Жанр: Современные Любовные Романы » Мэгги Дэвис » Шалая любовь моя (страница 19)


Разве такое забудешь? После этого Лейси ни разу не удалось получить ни одного выгодного контракта.

Вдруг лицо Майкла окаменело.

— Кто такой Питер Дорси? — с внезапной яростью поинтересовался он.

— Питер Дорси — источник всех моих бед, — пояснила Лейси, деликатно стараясь сдержать икоту. — Он самый развратный фотограф Нью-Йорка и портит жизнь очень многим девушкам. Не хочу надоедать вам описанием всего, но он мне порядком навредил. С другой стороны, — она ласково улыбнулась, — если б не он, меня бы здесь сегодня не было.

Сейчас Майкл выглядел так, будто готов разгрызть стальную рельсу.

— Значит, Питер Дорси — нью-йоркский фотограф? — отчеканил он слово в слово.

— Да, — сказала Лейси. Майкл в ярости оттолкнул стул и вскочил на ноги. — Ну, что я опять натворила?! Мы что, больше не будем пить шампанское? А кофе? — огорченно воскликнула Лейси. — Вы разве не хотите выпить бренди и выкурить еще сигару?

— Я отвезу вас домой, — процедил он сквозь зубы. — После того… после того, как мы извлечем вас из этого платья.


Они вернулись к небоскребу в Саттон-Плейс на «Ролле-Ройсе» с затемненными стеклами, и Лейси, утомленная тяжелым днем в фабричном районе и двумя обедами — одним из спагетти, дома, а вторым в «Лютеции», плюс несколько бокалов вина и полбутылки шампанского, — уснула на плече черного кугуара. Она не проснулась даже тогда, когда он осторожно вытащил ее из лимузина, на руках отнес через подземный гараж небоскреба к лифту, навстречу ее первому свиданию, состоявшемуся согласно графику.

12

Лейси снился чудесный сон. У нее была жуткая головная боль — собственно говоря, все было не так уж чудесно — ей пришлось держать раскалывающуюся от боли голову руками, тихо постанывая и мечтая о помощи.

И тут появился прекрасный, лоснящийся черный кугуар. Его обнаженная шелковистая кожа блестела в тусклом свете, словно золото в стеклянных этажерках его квартиры в Саттон-Плейс. Мягко пройдя по толстому ковру в ванную, он принес две таблетки аспирина и стакан воды.

— Мне плохо, — чуть слышно сказала Лейси. Положив таблетки в рот, она большими глотками запила их холодной водой, не открывая глаз.

— Тебя не тошнит? — спросил бархатным голосом черный кугуар и нежно прижал ее к себе.

— Нет. — Лейси вздохнула. — Я только хочу, чтобы скорее прошла головная боль.

— Ты выпила лишнего, — проворчал он, прижав ее лицо к широкой, мускулистой груди. — И много работала на этой неделе. Слишком много.

Воспоминания унесли Лейси в волшебный сон.

Они лежали среди пышной растительности на прекрасной равнине Серенгети под яркими звездами; ласковый, теплый ветерок джунглей ласкал их обнаженные тела. В этой сладкой дреме Лейси ощутила жар большой жесткой ладони на изгибе своего бедра и со вздохом повернулась к нему, прижавшись к его груди.

— Это все из-за спагетти, — прошептала она, напомнив ему об обеде, который съела дома до того, как они отправились в «Лютецию». Разумеется, она просто не верила, что Майкл действительно пригласит ее на обед.

Но теперь все как нельзя лучше разрешилось, потому что Лейси снова оказалась там, где втайне желала быть — в баюкающих объятиях этого сильного человека, с невероятной нежностью обнимающего ее, согревающего ласковым дыханием ее шею. Объятия кугуара усилились, когда Лейси провела коленом по его длинным, мускулистым ногам.

Она прильнула к нему в своем восхитительном сне, обвила руками его шею и погрузила пальцы в его густые, немного влажные волосы, пахнущие сосновым дымком и «Поло» Ральфа Лорена. Сквозь дрему Лейси ощутила его напряженную плоть.

— Дорогая, — прошептал черный кугуар, — я больше не могу просто спокойно обнимать тебя вот так… Не могла бы ты…

И вот опять нахлынули те же волшебные сновидения.

Они лежали среди высокой благоухающей травы, теплые африканские ветры навевали жар и сладострастие. Майкл попытался чуть отодвинуться, но она прильнула к нему еще теснее и чувственнее, ее ноги обнимали его. Она приподнималась и опускалась в ритме его дыхания.

— Милая, дорогая, — хрипло бормотал он, уступая требовательному нажиму ее тела, — в тебе воплощено все то, о чем только можно мечтать. Ты так нежна, так восхитительно отзывчива, так изысканно чувственна… Ах, Лейси, я искал тебя всю свою жизнь. Боже, как я хочу тебя прямо сейчас!

— Я тоже тебя хочу, — сонным голосом проворковала Лейси, осыпая легкими поцелуями его лицо. — Я восхищаюсь тобой, — шепнула она, чувствуя, как опять погружается в сон. — Я никак не могла забыть тебя. Ты самый фантастический мужчина из всех, кого я знала.

Он вдруг замер и, стиснув зубы, прорычал:

— Лейси, не говори мне этого! Я не хочу слышать о других твоих мужчинах!

Хотя сон уже одолевал ее, она все же попыталась рассказать ему о том злополучном случае, который произошел после выпускного бала на переднем сиденье «Бьюика» Бобби Сал-ливана: Бобби был ничуть не опытнее Лейси в искусстве любви, хотя она поняла это лишь несколько лет спустя. В памяти Лейси осталось лишь болезненное, неприятное ощущение. В душе она поклялась, что ничего подобного с ней больше не произойдет. Во всяком случае, до тех пор, пока ей не встретится идеальный мужчина, которого она полюбит, и уж тогда все будет чудесно. Как сейчас. Тем временем бедолага Бобби Салливан уже обзавелся очаровательной женой и миленькой дочуркой, хотя по-прежнему не решается смотреть Лейси в глаза при встрече на улицах Ист-Хэмптона.

Лейси не была уверена, что на самом деле смогла растолковать все это. Наверное, история так и осталась необъясненной.

— Лейси, — проговорил Майкл, глядя в темноту и нежно прижимая ее к груди, — тогда утром в Талсе я хотел тебе сказать, что… Ох! — Он вздрогнул, когда ее ищущие пальцы дотронулись до жаркой мужской плоти, и после долгой паузы он с трудом выдавил из себя: — О, Боже, неужели ты собираешься вот так заснуть, а?

Но она уже спала.


Когда первые лучи солнца проникли в окна зданий на Истсайде Манхэттена и йаполнили светом комнаты фешенебельного небоскреба в Саттон-Плейс, Лейси проснулась.

Вздрогнув и широко раскрыв глаза, она поняла, что раздета и лежит в постели. А рядом с ней президент и председатель совета директоров фирмы

«Эскевария энтерпрайсиз, Инк.», опершись на локоть, наблюдает за ней. Внимательно вглядевшись, Лейси отметила, что вид у него несколько осунувшийся.

Проснуться и увидеть подобное — явное свидетельство сумасшествия.

— Ты не спал, — вымолвила Лейси, обратив внимание на его покрасневшие глаза.

— Я не мог. — Майкл нежно посмотрел на нее и улыбнулся. — Даже если бы хотел. Твоя ладонь лежала на несколько перевозбужденной части моего тела.

— Боже милостивый! — воскликнула Лейси, резко садясь в постели. Отдельные ночные видения постепенно складывались в целую картину. Что она здесь делает? Свидания по пятницам! — О, нет! — вскрикнула она. — Я уснула! Я все испортила!

— Успокойся, — спокойно ответил он, наблюдая, как изящно изогнулось ее тело, как качнулась грудь, когда Лейси вскинула руки, в отчаянии схватившись за голову. Потом посмотрел на часы. — Я уезжаю в свой загородный дом в Коннектикуте только в восемь. У нас масса времени.

— Времени?! — Лейси вскочила с кровати. — Моя одежда! Кто меня раздевал? Я не помню, как ложилась с тобой в постель!

— Ты настаивала, что должна снять вечернее платье, — невозмутимо поведал он, закидывая руки за голову и наблюдая за ней. — Сказала, что хочешь соблюсти условия сделки и вернуть его. Говоря по правде, ты швырнула его мне в лицо.

— Не может быть! О, как я могла дойти до такого?! — Лейси обеими ладонями пригладила свои спутанные волосы. — Это все немыслимо, от начала и до конца… Должно быть, я схожу с ума! Ты заказываешь шикарное платье, бриллианты и изумруды да еще кормишь меня обедом в «Лютеции»! Не говоря уже о том, что приставляешь ко мне своего детектива, чтобы тот следил за каждым моим шагом! — Она лихорадочно рылась в постельном белье в надежде отыскать юбку со свитером. Роскошное вечернее платье валялось на полу. — Бред собачий… Паранойя! Ты ненормальный! Надо сматываться отсюда, и поскорее!

— Ты всегда по утрам такая? — слегка нахмурился он.

— Да! Нет! Тебе не должно быть до этого никакого дела! — выкрикнула Лейси. Она очень редко раздражалась по утрам. Сейчас ее вывело из равновесия сознание того, что она оказалась у него в постели, хотя клялась себе, что подобного не случится ни за что на свете.

— Насчет детектива не беспокойся, — сообщил Майкл. — Больше ты его не увидишь.

Стыдливо прикрыв одной рукой грудь, Лейси оглядела комнату в надежде отыскать хоть что-нибудь из одежды.

— Джо вовсе не покушался на меня! — гневно обрушилась она на Майкла. — Если тебя это беспокоит.

— Ничего подобного я не имел в виду. — Теперь он одобрительно разглядывал ноги Лейси, которая металась по спальне в поисках своего белья.

Да куда же подевались мои вещи! Может, он что-нибудь сделал с ними, чтобы Лейси не могла снова ускользнуть, как тогда в Талсе?

— Он чересчур увлекся этим делом. — В глазах Майкла засветились теплые огоньки. — Ты ему слишком понравилась. Он сам написал это в своем рапорте.

— Ты с ума сошел! Ради всего святого… Он же мне в отцы годится!

«Если удастся найти хотя бы плащ, то в таком виде уже можно поймать такси», — подумала Лейси.

— Ты всем слишком нравишься, — заметил Майкл, приподнимаясь на постели. Резким движением руки он поймал за коленку проходившую мимо Лейси, усадил ее рядом с собой и притронулся губами к ее щеке. — Мне тоже. Я лишь защищаю собственные интересы.

Он потянулся поцеловать ее.

— Пусти меня! — воскликнула Лейси, отталкивая его. — Это самый настоящий шантаж! Только потому, что я однажды позволила тебе переспать со мной…

— Я хочу тебя, — перебил он, поглаживая губами шелковистую, нежную кожу ее плеча. — Проклятье, Лейси, ты нужна мне до боли, ты разве не видишь этого?! Я не спал всю ночь, — пробормотал он, — смотрел на тебя. Ты нужна мне сейчас, Лейси! — Его губы пробежали по ее щеке, перешли к кончику носа, коснулись губ. — Мне и самому не верится, что я тебя так чертовски сильно хочу. Это просто невероятно.

«Нет, нет!» — пыталась уговорить она сама себя, без особого усердия вырываясь из его объятий. Это происходит всегда — просто невозможно сопротивляться его желанию. Лейси даже ужаснулась тому, насколько не владеет собой всякий раз, когда Майкл обнимает ее. Ее тело, сгорающее от восторга, уже трепетало. Гора Рашмор вернулся, но в другом качестве — он еще и президент и председатель совета директоров компании, захватившей журнал «Каприз», — Майкл Эскевария.

Эта мысль отрезвила ее.

— Майкл! — проговорила Лейси, оттолкнувшись и вопросительно взглянув на него.

— Да, дорогая? — С восторгом он ласкал ее нежную грудь. — Скажи мне, чего ты хочешь. Я сделаю для тебя все, что угодно.

— По-моему, нам надо поговорить, — ответила Лейси, стараясь подавить дрожь в голосе. Майкл склонил голову, она почувствовала его губы на своей груди и тихо застонала. — Тут все сплошное недоразумение.

Она прижалась к нему всем телом, стремясь насладиться чудесной силой. Его ладонь ласково погладила ее ноги, чуткие пальцы дотронулись до живота, и Лейси растаяла при первом же их прикосновении. Внезапно пронзенная сладостной болью, Лейси застонала.

— Чего ты хочешь, дорогая? — прошептал он, глядя на нее затуманенными глазами. — Скажи мне.

Больше Лейси не могла себя сдерживать.

— Поцелуй меня… Мне так нравится, когда ты меня целуешь! — Ее тело буквально трепетало. — Пожалуйста, Майкл!

Но он не уступал ее настойчивым рукам.

— Тебе нравится, как я целую тебя, правда? — Серо-пасмурный цвет его глаз смягчился теплыми, переливающимися искрами. — Сначала скажи, что хочешь меня так же сильно, как и я тебя. И на сей раз честно, Лейси. — Его губы нежно коснулись ее рта. — Скажи мне, что хочешь быть здесь, в моей постели и в моих объятиях. Что хочешь моей любви. И не надо на сей раз все усложнять.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать