Жанр: Современные Любовные Романы » Мэгги Дэвис » Шалая любовь моя (страница 32)


17

Лейси поняла, что любит Майкла сильнее, чем можно себе вообразить. Все, что стало ей известно в Коннектикуте, лишь усилило это волшебное чувство; она твердо пообещала себе устранить все недоразумения. Быть может, Майкл уже любит ее, но еще сам этого не знает! Встретившись с ним глазами в спальне, Лейси забыла обо всем на свете, мечтая лишь раствориться в теплых, нежных, страстных чувствах, переполняющих душу. Ей хотелось дать Майклу такое счастье, какого он не знал прежде: ни в тяжком детстве, ни теперь, когда он своим трудом заработал миллионное состояние. Хотелось сделать для него что-то хорошее — например, оформить коннектикутский дом, а то и нью-йоркские апартаменты, устроить все так, чтобы стало уютнее. Хотелось любить его до скончания дней. Выйти за него замуж и рожать ему детей.

— Майкл, дорогой! — воскликнула она в порыве радости. — Я хочу любить тебя сама, если позволишь!

Это был отчаянный шаг, но она предусмотрительно перечитала «Радость секса», на сей раз не испытав такого шока, как пять лет назад. Кроме того, она не сомневалась, что Майкл будет просто потрясен.

— Если позволю? — В его голосе прозвучала явная настороженность.

— Да, ты понимаешь, о чем я. — Лейси расстегнула опоясавший талию Майкла черный пояс и бросила его на пол. — Расслабься, милый, и наслаждайся.

Майкл с изумлением смотрел, как она вытаскивает его рубашку из брюк.

— Лейси, — начал он, когда были отстегнуты подтяжки, — мы уже обсуждали твое чувство… — Он поперхнулся словами, потому что в этот момент ее пальцы добрались до «молнии» на брюках, — …юмора, — внезапно охрипнув, договорил он.

Лейси негромко рассмеялась. Майкл наверняка вспомнил, что она уже проделывала однажды подобное и чем это кончилось.

— Доверься мне, милый, — проворковала Лейси. — Я не сделаю ничего плохого. Со мной ты в полной безопасности.

— О, дьявол! — застонал Майкл. Но глаза его сияли, а уголки рта слегка подергивались. Когда ее руки поднялись, чтобы расстегнуть рубашку и помочь снять ее, он снова содрогнулся.

«Фантастическое тело!» — подумала Лейси, глядя на могучую грудь Майкла. Она коснулась губами его кожи, ощутив ее солоноватый привкус, и вдохнула аромат чистоты. Взглянув в его лицо, Лейси заметила в глазах Майкла странное, растерянное выражение.

— Ты очень вкусный, — прошептала она.

— Лейси, — прохрипел Майкл, — а что я должен делать, пока ты…

— Стоять спокойно, — отозвалась она и чуть прикусила его загорелое плечо. — Нравится?

— Я просто без ума от тебя, — едва сумел вымолвить он.

Лейси несколько раз с вожделением погладила его плечи, обеими руками взяла его большую, тяжелую ладонь и прижала к губам. Едва ее влажный язык коснулся ямки в центре ладони, все мускулы Майкла непроизвольно напряглись, отзываясь на ласку.

— По-моему, я этого не перенесу. Это… что-то особенное. А-а-ах! — выдохнул он, когда Лейси, скользнув свободной рукой вдоль его спины, сняла с него одежду.

— О Боже!

— Майкл, ты прекрасен. Знаешь, расти с двумя сестрами и без единого брата, не видя обнаженного мужского тела нигде, кроме как в книгах по искусству и музеях, не так уж и хорошо. Мне всегда казалось, что обнаженные мужчины выглядят довольно нелепо.

Потом в восторге коснулась его кожи кончиками пальцев, уклоняясь от объятий.

— Но перед тобой я готова преклоняться.

— А-а-а-ах, — отозвался он. — Ах, Лейси, любимая… Великий Боже! Никогда не знаешь, чего ожидать от тебя в следующий раз… — Лицо Майкла покраснело, но он послушно продолжал держать руки по швам. — Только не связывай меня, ладно?

— Туфли, — проворковала Лейси. — Надо снять с тебя туфли и носки.

Майкл послушно проследовал к кровати. Она склонилась над ним, коснувшись его лица своими длинными пепельными волосами.

— О, милый, — с чувством воскликнула Лейси, всем телом прижимаясь к нему. — Какое волшебство! Я не представляла, что это будет так великолепно!

Стянув свой бархатный жакет, она одной рукой коснулась его крепкой, широкой груди, а другой расстегнула блузку. Затем опустилась чуть ниже, чтобы прикоснуться к его обнаженной коже собственной грудью, прикрытой тончайшим шелковым бюстгальтером. Майкл застонал, и Лейси потянулась к его рту своими пылающими, влажными губами, а ее длинные пряди волос щекотали его шею и плечи. Их губы слились в страстном поцелуе. Тело Майкла отозвалось мощным содроганием, потом его крупная ладонь легла на затылок Лейси, и их уста сомкнулись еще крепче.

— Лейси, — наконец произнес Майкл, — мой ангел! Моя прекрасная волшебница! Неподражаемая!

Разожженный ею огонь пробежал волной по его телу.

Лейси грезилось, что она находится на вершине мощного вулкана. Движения ее ласковых рук сводили его с ума. Похоже, Майкл почти утратил контроль над собой.

— Я хочу раздеть тебя. — Она заглянула в его ясные серые глаза. — Майкл! Ты слышишь меня?

— Туфли, — хрипло пророкотал он. — Да-да, конечно.

— Но ты должен мне помочь, — сказала она, сползая с кровати и стягивая с его вытянутых ног сначала туфли, а затем носки. Привстав на минуточку, она разулась, сняла с себя золотистую шелковую блузку и крепдешиновые брюки, ни на миг не отводя глаз от его большого, стройного тела, темнеющего на светлых льняных простынях.

— Ты великолепен! — Она наклонилась, чтобы губами коснуться тонкой дорожки волос на животе. И пока она пробовала на вкус его кожу, Майкл погрузил пальцы в ее волосы и выдохнул:

— Не останавливайся…

Лейси осторожно стащила с него брюки, своим дыханием согревая его налившуюся страстью плоть.

— Ты так отзывчив! — воскликнула она, когда его тело в ответ на прикосновение ее губ к бархатистой

коже выгнулось дугой. — О, милый!

На самом деле слово «отзывчив» слабо отражало происходящее. Его крупное, мужественное тело было напряжено, он содрогался от едва сдерживаемого желания.

Майкл застонал, когда пальцы Лейси сжались.

Каким-то образом его трясущиеся руки ухитрились сорвать с нее бюстгальтер и яростно сдернуть золотистые бикини.

— Наконец-то, — выдохнул он.

— Майкл! — позвала его Лейси, ласково поглаживая его плоть. Он лежал, не двигаясь и устремив взгляд в потолок. — Майкл, тебе хорошо? Или я делаю что-то не так?

— Только не останавливайся, — хрипло откликнулся он. — Чудная, дивная Лейси!

Майкл притянул к себе Лейси, пробормотал:

— Несравненная! Ты свела меня с ума…

— Ох! — едва слышно выдохнула она. — Майкл, ты должен позволить мне делать все самой!

Его ладони скользнули по мягким изгибам ее талии, задержались на бедрах.

— Да, бесценная моя. О, прекрасная, милая Лейси…

— Майкл, ты хочешь меня? Скажи, что да, дорогой мой, — страстно воскликнула она, осыпая его пылкими, жадными поцелуями. — Скажи, что ты мой!

В его серых глазах застыло недоумение.

— Ты шутишь? — чуть ли не всхлипнул он, когда Лейси слилась с ним.

— Майкл! — вскрикнула Лейси, пытаясь освободиться от его рук, перехвативших инициативу. — Ты же должен просто лежать, я сделаю все сама!

— Да, — заурчал он, раскачивая ее все порывистее. — Я… мы! Я твой, душа моя! Возьми меня!

Его хриплый шепот столкнул Лейси в неистовое пламя бурлящего вулкана. Руки Майкла задавали ритм ее телу, то приближая, то отстраняя, ритмично подталкивали ее, заставляя устремляться к нему. Их тела сливались в экстазе. С уст Лейси то и дело слетали негромкие стоны восторга. Она растворилась в пульсирующем ритме, с головой погрузилась в кипящую лаву. Мир вокруг них рухнул со скрежетом сдвигающихся материков, озаренный пыланием падающих комет. Балдахин над ними колебался, кровать раскачивалась от мощи их неистовства.

Майкл исторгнул первобытный ликующий крик и притянул Лейси к себе обеими руками, запутавшимися в ее волосах.

— Безумие какое-то, — счастливо всхлипнула Лейси, уткнувшись в его порывисто вздымающуюся влажную грудь. — О, Майкл, я сделала все правильно, не так ли? Это чудо! Ты чудо!

— Позови врача, Лейси, — едва слышно проговорил Майкл.

— Господи, — приподнявшись на локтях, Лейси посмотрела на него. Лицо его блестело от пота, глаза закрыты. — Что с тобой?

— Сам не знаю, — едва слышно отозвался он.

— Это я виновата? — запаниковала Лейси. — Майкл, о Господи, скажи что-нибудь! Скажи — это было чересчур? — Она с испугом приложила ухо к влажной груди, чтобы послушать сердце. Оно билось как молот.

— Кажется, стало полегче. Ну вот, он теперь набирает силу, — глухо проговорил Майкл.

— Что? — поднеся ухо чуть ли не к его губам, переспросила Лейси. — Кто набирает силу?

— Узнаешь! — ухмыльнулся Майкл, внезапно охватив ее крепкими руками, и прижал к себе. Лейси изумленно охнула, а он договорил: — Теперь моя очередь, о прекрасная Лейси!

— Ты не сможешь, — шепнула она, глядя прямо в серые глаза. Майкл прищурился.

— Ты считаешь, что не смогу?

— Вот именно, — хихикнув, отозвалась она.

Но богатырь под ней уже шевельнулся, демонстрируя обратное.


Когда луч солнца коснулся лица Лейси, она первым делом подумала о том, как чудесно проснуться в кровати времен освоения Америки в крепких объятиях Майкла. Да разве на этом месте может оказаться кто-нибудь, кроме Майкла? Он всегда спит именно так — так крепко сжав ее в объятиях, что едва можно дышать, словно Лейси собирается ночью потихоньку улизнуть. Как замечательно чувствовать, что губы его прижаты к твоей шее, и обонять исходящий от его волос аромат шведского одеколона.

Поспать Лейси так и не удалось. Казалось бы, теперь она должна выглядеть усталой, с темными кругами под глазами; но, как выяснилось, возле Майкла она всегда пробуждается сияющей.

Они проговорили всю ночь напролет. С блеском и остроумием он рассказал о причине краха Бостонского банка, о механизмах работы конгломератов, открыл, что приобретение издательств может лишь потешить самолюбие, потому что доход от них невелик, а проблем, особенно связанных с персоналом, — выше головы. Кроме того, они обсудили достоинства вложения денег в гостиницы, апартаменты в Саттон-Плейс, коннектикутскую недвижимость, а также в золото, бриллианты и прочие драгоценности. К немалому изумлению Лейси, Майкл учинил ей весьма дотошный допрос — как, по ее мнению, можно улучшить работу «Каприза». А поскольку у самой Лейси имелись разумные, интересные творческие идеи, она охотно поделилась ими с Майклом.

«У него действительно острый ум», — с гордостью думала она, вглядываясь в его лицо. Даже когда он говорит о развитии корпораций, прибылях и убытках. Лейси хотелось думать, что президент и председатель совета директоров не откровенничает с кем попало, особенно в постели. Она осторожно, чтобы не разбудить его, отвела от брови черную прядь, вспоминая о том, что Майкл уже продумал вопрос о воспитании детей. Они будут расти в атмосфере любви, получат прекрасное образование, а главное, не будут чувствовать себя обделенными. Майкл считал, что самое страшное для ребенка быть сиротой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать