Жанр: Современные Любовные Романы » Мэгги Дэвис » Шалая любовь моя (страница 39)


Тут Алекс рывком распахнул дверь, и грозный председатель совета директоров ринулся вперед.

— Эскевария, соблюдайте регламент! — завопил адвокат, пулей вылетая в приемную.

— Ты, чертов ублюдок, только тронь меня, а я уж в долгу не останусь!

— Ну-ну, ласточка, не плачь, — ласково проговорил отец.

— А я и не плачу, — всхлипнула Лейси, сдвигая шляпку вместе с вуалью на затылок и сдувая с лица упавшую прядь волос. — Папа, он всегда такой! Майкл Эскевария держится со мной так, будто я очередная фирма, которую он себе присваивает!

— Ты очаровательна, — сообщил председатель совета директоров, возвращаясь к своему столу.

Лейси молча смотрела на него. Это наверняка какой-то подвох, Майкл Эскевария на такое мастак. Ну да, он предложил ей замужество, но лишь потому, что Лейси вынудила его силой!

— Ах да, вот оно, — подал голос юрисконсульт, приподнимая очередную пачку бумаг. — Мистер Эскевария предлагает истице заключить брак, устроив свадьбу в бюро судьи Сэмюеля Марковица, комната пятьсот один, здание Верховного суда города Нью-Йорка, Центр, Шестидесятая улица, завтра в полдень. Здесь же вы найдете предлагаемый текст брачного контракта, а также справку о трехдневной отсрочке и анализ крови.

— Не торопись, детка, подумай, — уговаривал Лейси отец. — Майкл сделал ряд контрпредложений. Ты можешь…

— Хватит называть его Майклом! — оборвала Лейси отца. — Я этого не перенесу! Ради всего святого, здесь хоть кто-нибудь за меня вступится?!

Она убедилась, что Майкл опять победил. Снова втоптал в грязь ее человеческое достоинство. Снова его проклятые козни! Слезы застили Лейси глаза. Сейчас больше всего на свете ей хотелось отплатить ему той же монетой. Какая бесчеловечная жестокость — предложить руку и сердце при подобных обстоятельствах! У нее не осталось уже ни малейшей крупицы самоуважения. Она просто мечтает как можно больнее унизить президента и председателя совета директоров. И чтобы это унижение длилось как можно дольше. Месть должна свершиться.

— Отлично! — Лейси выпрямилась и гордо подняла голову. — Сделка состоялась, папа. Я выйду за него!


— Ну-ну, детка, не плачь, — по пути в Вест-сайд уговаривал ее отец, решивший подвезти Лейси. — Никто ведь не говорит, что ты обязана за него выходить, ты сама так решила. Кроме того, не забывай, ты подписала брачный контракт, хотя никто не принуждал тебя к этому. Я только сказал, что тебе следует подождать и все обдумать. Хотя, откровенно говоря, зная свою милую дочурку, я понимаю, почему Майкл так торопится. — Дж. Фредерик Кингстоун улыбнулся своей дочери, уютно устроившейся на заднем сиденье. — Киска, сделка-то ведь не так уж и плоха. Принимая во внимание предложенные Эскевария имущественные отношения, я бы и сам за него вышел замуж.

— Ой, папа, умоляю, не старайся меня развеселить, — горестно вздохнула Лейси. — Если хочешь знать, то ты ни капельки мне не помог. Едва переступив порог, я поняла, что ты что-то затеял. Ты всадил нож родной дочери в спину!

— Вообще-то, Лейси, все обстоит вовсе не так. Мы действительно поболтали с Майклом до твоего прихода минут пять, потому что он хотел уведомить меня о своем предложении. Откровенно признаюсь, я сентиментально старомоден и предпочитаю, чтобы у меня просили руки моей дочери. В наши дни не многие отцы удостаиваются такой чести.

— Он негодяй! Все меня предали, даже родной отец!

— Лейси, что ты! Майкл был настолько деликатен, что приготовил рекомендации, дабы я ознакомился с ними в качестве, м-м, потенциального тестя. О нем хорошо отзываются два сенатора, четверо воспитателей из приюта Святого Винсента де Поля, профсоюз докеров Нью-Йорка и прежний директор ипподрома в Белмонте. Жизнь не баловала его, дорогая моя. И многие из его знакомых испытывают к нему явную симпатию.

— Испытывают симпатию? Ой, папа, ты просто не знаешь Майкла Эскевария, как знаю его я, — всхлипнула Лейси. — Он змей, притом совершенно безжалостный, и женится на мне только для того, чтобы от меня отделаться! Ты слышал, что он сказал своему юрисконсульту перед нашим уходом? Что теперь наконец-то сможет спокойно спать по ночам. О, как это низко, подло и грязно!

— Ну что ты, Лейси! По-моему, он имел в виду совсем не то. Вообще-то, мне кажется, он выглядел несколько издерганным. По-моему, ты просто не понимаешь, какой удар нанесла его компании, — заметил отец, загоняя машину на стоянку перед ее домом. — Ты доверилась не тому, кому нужно. Да-да, я понимаю, что идея, видимо, принадлежала ван Ренсалеру. Но даже мне было очевидно, что твой, м-м, экс-жених заявился туда, намереваясь убить двух зайцев разом. Я не виню твоего, м-м, нового жениха за то, что он был так груб. с ним. Этим бычкам бодаться явно уже не впервой. Прости, но я скажу, — твердо заявил Дж. Фредерик Кингстоун, — с первого же взгляда было видно, что у твоего дружка-адвоката рыльце в пушку.

Лейси осела еще глубже на сиденье отцовского «Меркюри-Кугуара».

— Я понимаю, что это тебя не убедит, папа, но разве Майкл Эскевария хоть словечком обмолвился о том, что собирается жениться на мне, потому что любит меня? Нет! Ни полсловечком. Я тебе уже говорила, какое он мне делал предложение. Отнюдь не руки и сердца!

— Ну-ну, милая, ты подписала весьма щедрый предсвадебный договор, согласно которому вы не можете расторгнуть брак в течение шести месяцев, — напомнил отец. — Это позволяет тебе в случае чего получить развод, причем имущественные проблемы уже улажены.

В число прочего входят спортивный автомобиль, шуба и примерно полмиллиона долларов в драгоценных камнях. Это весьма великодушно со стороны Майкла, дорогая.

— Он просто силком впихивает мне это барахло, потому что не может заставить меня взять его иначе! Иначе куда ему это все девать? Кому может понадобиться соболья шуба за сорок тысяч долларов с вышитым на подкладке моим именем или «Феррари», крашенный на заказ под цвет моих волос? Нет, тебе не понять. — Она промокнула слезы кончиком вуальки. — Если бы Алекс ван Ренсалер не испарился так скоро, я могла бы выбирать из двух предложений. Папа, это ужасно унизительно, когда подлец вроде Майкла Эскевария заявляет, что женится на тебе, а действительно достойный молодой человек вроде Алекса ван Ренсалера потихоньку выскальзывает за дверь. Но теперь я усвоила преподанный урок. Что бы там Майкл Эскевария ни говорил, на самом деле он хочет, чтобы я была его любовницей в роскошных апартаментах на Истсайде! Папа, ты даже не представляешь, насколько этот брак омерзителен ему. Просто он узнал, что это единственный способ выкрутиться!

Дж. Фредерик Кингстоун лишь вздохнул.

— Ладно, ангелочек, поверю тебе на слово. Впрочем, у меня сложилось впечатление, что дело обернется куда лучше, чем тебе кажется. Быть может, все утрясется во время вашего медового месяца. Господи Боже! — воскликнул он, посмотрев на часы. — Мне надо быстрей ехать домой, чтобы завтра не опоздать в бюро судьи Марковица. Как ты посмотришь на то, чтобы мы с мамой подъехали завтра часам к десяти, чтобы подвезти тебя и помочь собраться?

Настала очередь вздохнуть Лейси.

— Нет, папа, спасибо, мне не нужна ничья помощь. Мне еще многое предстоит сделать. — Она взялась за ручку дверцы. — Просто подходите в бюро, и все. А утром я возьму такси. — Она вышла из машины, не осмеливаясь поднять глаза на отца. — Не принимай всерьез то, что я сказала насчет удара в спину, я ведь понимаю, что ты бы такого не сделал. Но, папа…

— Да, дорогая? — с нежностью промолвил отец.

— Насчет медового месяца. — Она с размаху захлопнула дверцу. — На это не очень-то рассчитывай, ладно?


Час спустя Лейси стояла перед дверью квартиры Кэнди О'Нил, держа коричневато-золотистое холстоновское платье и кухонный комбайн «Проктор сайлекс», принесенный в качестве подарка за услугу.

— Можешь заодно взять парочку микроволновых печей, — равнодушно сказала она подруге. — Я выхожу замуж, так что могу раздать все это барахло.

— Мне ужасно хочется познакомиться с Александром ван Ренсалером! — радостно воскликнула Кэнди. — Он просто прелесть! Я так рада, что холстоновское платье с обложки «Журнала для домохозяек» сделало свое дело! Послушай, а как ты думаешь, нельзя ли проделать что-нибудь этакое и со мной?

— Послушай, Кэнди… — нахмурившись, быстро проговорила Лейси. — Ты не против, если я приглашу на свадьбу… Поттси? Ты ведь уже выбросила из головы те неприятности, что случились в танцзале «Зебра», правда? То есть я хочу сказать, теперь, когда рядом с тобой Уолтер Моретти, все наверняка выглядит в ином свете.

— Поттси? Ну, Лейси, не знаю. Вряд ли это придется Уолтеру по душе.

— Оставь Уолтера дома, — отрезала Лейси. — Слушай, зайди ко мне утром часов в восемь, ладно? Мне надо многое объяснить. Я выхожу замуж. Ничего серьезного, завтра в полдень у судьи, вот и все.

— Завтра?! — изумилась рыжеволосая Кэнди. — Лейси, что стряслось? Неужели у Алекса ван Ренсалера какие-то неприятности?

— Нет, — не оборачиваясь, бросила Лейси через плечо, направляясь к своей двери. — Но, по-моему, только у него одного их и нет. Я выхожу замуж за Майкла Эскевария.


Часы уже показывали семь тридцать, когда Лейси наконец-то устроилась на тахте в гостиной с коробкой маникюрных лаков на коленях, чтобы накрасить ногти и посмотреть по телевизору вечернее развлекательное шоу. Манхэт-тенский телефонный справочник по-прежнему лежал на полу в кухне, куда он упал, когда Лейси сделала последний звонок из тех, какие велел Гаррисон Солтстоунстолл Поттс.

«Ну, вот и все», — отрешенно вздохнула Лейси. После завтрашней свадебной церемонии она вольна распоряжаться остатком жизни по собственному усмотрению. Сон, начавшийся в Талсе, а заодно и все с ним связанное, — подошел к концу. Finite.

Послезавтра Лейси решила одолжить у сестры Фелисии ее старый «Датсун» и поехать на запад, в какой-нибудь пустынный, захолустный уголок Аризоны или Нью-Мексико, чтобы прожить там долго-долго, удалившись от мира, отвергающего пепельных блондинок с изумрудными глазами и совершенно неприемлемым чувством юмора. Во всяком случае, именно оно стало основным поводом для нареканий.

Теперь Лейси предстоит заново пересмотреть свою жизнь, поскольку ее карьеру журналистки постигнет та же участь, что и все другие мечты и упования. Однако когда-нибудь ей все-таки удастся выбросить Майкла Эскевария из головы и навсегда избавиться от мучительной пустоты в душе, выжженной дотла долгими неделями неизбывной боли и ярости.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать