Жанр: Разное » Джеральд Даррел » Земля шорохов (страница 19)


ГОРОД BICHOS

Возбуждение, вызываемое в нем невиданными предметами, и возможность успеха побуждают его к более энергичной деятельности.

Чарлз Дарвин. Путешествие натуралиста вокруг света на корабле "Бигль"

С самого моего приезда в Калилегуа Луна докучал мне просьбами поехать с ним в город Оран. До него всего миль пятьдесят, и там, по словам Луны, можно найти уйму всяких bichos.

Я относился к этой идее сдержанно, потому что знал, как легко можно увлечься и начать метаться с места на место. И пусть даже каждое место само по себе окажется хорошим средоточием животных, если примешься скакать, как кузнечик, толку от этого никакого не будет. Я решил обсудить эту идею с Чарлзом и в тот же вечер, когда мы сидели, не спеша попивая джин и глядя на луну, серебрившую своим голубоватым сиянием листья пальм, сказал ему о своем затруднении.

– Почему Луна так стремится в Оран? – спросил я Чарлза.

– Видите ли,– сказал Чарлз,– во-первых, Оран – его родной город, и это обстоятельство может оказаться полезным, так как это значит, что он со всеми там знаком. Мне кажется, вам не мешало бы съездить туда и посмотреть самому, Джерри. В Оране народу гораздо больше, чем в Калилегуа, и, я думаю, вы соберете там вдвое больше животных, чем вам удалось найти здесь.

– А Луну вы можете отпустить? – спросил я. Чарлз слегка улыбнулся.

– Не думаю, чтобы его трехдневное отсутствие было заметным,– сказал он,– а вам этого времени вполне достаточно для того, чтобы собрать в Оране всю фауну, какая там только есть.

– Мы можем выехать в понедельник? – нетерпеливо спросил я.

– Да,– сказал Чарлз,– так будет хорошо.

– Великолепно,– сказал я, допивая джин,– а теперь мне надо пойти навестить Эдну.

– Зачем она вам?

– Кто-то же должен кормить моих животных, пока я буду в отлучке, а у Эдны, мне кажется, доброе сердце.

Когда я вошел, Хельмут, Эдна и Луна спорили о достоинствах двух народных песенок, которые они вновь и вновь прокручивали на патефоне. Эдна молча указала, где стоит джин, я налил себе и сел на пол у ее ног.

– Эдна,– сказал я, выбрав момент затишья в споре,– я люблю вас.

Она сардонически подняла одну бровь и посмотрела на меня.

– Если бы Хельмут не был больше меня ростом, я предложил бы вам бежать со мной,– продолжал я,– потому что с первого взгляда я влюбился в вас, в ваши глаза, в ваши волосы, в вашу манеру наливать джин...

– Чего вам надо? – спросила она.

Я вздохнул.

– Вы бездушны,– пожаловался я.– Я только собирался приступить к делу. Ну, так знайте же, Чарлз сказал, что мы с Луной можем поехать на три дня в Оран. Вы посмотрите за моими животными вместо меня?

– Конечно,– сказала она, удивленная, как я мог вообще усомниться в этом.

– Конечно,– подтвердил Хельмут.– Джерри, ты большой дурак. Я говорил тебе, что мы сделаем все, что только возможно. Только попроси. Мы сделаем для тебя все.

Он плеснул еще джину в мой стакан.

– А вот,– добавил он неохотно,– побег с моей женой у тебя не выйдет.

Итак, рано утром в понедельник мы с Луной выехали в маленьком автомобиле с кузовом "универсал", за рулем которого сидел какой-то веселый полупьяный субъект с огромными усами. Мы взяли с собой только все самое необходимое для путешествия: гитару Луны, три бутылки вина, мой бумажник, набитый песо, магнитофон и камеры. Мы захватили еще и по чистой рубашке, но наш водитель благоговейно и осторожно уложил их в лужу масла. Всю предыдущую ночь шел такой громкий проливной дождь, какой бывает только в тропиках; к утру он превратился в серую изморось, а грунтовая дорога раскисла и стала похожа на неудавшееся бланманже. Луна, которого не расстроила ни непогода, ни раскисшая дорога, ни сомнительная способность нашего шофера вести автомобиль, ни судьба наших чистых рубашек, ни даже то, что крыша нашей машины немножко протекала, что-то весело напевал про себя, а автомобиль, который заносило и подбрасывало, мчался по дороге в Оран.

Мы ехали уже примерно три четверти часа, когда наш водитель, который больше следил за тем, чтобы правильно подтягивать Луне, чем за тем, как идет машина, одолел на двух колесах поворот. И только мы снова чудом выровнялись, как я увидел впереди нечто такое, отчего у меня упало сердце. Перед нами катил свои красноватые пенистые воды мутный поток шириной ярдов в четыреста. На его берегу, словно очередь понурых слонов, стояли три грузовика, а на середине потока был еще один грузовик, отнесенный вниз по течению напором воды. Его деловито вытаскивал на противоположную сторону какой-то механизм, похожий на большой трактор с лебедкой и стальным тросом. Наш водитель присоединился к очереди, заглушил мотор и осклабился.

– Mucho agua[26],–сказал он и на всякий случай показал пальцем, будто я страдал пороком зрения и мог не заметить этого небольшого Бискайского залива, который нам предстояло пересечь. Еще день назад этот широкий поток был. очевидно, всего лишь мелким ручейком, который мирно журчал в своем галечном ложе, но ночной дождь раздул его внезапно сверх всякой меры. Я по опыту знал, как быстро тоненький ручеек может вырасти в настоящую бурную реку, потому что однажды в Западной Африке ручеек, который сначала был всего фута в три шириной и дюйма в четыре глубиной, совершенно внезапно превратился в реку, похожую на Амазонку в ее верхнем течении, и чуть не смыл мой лагерь. Никто из тех, кто не видел такого внезапного превращения, не поверит мне, но тем не менее это одна из самых неприятных, а иногда и опасных сторон путешествия в тропиках.

Наконец через час последний грузовик перетянули на тот берег и подошла наша очередь. К бамперу машины привязали трос, и нас осторожно потащили через поток. Уровень воды становился все выше и выше, течение сильнее, и вот вода зашумела и заплескалась о борт машины. Вода проникала сквозь щели в двери и струйками текла по полу у нас под ногами. Постепенно она покрыла наши башмаки. Теперь мы были примерно на полпути, и напор воды медленно, но верно толкал нас вниз по

течению. Сначала мы стояли как раз напротив трактора с лебедкой, а теперь нас снесло в сторону футов на пятьдесят. Трос был туго натянут, и у меня было такое ощущение, будто мы превратились в какую-то гигантскую бесформенную рыбу, которую водят на леске два молчаливых индейца. Вода достигла уровня сидений; тут она немного помедлила и вдруг хлынула под нас. В этот драматический момент, когда мы уже сидели на полдюйма в ледяной воде, лебедка перестала работать.

– Ррррр! – зарычал наш водитель, высовывая голову из окна и внушительно шевеля усами.– Que pasa?[27]

Один из индейцев спрыгнул с трактора и медленно побрел по дороге; другой сдвинул большую соломенную шляпу на затылок и не торопясь подошел к берегу.

– Nafta no hay![28] – закричал он, сладко почесывая живот.

– И надо же, чтобы это проклятое горючее кончилось именно сейчас,– раздраженно сказал я Луне.

– Да,– уныло откликнулся Луна,– но другой индеец пошел за горючим. Он скоро вернется.

Прошло полчаса. Потом час. Нижние части наших тел замерзли, и мы все время ерзали, чтобы немного оживить их. Наконец, к нашему облегчению, на дороге появился индеец с банкой горючего. Потом индейцы затеяли длинный спор, как лучше заливать животворную жидкость в трактор, а тем временем наш водитель, стуча зубами, ругал их последними словами. Наконец индейцы закончили эту сверхсложную операцию, трактор ожил, трос натянулся, мы медленно потащились к берегу, и уровень воды в машине стал падать.

Достигнув в конце концов суши, мы сняли брюки и выжали их. Наш шофер громко крыл улыбавшихся нам индейцев за покушение на человекоубийство. Потом, оставшись в одной рубахе, он открыл капот и осмотрел двигатель. Шевеля усами, он что-то бормотал про себя. Он заранее завернул в тряпки некоторые жизненно важные части внутренних органов нашего автомобиля перед тем, как мы въехали в поток, и теперь разматывал их и протирал. Наконец шофер сел за руль, нажал на стартер и с широкой горделивой улыбкой слушал, как работает мотор. Мы сели в машину и понеслись, подпрыгивая по дороге. Индейцы весело помахали нам на прощание шляпами.

Мы проехали миль пять и только начали высыхать, как встретили еще одну водную преграду. Дорога здесь шла по склонам гор, у самого их подножия. То и дело встречались глубокие узкие ущелья, по которым стекала с гор вода. Там, где дорога пересекалась этими неширокими, но мощными речками, проще всего было бы перекинуть небольшие мосты. Но, видно, великое множество этих речек делало такое мероприятие слишком накладным, и поэтому применили другой способ – поперек речек проложили бетонные дорожки. В сухое время года ехать по такой дорожке было даже приятно, но когда вода с гор устремлялась вниз, она, ревя, заливала бетон фута на четыре и срывалась с него вниз красивым десятифутовым водопадом. Побыв несколько дней под водой, бетон из-за наросших на него водорослей становился скользким, как стекло, и поэтому ехать по нему было более опасно, чем просто по дну речки.

Здесь уже не было спасительной лебедки, и водитель, испуганно ворча сквозь жесткие усы, сам осторожно направил машину в красноватую воду. Машина уже проехала половину бетонной дороги, когда заглох мотор. Мы сидели и молча смотрели друг на друга. Вдруг вода, напиравшая на левый борт, сдвинула машину примерно на дюйм вправо, в сторону водопада, и тогда мы все разом вскочили, как от удара током. Мы испугались, что течение вдруг подхватит автомобиль и швырнет его через край плиты на камни. Все выскочили наружу.

– Толкать... нам всем надо толкать,– старался перекричать шум водопада Луна. Он судорожно цеплялся обеими руками за борт машины. Сила течения была довольно велика, а Луна был такой худенький, что я боялся, как бы его не унесло и не сбросило в водопад.

– Перейдите на ту сторону,– крикнул я,– здесь вас смоет.

Луна понял силу этого аргумента и, прижимаясь всем телом к машине, стал перебираться на другую сторону, пока машина не оказалась между ним и водопадом. Потом мы налегли на машину плечами и начали толкать ее. Это было одно из самых неблагодарных дел, какие я когда-либо выполнял, потому что мы толкали машину не только вверх по цементной дороге, но и против течения, которое все время старалось нас развернуть. После десятиминутной борьбы нам удалось продвинуться примерно на три фута вперед, а течение за это время сдвинуло нас на три фута ближе к водопаду. Я уже начал по-настоящему беспокоиться: при таких темпах еще через полчаса машину могло смыть в водопад. Втроем мы были не в силах толкать ее вверх по склону и одновременно против течения. У нас была веревка, и, по-моему, надо было просто привязать машину к дереву на берегу и ждать, пока не спадет вода. Я как раз собирался с мыслями, чтобы изложить свой план по-испански, когда из-за поворота дороги на противоположном берегу появилась добрая фея, удачно замаскировавшаяся под урчащий и фыркающий грузовик. Несмотря на почтенный возраст и ржавчину, вид у него был могучий и добродушный. Мы приветствовали его радостными криками. Водитель грузовика оценил наше затруднительное положение с первого взгляда. Сбавив ход, он медленно направил громаду своей машины в красноватый поток и остановился в нескольких футах от нас. Мы торопливо достали свою веревку, связали обе машины вместе, и грузовик, дав задний ход, осторожно вытащил наш автомобиль из потока на сушу. Мы поблагодарили водителя грузовика, угостили его сигаретой и с завистью смотрели, как он направил своего могучего стального коня в поток. Потом мы переключили свое внимание на утомительный и хлопотный процесс просушки двигателя.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать