом деле начнется спектакль! Только бы не получилось комедии...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать