Жанр: Боевики » Марина Воронина » У смерти женское лицо (страница 47)


Глава 16

Майор Гаврилин знал о готовящейся операции ровно столько же, сколько и все остальные сотрудники отдела полковника Соболевского за исключением разработавшего операцию капитана и самого полковника — то есть, ровным счетом ничего. Знай он об этом, и эта информация заставила бы его всерьез задуматься о том, чтобы смазать лыжи, наплевав на деньги, планы мести и возможные преследования со стороны как Головы, так и собственного шефа, который, несмотря на демократичность поведения и кажущуюся мягкость характера, тоже умел быть весьма злопамятным.

Но, как уже было сказано, майор ничего не знал о готовящейся операции и потому спокойно и целенаправленно готовил свою собственную. Для этого ему не требовалось прибегать к услугам следящих устройств и прочей хитрой аппаратуры — он сам был своего рода шпионским устройством, великолепно справлявшимся со сбором и обработкой информации, особенно в тех случаях, когда дело касалось его личных интересов.

О предстоящем вояже интересующего его объекта майор узнал за два дня от самого Головы. Тот просил, как обычно, прощупать обстановку в отделе. Обстановка в отделе оставалась прежней и по-прежнему активно не нравилась майору: полковник Соболевский сохранял все такую же ласковость в обращении с подчиненными и был задумчив, чтобы не сказать мечтателен, в те минуты, когда ему казалось, что за ним никто не наблюдает. Это были верные признаки того, что полковник задумал что-то из ряда вон выходящее, но проникнуть в его планы майору не удалось, как он ни пытался.

Кроме всего прочего, не следовало забывать о проблеме, возникшей в непосредственной близости от домашнего очага майора Гаврилина: драгоценная супруга майора Наркисса Даниловна продолжала молча громыхать кастрюлями на кухне и читать лекции своим несчастным студентам-филологам, и вряд ли даже сам дьявол, в существование которого майор Гаврилин по укоренившейся привычке отказывался верить, мог догадаться, что в это время творится в ограниченном пространстве у нее между ушами — какие ужасные замыслы роятся там, какие коварные планы и жуткие видения. Майору Гаврилину знать этого было не дано, да и не слишком хотелось: так или иначе, роковые слова были произнесены, сметя ветхую дамбу и проложив новое русло их взаимоотношений, и теперь следовало жить именно в этом русле и, повинуясь его законам, пошевеливаться, поскольку бездействие грозило ему гибелью.

Сидя вечером перед телевизором, майор перебрал множество возможностей — от тривиального выстрела в затылок до некоторых экзотических веществ, которые можно было тайком раздобыть в химической лаборатории его родного учреждения. Во время этого занятия ему в голову несколько раз приходила мысль о том, что он, возможно, не вполне нормален, но он прогнал эту предательскую мыслишку к чертовой бабушке — в конце концов, если даже у него и начиналось психическое расстройство, то это было его личное, персональное расстройство, и кому, как не ему, было знать, каким образом с этим бороться! Уже много лет подряд врачи всего мира твердили о том, что бороться следует не с симптомами болезни, а с ее причинами, и майор Гаврилин именно так и собирался поступить. Причинами его начинающегося сдвига по фазе, существование которого он и не думал отрицать, послужили две бабы, совокупная ценность которых, по мнению майора, составляла никак не более трех копеек, да и то вместе с их тряпками. Он устранит причины нервного расстройства, и все вернется на круги своя, и плевать он хотел на то, что эта самая Птица, судя по всему, играет в колоде Головы роль джокера. Нечего ставить на всякое дерьмо — не придется проигрывать. Как бы то ни было, спускать этой девчонке того, как она обошлась с ним, майором ФСБ, два раза подряд, было просто нельзя — это стало бы нехорошим прецедентом.

Усилием воли Гаврилин отогнал от себя мысли общего характера, а также все, что касалось этой чертовой Птицы. Сейчас надлежало думать о том, как замазать рот дражайшей половине. В конце концов, это было задачей первостепенной важности после того, что он наговорил ей за завтраком. «Интересно, — подумал майор, — как много она обо мне знает? Что она знает и о чем догадывается, и что еще может присочинить, если примется петь там, где ее песни согласятся слушать... Забавно. Мы вместе уже больше десяти лет, каждый час из которых можно смело считать за два, а то и за все четыре, а я, к примеру, про нее толком так ничего и не знаю. Кто она, что, откуда и почему — это ясно, это все анкета, а вот чем она живет, с кем общается на своей высокоинтеллектуальной работе — убей, не скажу. Эх ты, служба безопасности... Бомбу ей, что ли, в машину подложить? Террористический акт в одном из спальных районов Москвы... Преступники, метившие в сотрудника российских спецслужб, по своей природной тупости все перепутали и подложили взрывное устройство вместо вишневых „Жигулей“ своей предполагаемой жертвы в темно-синий „Фольксваген“, принадлежавший его супруге, запустив упомянутую супругу по баллистической траектории прямиком на небеса... Чертово дерьмо. Никуда не годится. Даже такой старый маразматический осел, как тесть-генерал, с первого взгляда понял бы, откуда дует ветер, и вызвал бы кавалерию, чтобы та изрубила майора Гаврилина в лапшу, а то, что осталось бы после этого, посадила догнивать в

колонию усиленного режима».

Майор порылся в карманах вязаной домашней куртки, нашаривая сигареты, и закурил, зябко кутаясь и мечтая о глотке спиртного. Как на зло, его заначка иссякла, а выходить на улицу не хотелось. За окном размеренно лило, и ровный шум падавшего в темноте осеннего дождя, доносившийся даже сквозь плотно закрытые двойные рамы, навевал мысли не о прогулках, а о теплой постели, а еще лучше — о придвинутом вплотную к пылающему камину кресле...

Гаврилин встрепенулся и сел прямо, совершенно перестав слышать голос хорошенькой дикторши, которая с серьезным видом пересказывала слова какого-то высокопоставленного осла, прогнозировавшего скорый подъем российской экономики. Судя по тому, что звучало с экрана, осла можно было арестовывать прямо сейчас, пока он не сбежал за границу вместе с наворованным. Впрочем, в данный момент эти проблемы мало занимали майора Гаврилина. Его внезапно осенило, и теперь он с лихорадочной скоростью продумывал детали... Да, черт возьми, это должно было сработать, поскольку было просто, как кремневое ружье! Просто и безотказно-Конечно, кое-чем придется пожертвовать, не без этого. Как говорится, все, что нажито непосильным трудом... Да черт с ними, с тряпками, мебелью и японской техникой! Главное, что все получается красиво и наверняка...

Он покосился на жену, смотревшую телевизор, сидя в своем любимом кресле с очередной идиотской книгой на коленях. Кажется, на этот раз у нее в руках был Тургенев. Впрочем, очень даже могло оказаться, что и Достоевский или Мопассан — майору на это было начхать. Ему даже захотелось принести ей плед или даже предложить заварить чаю, только не кофе, иначе она долго не заснет. «В конце концов, — рассуждал он, — приговоренный к смерти имеет право на последнее желание...» Но, конечно же, он не стал ничего предлагать Наркиссе Даниловне — в ее чертовых романах было описано множество подобных ситуаций, а поскольку она так и жила наполовину во всей этой белиберде, то запросто могла догадаться о причинах непривычной заботливости супруга. Она все время представляла себя героиней какого-нибудь романа или пьесы. Во всяком случае, такое впечатление возникало уже после получасового общения с нею.

Трясущейся от волнения рукой майор раздавил в пепельнице окурок и немедленно прикурил новую сигарету. Наркисса Даниловна бросила на него испепеляющий взгляд поверх книги, но промолчала, решив, как видно, страдать в презрительной тишине. Майора это вполне устраивало. Ему следовало еще раз все хорошенько обдумать и принять окончательное решение. "А может быть, не стоит, — думал он, невидящими глазами уставившись в экран, — может быть, подождать хотя бы до завтра?

Куда, в самом деле, торопиться? Шалишь, брат, — сказал он себе. — Ваньку валяете, гражданин. Решение уже принято давным-давно... обдумано, обсосано со всех сторон и признано единственно верным. Какой смысл откладывать то, чего в любом случае не миновать? Или я ее, или она меня, причем ей-то не надо ничего сочинять — достаточно просто позвонить Соболевскому и накапать на меня. Соболевский не дурак, он давно ищет того, кто стучит на него Голове, и быстро сложит два и два... Это будет с ее стороны такой же верняк, как с моей то, что я задумал. Так что нападение — лучший способ защиты, тут и говорить нечего".

...В эту ночь Гаврилин долго не мог уснуть — давало себя знать возбуждение. Он осторожно вертелся на диване в большой комнате, с нетерпением дожидаясь, когда жена устанет наконец шелестеть страницами книги и погасит свет в спальне. Он совсем извертелся, жгутом скрутив под собой простыню, да вдобавок еще кошка, черт бы ее побрал, вдруг совершенно бесшумно обрушилась откуда-то из темноты всей своей раскормленной тушей и попыталась устроиться на ночлег у него на ногах. Это здорово напоминало старорежимные ножные кандалы с прикованным к ним ядром, и Гаврилин, рассвирепев, так пнул наглую тварь ногой, что та с придушенным мявом бомбой шарахнулась в темноту. Жена в спальне беспокойно зашевелилась, он услышал, как заныли пружины потревоженного матраца, и поклялся свернуть чертовой кошке шею и выколоть глаза. Так, в тревоге и волнениях, обуреваемый отрицательными эмоциями, майор Гаврилин незаметно для себя погрузился в беспокойный сон. Снилась ему какая-то белиберда про кольца с рубинами и отрубленные пальцы. Проснулся он, как от толчка, весь покрытый холодным потом, с продолжающим отдаваться в ушах медным басом, сказавшим в глубине его путаного сна одно-единственное слово: «Время!» Именно это слово и разбудило майора.

Он рывком сел на диване, тараща в темноту ничего не видящие спросонья глаза. Постепенно в окутавшей его тьме появился тусклый свет уличного фонаря, сочившийся через неплотно задернутые шторы, затем проступили очертания знакомых предметов. Ну да, это была его чертова мебель, которую он менял раз в три года по настоянию жены, и он понял, кто он и где находится.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать