Жанр: Современные Любовные Романы » Мэгги Дэвис » Шалая любовь моя (страница 3)


Выхода не было.

2

— Ты, кажется, пила «Дом Периньон». Я позвоню, чтобы принесли еще, — любезно предложил он.

— Никакого шампанского! — взвизгнула Лейси.

Подумать только — очутиться в пентхаузе! Да это так же дико, как бумажник, битком набитый сотенными купюрами. А комната просто роскошна! И эти золотые часы «Ролекс», перстень с бриллиантом голубой воды и сказочные запонки от Булгари.

Должно быть, это сон. Или кино. Просто, смотря фильм, она уснула и попала обратно в Нью-Йорк, и к перипетиям фильма примеша-лись образы, порожденные подсознанием!

Обладатель безупречного смокинга прошел к панели переключателей возле бара в дальнем конце комнаты, сверкающей стеклом и отделанной полированным деревом. Как только он нажал на кнопку, тотчас зазвучала песня Лары из фильма «Доктор Живаго».

— Может, хочешь выпить чего-нибудь еще? — Он взял бутылку шотландского виски, открыл ее, бросил в стакан пару кубиков льда и наполнил его. Все это время он не сводил глаз с Лейси.

Она невольно вздрогнула. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чем это грозит, и не только ее чести или новой работе в журнале, но и чему-то еще более важному. Едва мафиози посмотрел на нее, как сильная дрожь охватила Лейси. Ничего подобного она не испытывала прежде.

«Немедленно успокойся! — резко приказала себе Лейси. — Что из того, что какой-то роскошно одетый незнакомец смотрит на тебя? Поищи лучше террасу, с которой можно прыгнуть в море, как с „Магнума“ на Филиппинах».

Вдруг он резким движением отставил стакан и направился к ней такой легкой походкой, что Лейси затаила дыхание. Она уже приготовилась применить приемы карате. Но, как ни странно, когда этот верзила крепко взял ее за руку и притянул к себе, Лейси не смогла нанести удар, хотя момент был самый подходящий.

— Потанцуем? — спросил он хрипловатым басом.

«Потанцуем?! — Мысли путались в ее голове. — ПОТАНЦУЕМ? Он что, собирается обнять меня своими огромными ручищами?!»

Ощутив невольную дрожь Лейси, он пробормотал:

— Ты очень напряжена. Расслабься.

Крепкие, сильные руки, прижавшие ее к себе, ничуть не снимали напряжения. Он глядел на нее сверху вниз, и его волевое лицо оставалось совершенно бесстрастным.

— Если тебе интересно, — заявил похититель, — то знай, что я умею ценить по-настоящему все красивое. Это моя страсть. А ты, — он оценивающе посмотрел на лицо Лейси, разглядывая ее пикантный носик, линию бровей, глаза с накладными ресницами и, наконец, чувственные дрожащие губы, — просто очаровательна. Даже в этом нелепом наряде, — добавил он, немного помолчав.

Из его слов следовало одно: баснословно дорогое платье от Клода Монтана ему не понравилось. Не успела Лейси опомниться, как он, нежно обняв ее чуть выше талии, закружил в ритме вальса.

Во время танца она то и дело цеплялась тонкими каблуками за ковер. Лейси двигалась словно во сне, тесно прижимаясь к его могучему телу. В темных окнах были видны их отражения: высокий, красивый мужчина в безупречном смокинге и очаровательная девушка — длинноногая, стройная, с пышным облаком роскошных волос.

Вопреки большинству мужчин, незнакомец оказался великолепным танцором, хотя на первый взгляд казался неповоротливым; стоять рядом с ним было все равно, что прислониться к горе Рашмор[1]. Лейси улавливала тонкий запах дорогого одеколона, мыла и крахмальной рубашки из тончайшего египетского хлопка. Молодой человек был удивительно силен, — кружась, он легко поднимал Лейси над полом. И вне всякого сомнения, находился в весьма возбужденном состоянии.

Пытаясь сделать вид, что не замечает его желания, Лейси деликатно отстранилась, и тогда он вполголоса спросил:

— Я что-то не расслышал, как тебя зовут?

«Не говори! — мгновенно подсказал ей внутренний голос. — Тебя уже здесь не будет, прежде чем что-либо еще случится».

— Джейн Доу, — выпалила она непонятно откуда взявшееся имя. Сегодня вечером Лейси особенно отличалась своими выходками.

Вдруг наступило молчание, слышна была лишь музыка из фильма «Доктор Живаго», и он с сарказмом произнес:

— В таком случае я — Джон Смит.

Ну и ну! Воздушный гимнаст, способный заодно быть Горой Рашмор, а возможно, еще и мафиози, принимает ее за шлюху! Чего ради? Лейси пришла в ярость. Но вдруг он склонил к ней голову и нежно поцеловал.

Его теплые твердые губы удивительно мягко прикоснулись к ней… «Нежно?!» — изумилась она и вздрогнула всем телом. Поцелуй стал еще ласковее и крепче.

— Разомкни губы, — шепнул незнакомец, согревая ее теплым дыханием.

Лейси почувствовала, что силы оставляют ее, а он впитал сладость ее уст.

Перед ее глазами возникли искры, огненные росчерки фейерверков. Ноги совсем перестали слушаться. Ни разу в жизни никто не целовал ее так. Она невольно прильнула к Горе Рашмор, вцепившись пальцами в смокинг. «Что же он за человек, — недоумевала Лейси, — если способен танцевать с потаскушкой вальс и так ласково целовать ее».

— Ты восхитительна, — пророкотал верзила. — Ты кажешься такой… неопытной.

Впервые он попал в цель. Неопытная! Это и есть ключ ко всем событиям дня. Лейси намерена и дальше оставаться такой. Должно быть, она была не в своем уме, раз позволила ему так целовать себя!

— Я, э-э… Теперь я бы выпила, — выдавила она из себя. Что угодно, лишь бы освободиться от его рук. — Например, имбирного пива или коки…

Прошу вас!

Но Гора Рашмор не разжал объятий. Наоборот, он притянул Лейси еще ближе, поглаживая ее спину сквозь шелк платья.

— Настало время раздеться, — проронил он, губами касаясь ее волос.

Лейси резко вырвалась из его объятий, совершив причудливый пируэт и едва не свалившись на пол.

— Я не раздеваюсь! Никогда! — взвизгнула она, лихорадочно озираясь в поисках хоть какого-то выхода отсюда: пожарной лестницы, парашюта, самолета, чего угодно.

Тем временем молодой человек снял смокинг и повесил его на угол стойки бара.

— Ты не раздеваешься? — переспросил он.

— Нет, не раздеваюсь, — в истерике закричала Лейси. Должен же быть где-нибудь выход из пентхауза, думала она, непременно должен быть! Лейси высматривала хоть какую-то дверь в кухню или ванную, лепеча от страха: — Это мой стиль. Я все делаю в одежде!

Он поразмыслил над этим, и на лице его застыло сосредоточенное выражение.

— Нет, это меня не устраивает. Пожалуйста, разденься, — наконец заявил он, положив загорелые руки на бедра.

— И что теперь? — спросила себя Лейси. У нее опять созрел план действий.

Надо лишить Гору Рашмор возможности двигаться, стукнуть чем-нибудь, оглушить, словом, сделать так, чтобы он оставался на месте, а затем — прямо к лифту. Быстро опуститься в вестибюль и что есть духу бежать прочь из Талсы, будь она неладна! Из аэропорта можно позвонить кому-нибудь из подруг и сообщить, что платье Клода Монтана она вышлет почтой. О Скоттсдейле придется забыть. Надо будет попросить их освободить ее комнату в отеле, а вещи переслать в Нью-Йорк.

Лейси машинально собрала шелковистые волосы в хвост и придержала их на затылке, высоко подняв локоть. Это движение подчеркнуло линию ее шеи, плеч и соблазнительно приоткрытой груди. И тут же ей стало ясно, что делать этого не следовало — серые глаза приобрели грозовой оттенок.

Ага! Лейси вдруг поняла, как поступить. Надо без страха подойти к черному кугуару, погладить его в знак покорности, а потом огреть по голове какой-нибудь стоящей вблизи тяжелой лампой. Ни в коем случае нельзя снова попасть в плен его жарких поцелуев! Один раз это едва не кончилось плохо.

Лейси огляделась. К несчастью, под рукой ни одной лампы — все осветительные приборы закреплены на потолке. Она с опаской окинула взглядом атлетическую фигуру. Похоже, даже знаменитый удар правой в челюсть, уложивший Питера Дорси, известнейшего нью-йоркского фотографа и распутника, не произведет на верзилу ни малейшего впечатления. И тут Лейси осенила блестящая идея.

— Но я ничуть не против того, чтобы раздеть тебя, — с наигранным оживлением воскликнула она. — Давай помогу!

Лейси стремительно ринулась к нему, но, зацепившись за ковер, потеряла равновесие. Пошатнувшись, она все же угодила в цель и крепко вцепилась в его сорочку.

— Да-да, позволь мне, — возбужденно твердила Лейси. — Это мой…

— Стиль, — подсказал он, глядя на нее сверху вниз прищуренными глазами.

— Откуда ты знаешь?! — воскликнула Лейси.

Молодой человек позволил ее трясущимся пальцам развязать узел галстука и снять его с шеи. Стоя с черной шелковой лентой в руках, Лейси видела лишь широкую грудь незнакомца. «Какой он мужественный!» — подумала она. Женщина, последовательно избегающая мужчин с семнадцати лет, не должна переживать такую бурю тревожных и непонятных чувств. Лейси сглотнула застрявший в горле ком.

«Думай головой! — предупредил внутренний голос. — Черный кугуар может и цапнуть!»

— М-м-м… — мурлыкнула Лейси, играя свою роль; впрочем, несколько лишних «м» были добавлены непреднамеренно. Расстегивая белоснежную рубашку, она вдруг почувствовала под своей ладонью мерное биение его сердца. Эти гулкие ритмичные удары почему-то повергли Лейси в панику.

Пальцы ее путались в пуговицах сорочки. Лейси хотелось, чтобы он перестал дышать, замер, уснул, потому что последующие ее действия вряд ли смогли бы доставить ему удовольствие.

Лейси намеревалась расстегнуть сорочку только для того, чтобы потом моментально сдернуть ее вниз по рукам, завязав рукава сзади узлом, и тут же броситься к лифту. Но оказалось, что проделать это до конца можно, лишь вытащив рубашку из брюк.

Она с предельной осторожностью опустила руки к петелькам подтяжек, пристегнутых к поясу брюк. Но едва Лейси к ним прикоснулась, как он накрыл ее руки своими, пытаясь встретиться с ней взглядом.

— В чем дело? — дрожащим голосом спросила Лейси, старательно избегая его взгляда.

— Я хочу, чтобы ты перестала бояться. Ты в самом деле слишком очаровательна, чтобы… — Он помялся. — Чтобы с тобой дурно обращались. Понимаешь?

— Д-да, — промямлила Лейси. Она понимала это слишком хорошо, поэтому и хотела убраться отсюда как можно быстрее.

Как только подтяжки были отстегнуты и она потянула «молнию» брюк книзу, чтобы вытащить рубашку, брюки, к ужасу Лейси, словно сами собой соскользнули с его узких бедер.

Со сдавленным воплем Лейси рванула рубашку за воротник, чтобы поскорее спутать ему руки. «Теперь он не скоро освободится», — успокаивала она себя.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать