Жанр: Современные Любовные Романы » Мэгги Дэвис » Шалая любовь моя (страница 34)


18

«Наверно, это худшая автомобильная поездка в моей жизни», — расстроенно думала Лейси, сидя на переднем сиденье «Роллс-Ройса» рядом с водителем, держа Тошнилку чуть ли не на коленях, чтобы уберечь серо-сизую обивку. Представительный темноволосый красавец президент фирмы «Эскевария энтерпрайсиз, Инк.» сидел на заднем сиденье, храня гробовое молчание, в окружении коробок с разнообразными кухонными комбайнами и микроволновыми печами и накрытой покрывалом клетки с Эль Магнифико — хохлатым какаду.

Через полтора часа, приехав к себе домой на Восемнадцатую улицу Вестсайда, Лейси согласилась взять Эль Магнифико, потому что иначе о нем некому будет позаботиться — разве что птицу вернут в Уэстпортский магазинчик Мортона. Что же касается кухонных комбайнов и полудюжины микроволновых печей, то Лейси, стоя на тротуаре, откровенно сказала Майклу сквозь стекло дверцы, что он может с ними сделать; он же тем временем курил сигару и невозмутимо наблюдал за ней. В конце концов Эдуард отнес в ее квартиру все, в том числе ее выстиранное и высушенное белье, и свалил большой грудой посреди гостиной.

— Мисс Кингстоун, а это… окончательный разрыв? — осведомился шофер, высокий и привлекательный блондин, сняв форменную фуражку и вежливо держа ее перед собой. — Потому что если вы больше не будете встречаться с боссом, то у меня есть два билета на чемпионат по борьбе в зал на Мэдисон-Сквер-Гарден на вечер в четверг.

— Ступайте прочь, негодяй! — крикнула Лейси, выталкивая его за дверь. — Терпеть не могу борьбу!

— Вы самая красивая женщина из всех, каких мистер Эскевария… м-м… приводил, мисс Кингстоун, — дипломатично сказал шофер. — Вдобавок самая веселая. А как насчет китайского ресторанчика в пятницу? Во всяком случае, разрешите вам позвонить! — жалобно попросил он, когда Лейси выставила его за порог и захлопнула дверь.

Оставшись в одиночестве, Лейси бросилась в свое излюбленное кресло-качалку и стала разглядывать аккуратно сложенную пирамиду коробок посреди гостиной. Поверх нераспечатанной коробки с печкой «Таппан» стояла красивая декоративная клетка из анодированного алюминия. Сидящий в ней какаду Эль Магни-фико вопросительно склонил голову набок и горестно осведомился:

— Крк?

Втиснувшись под стол, служивший ему убежищем, Тошнилка жалобно скулил. Лейси подперла подбородок кулаками и горько заплакала.

«На сей раз ты своего добилась, — упрекнул ее внутренний голос. — Чересчур остроумна и неугомонна, Лейси Кингстоун! Только на сей раз ты зашла слишком далеко. Видно, тебе невдомек, когда можно паясничать, а когда нет. Сказать мужчине, что ты в него без памяти влюблена, — еще недостаточно. Швырнуть ему в лицо его собственные деньги — тоже не самое удачное начало, и ты в этом убедилась на собственном опыте. Ты все испортила. Так тебе и надо!»

Хватит вытворять глупости; слишком уж многое поставлено на карту. Она напрочь испортила выходные, обещавшие закончиться просто великолепно. Тяжело вздохнув, Лейси протянула руку к телефону. «Позвоню кому-нибудь, отведу душу и получу дельный совет».

Она набрала номер Джемми Хэтуорт, живущей в Бруклине, но на звонок ответил мужской голос.

— Майк? — неуверенно спросила Лейси. Прямо ни в чем не везет. И надо же, именно сейчас! Макетчик Майк — у Джемми Хэтуорт. — Это Лейси Кингстоун. Что ты там делаешь? — выпалила она и тут же прикусила язык.

— А, Лейси, дорогая! Как поживает самая красивая блондинка Нью-Йорка? — перекрикивая воскресные телевизионные передачи и громкие голоса детей, поприветствовал ее макетчик.

«А почему бы и не Майк?» — подумала Лейси, чувствуя, как в груди будто что-то оборвалось. Даже Джемми, отягощенная своими проблемами, непослушными детьми и тяжелой работой, имеет право на любовь. Такое право есть у каждого. У каждого, за исключением бывшей модели, а теперь сотрудницы фирмы «Эскевария, Инк.». Сотрудницы, влюбленной в президента упомянутой фирмы, высокой пепельной блондинки с изумрудными глазами, которая вечно шутит некстати, а теперь заслужила титул неудачницы года по классу романтических страстей.

— Привет, ангелочек, — послышался в трубке резковатый голос Джемми. — Господи, Лейси, что за Ниагарский водопад? Неужели я слышу плач? Что стряслось?

— Ничего. Просто я смотрю печальный телесериал, — отозвалась Лейси, мужественно расправляя плечи. Не стоит портить Джемми выходной, который она хотела провести в компании любимого человека, даже если это всего-навсего Майк из художественной редакции. И под аккомпанемент скорбно завывающего под столом Тошнилки и сочувствующих криков попугая выговорила сквозь слезы: — В общем, я звоню, чтобы спросить, не хотят ли твои детишки получить в подарок прямо-таки фантастического хохлатого какаду, которого я только что привезла из Коннектикута.


Но самое страшное было еще впереди.

В понедельник Лейси не получила ничего, кроме малоприятных заданий, включая и нудную статью о предложениях по стандартизации шкалы размеров женской верхней одежды. В результате она провела большую часть дня в библиотеке Нью-Йоркского института моделей одежды, занимаясь изучением этого вопроса. Задание имело лишь один плюс — оно позволило Лейси держаться подальше от редакции и от осторожных сочувственных расспросов Джемми Хэтуорт. Но зато в шесть тридцать вечера Объединенная служба доставки начала слать ей посылки. Сорвав обертку с первой из них, Лейси

обнаружила роскошное зеленое платье, в котором она обедала в «Лютеции», белье в тон ему и зеленые туфли.

— Славная у вас квартирка, — заметил курьер, пока Лейси расписывалась в квитанции. Потом с особым одобрением он оглядел старый брючный костюм Лейси «Лиз Клербон». — К вам не заходят время от времени друзья пропустить глоток-другой?

— Пошел вон! — выкрикнула Лейси, выталкивая его за порог.

Во вторник прибыло красное бархатное платье в стиле Ренессанс, но курьер благоразумно оставил посылку у порога, получив расписку. Зато в среду специальный посыльный доставил от «Братьев Ревилльо» длинную шубу из соболей с вышитым на шелковой подкладке именем Лейси. Да к тому же с извинениями за задержку заказа, полученного на прошлой неделе: необходимо было еще подогнать шубу по фигуре. Лейси залилась слезами.

Видимо, Майкл Эскевария решил всерьез отделаться от нее, тут и думать нечего. Лейси без сил опустилась на тахту в гостиной, укрыв колени пушистым мехом и орошая слезами отвороты шубы. Итак, он решил отослать ей все — разумеется, за исключением баснословно дорогих драгоценностей. Он закрывает ее счет, не желая больше иметь с ней дела. Несмотря на страдания, из-за которых даже работа в журнале стала ей в тягость, Лейси поняла, что сохранить чувство собственного достоинства и остатки гордости можно теперь лишь одним способом.

Каждое утро, по пути на работу, она по почте отправляла обратно все вещи: тончайшее шифоновое платье вкупе с зелеными туфельками, затем эффектное красное бархатное платье в стиле Ренессанс, а вслед за платьями — сказочно дорогую соболью шубу от «Братьев Ревилльо» в фирменной коробке с золотым тиснением.

Но обильно пролитые ею слезы — и слезы гнева, и слезы горести — не могли не оставить следов на ее лице. В четверг утром Лейси пришла на работу в темных очках, дабы скрыть покрасневшие глаза и припухшие веки, хотя очки мешали смотреть на экран монитора, когда она усаживалась за стол в попытке написать хоть что-нибудь. Поэтому Лейси ничуть не удивилась, перед самым ленчем обнаружив у двери своего кабинета главного редактора Глорию Фарнхэм, разглядывающую ее с пристальным интересом.

— Здесь слишком много места для одного человека, ты не находишь, Стейси? — сказала главный редактор. — А теперь, накануне зимы, кондиционер почти не нужен, не так ли? — Она извлекла из кармана своего жакета вырезку, как-то странно огляделась и положила ее на стол. — Вот, дружочек, я только что читала утренний «Ежедневник» и подумала, что тебя это заинтересует.

Лейси дождалась, когда главный редактор удалится, и уж потом взяла вырезку из «Ежедневника женской моды», чтобы прочесть. А прочитав, тут же пожалела об этом.

«То угасающий, то вспыхивающий роман, — сообщала эта сплетница женской моды, — между Майклом Эскевария, самым многообещающим нью-йоркским миллионером и председателем совета директоров конгломерата, ставшего владельцем известного журнала „Каприз“, и Дульсией Форд-Мэннинг, известным дизайнером, снова вспыхнул. Дульсия, чья фирма „Форд-Мэннинг Ассошиэйтс“ оформляла апартаменты Майкла на Саттон-Плейс в качестве образца для Нью-Йоркской выставки дизайна 1983 года, снова приступает к работе над новым контрактом по оформлению интерьера его дома в Северном Уилтоне, Коннектикут. Счастливую парочку видели тет-а-тет в „Таверне“ Триша Вандербильта, кузена Дульсии, в понедельник, когда там состоялся благотворительный вечер по сбору средств на избирательную кампанию местных кандидатов от республиканской партии».

Скомкав вырезку, Лейси в очередной раз кинулась в дамскую комнату, чтобы выплакаться.

«Теперь-то я знаю, — раздумывала Лейси, с силой спуская воду, чтобы заглушить свои рыдания, — кто виновен в ультрамодерновой безвкусице апартаментов Майкла, превратившей его квартиру в блистательное убожество!»

Она и не думала, что можно пережить подобную боль, острую, как удар ножа, пронзившую душу при чтении об «угасающем и вспыхивающем» романе Майкла с известным дизайнером. Какое предательство! Значит, другие женщины все-таки были! Были и до знакомства с ней, и во время их встреч, и после разрыва, тут уж сомневаться не приходится. Это выставляет их отношения в таком неприглядном свете, что Лейси едва нашла в себе силы пережить этот удар.

Выплакавшись, Лейси вышла из комнаты, снова надев темные очки. Она едва могла различить силуэт главного редактора Глории Фарнхэм, дожидавшейся ее невдалеке от кабинета.

— А, вот и ты, Стейси Кингсли! — проговорила главный редактор, глядя поверх головы Лейси куда-то в сторону рекламного отдела. — Устрой себе небольшой перерыв на ленч, ладно? Мы вынесем твои вещи из кабинета, а потом найдем тебе местечко у художников, вместе с остальными младшими обозревателями.

Лейси даже не смогла ответить, к горлу снова подкатил ком, и глаза наполнились слезами. Вместо ленча она спустилась на лифте в вестибюль издательского комплекса «Каприз» и из телефона-автомата позвонила в административный отдел «Эскевария энтерпрайсиз, Инк.».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать