Жанр: Разное » Джеральд Даррел » Земля шорохов (страница 20)


В конце концов мы прибыли в Оран в два часа пополудни, преодолев еще три водные преграды, которые, к счастью, не обладали скверными качествами первых двух. И тем не менее до дома Луны мы добрались в таком виде, будто целый день провели в реке. Это, впрочем, не очень расходилось с истиной. Прелестные родственники Луны радостно приветствовали нас, они отобрали наши одежды, чтобы просушить их, приготовили непомерное количество еды и усадили нас во внутреннем дворике, где было много цветов и куда лучи солнца проникали лишь для того, чтобы согревать, а не жечь. Пока мы ели и пили доброе бодрящее красное вино. Луна посылал бесконечное (судя по всему) число своих юных родственников с таинственными поручениями в разные концы города. Они то и дело появлялись и докладывали ему что-то шепотом, а он с напыщенным видом кивал головой и улыбался или отчаянно морщился в зависимости от того, какие вести он изволил выслушать. А когда Луна покашливал или бросал на родственников взгляд, все они старались сдержать волнение и выжидающе замирали. У меня появилось такое чувство, будто я обедаю с герцогом Веллингтоном накануне битвы при Ватерлоо. Наконец Луна налил мне и себе по последнему стакану вина и осклабился. Его большие черные глаза сверкали от плохо скрываемого возбуждения.

– Джерри,– сказал он по-испански,– я нашел вам bichos.

– Уже? – спросил я.– Каким образом?

Он показал рукой на отряд улыбавшихся родственников, выстроившихся в одну шеренгу.

– Я разослал их навести справки, и они нашли людей, у которых есть bichos. Нам остается теперь только пойти и купить этих bichos, если они вам подойдут.

– Превосходно,– сказал я, залпом допивая стакан вина,– пошли?

Через десять минут мы с Луной, подстегиваемые охотничьим зудом, отправились рыскать по городу. Впереди нас бежала свора его юных и возбужденных родственников. Город был небольшой, но разбросанный, здания в нем стояли в типичном для Аргентины шахматном порядке. Как и предсказывал Чарлз, куда бы мы ни приходили, Луну приветствовали радостными восклицаниями, и на нас сыпалось множество приглашений принять участие в выпивке. В ответ на подобную фривольность Луна решительно поворачивался спиной, и мы снова пускались в путь. В конце концов один из юных членов нашей свиты бросился со всех ног вперед и громко забарабанил по внушительной двери какого-то большого дома. Когда мы подошли к двери, она была уже открыта и на пороге стояла старуха, одетая в черное и поэтому похожая на дряхлого таракана. Луна остановился перед ней и пожелал ей доброго вечера. В ответ она слегка наклонила голову.

– Я знаю, что у вас в доме есть попугай,– сказал Луна тоном полицейского, который точно знает, что труп спрятан под кушеткой, и дает преступнику понять, что отпирательства не помогут.

– Да, есть,– немного удивленно сказала женщина.

– Этот английский сеньор собирает зверей и птиц для своего jardin zoologico[29] в Англии,– продолжал Луна,– и, возможно, он захочет купить вашу птицу.

Старуха без всякого любопытства поглядела на меня сухими черными глазами.

– Как хотите,– сказала она наконец,– птица эта грязная и говорить не умеет. Мне принес ее сын, и если ее можно продать, я буду только рада. Заходите, сеньоры, и посмотрите попугая.

Шаркая ногами, она привела нас в неизбежный внутренний дворик с растениями в горшках. Он был похож на колодец внутри дома. Увидев птицу, я еле сдержал радостный крик. Это был желтоголовый ара, редкий член семейства попугаев. Он сидел на остатках деревянного насеста, который, по-видимому, всю последнюю неделю он медленно и методично разрушал. Когда мы собрались вокруг попугая, он, держа в клюве щепочку, поглядел на нас, издал короткий гортанный звук и продолжал свою разрушительную работу. Луна бросил на меня быстрый взгляд своих сияющих глаз, и я энергично кивнул ему. Он глубоко вздохнул, с презрением оглядел попугая и повернулся к старухе.

– Самый обыкновенный попугай,– сказал он равнодушно,– но все равно сеньор согласен купить его. Вы, конечно, понимаете, что мы не можем позволить себе заплатить очень щедро за такую обыкновенную шкодливую птицу, которая к тому же не говорит. Сеньор никак не может дать вам за эту тварь больше, скажем, двадцати пяти песо.

Потом он сложил руки на груди и посмотрел на женщину, ожидая от нее взрыва негодования.

– Хорошо,– сказала женщина,– берите его.

Луна уставился на нее с открытым ртом, а она взяла попугая, бесцеремонно сунула его мне на плечо и протянула сморщенную руку за деньгами. Я торопливо достал бумажник, боясь, как бы она не передумала. Дар речи вернулся к Луне, только когда мы были уже на улице, а попугай удивленно и довольно кричал гортанным голосом над моим ухом. Луна уныло покачал головой.

– В чем дело, Луна? – спросил я.– Это замечательная птица, и мы купили ее баснословно дешево.

– Я рад за вас,– грустно сказал он.– Но когда мне встречаются люди, которые, не торгуясь, соглашаются с любой предложенной ценой, я боюсь за будущее Аргентины. К чему мы придем, если каждый будет так делать?

– Очевидно, жизнь станет гораздо дешевле,– заметил я, но он не хотел утешений и все ворчал, вспоминая поведение старухи. Свою веру в человечество он восстановил только после оживленного получасового разговора еще с одним владельцем попугая. Этот торговался за свою птицу до последнего.

Мы продолжали обход города, пока не стемнело, и все вместе принесли домой целый небольшой зоосад. У нас было пять попугаев (в том числе, к моей радости, еще один желтоголовый ара), два карликовых бразильских кролика с рыжеватыми лапками и белыми меховыми очками вокруг глаз и агути – большой грызун с черными глазами, тонкими конечностями и нравом рысака, страдающего острым приступом нервной депрессии. Мы отнесли животных в дом Луны и выпустили их во дворике. Луна опять сколотил из своих родственников отряд и отправил его добывать повсюду пустые ящики, проволочные сетки, доски, молотки, гвозди и другое плотницкое снаряжение. Потом целых два часа мы строили жилища для моих приобретений. Наконец последнее из них было посажено в клетку, а мы с Луной

уселись за стол и с аппетитом стали есть и пить. Из груды деревянных ящиков доносилось тихое ворчание и вскрики, которые для уха собирателя животных звучат райской музыкой. Потом, поставив рядом с собой большой стакан вина, я сел перед клетками, чтобы рассмотреть своих подопечных при свете фонарика, а Луна попросил принести гитару и пел мелодичные и грустные народные аргентинские песни, стуча иногда в гулкую деку гитары, как в барабан.

Все птицы, кроме ара, оказались синелобыми амазонскими попугаями. Все они были довольно ручные и умели говорить "Лорито", что в Аргентине равнозначно "Попке". Так как все они были примерно одного роста и возраста, мы посадили их в клетку вместе, и теперь они с фальшиво-многозначительным видом древних рептилий, который попугаи такие мастера напускать на себя, расселись рядком, словно присяжные, разодетые в яркие одежды. От плохого питания они совсем запаршивели, но, несмотря на их неопрятную внешность, я был доволен ими, так как знал, что через несколько недель хорошей кормежки они совершенно изменятся, и после следующей линьки оперение их будет отливать лимонно-желтыми и синими тонами, а оттенки зеленого будут так богаты, что коллекция изумрудов рядом с ними безнадежно померкнет. Я осторожно завесил клетку мешковиной и услышал, как птицы отряхиваются, готовясь ко сну,– такой звук бывает, когда распечатывают колоду карт.

Потом моим вниманием завладели желтоголовые ара. Ради опыта мы посадили их вместе, и по тому, как они тотчас прильнули друг к другу и стали ворковать, можно было думать, что из них получится нежная парочка. Они сидели на насесте и глядели на меня, время от времени склоняя головы набок, словно желая прикинуть, не более ли я привлекателен, если рассматривать меня в таком аспекте. Оперение их было в основном пронзительного зеленого цвета, и только на затылке желтел широкий ярко-канареечный полумесяц. Для ара, которые, как правило, наиболее крупные среди попугаев, они были мелковаты, даже чуть-чуть меньше и изящнее обыкновенных амазонских попугаев. Они что-то тихо бормотали мне и друг другу, а их бледные веки так сонно опускались на блестящие глаза, что я и их закрыл мешковиной и отошел.

Я давно уже мечтал о бразильских кроликах, и поэтому приобретение их доставило мне особенно большую радость. Я вытащил их из клетки. Это были еще детеныши величиной не больше ладони, и мне было очень приятно ощущать тепло их пушистых телец. Они водили носиками, принюхиваясь к непонятным запахам пищи и цветов. На первый взгляд их можно было принять за обыкновенных европейских крольчат, но, присмотревшись, я увидел, что они не совсем на них похожи. Во-первых, они отличались очень короткими и изящными ушами, спины у них были темно-коричневые и вce в ржаво-бурых пятнышках и полосках, лапы – светло-рыжие, а вокруг каждого глаза кольцом росла белая шерстка.

Носики и губы тоже были чуть-чуть окаймлены белым. Став совершенно взрослыми, эти животные все равно остаются среди кроличьего племени карликами и достигают лишь половины роста европейского дикого кролика. Насколько мне было известно, ни один зоопарк мира не обладал этими интересными маленькими существами, и я был рад заполучить их, хотя немного сомневался, что смогу доставить их в Европу, потому что все кролики и зайцы тяжело переживают неволю. Но мои кролики были очень молодыми, и я надеялся, что они приживутся.

Когда я снял мешковину с клетки агути, зверек подпрыгнул в воздух и шлепнулся на соломенную подстилку, дрожа всем телом. На мордочке его было такое же выражение, которое должно быть у старой девы, много лет заглядывавшей перед сном под кровать и наконец обнаружившей там мужчину. Однако, угостив зверька кусочком яблока, я успокоил его настолько, что он даже позволил себя погладить. Агути – это грызуны, члены многочисленного и интересного отряда. В него входят и мышь-малютка, которая может уместиться в чайной ложечке, и капибара, достигающая размеров крупной собаки, а между двумя этими крайностями есть великое множество всевозможных белок, сонь, крыс, дикобразов и других, непохожих друг на друга, животных. Оговорим сразу, что агути не самые характерные члены этого семейства. Если уж говорить откровенно, то они похожи на помесь низкорослого предшественника лошади и горемыки кролика. Шерстка у агути имеет цвет полированного красного дерева. На крестце этот цвет постепенно переходит в красновато-бурый. Шоколадно-коричневые ноги, очень длинные и тонкие, как у рысака, оканчиваются комком хрупких музыкальных пальцев, которые и делают агути похожим на древнюю лошадь. Задние ноги у него мощные, они служат опорой непропорционально массивной задней части туловища, и поэтому у агути такой вид, будто у него сзади горб. Голова – как у кролика, но немного удлиненная (так что в ней опять-таки есть что-то лошадиное). У агути большие красивые глаза, округлые уши и густые черные усы, которые непрестанно шевелятся. Если ко всему этому добавить темперамент животного, его постоянную нервозность, его дикие прыжки в воздух при малейшем звуке и следующие за этим припадки лихорадочного озноба, то просто удивляешься, как вообще мог выжить этот вид. Мне кажется, что стоит только одному ягуару заворчать, и все агути в радиусе ста ярдов тотчас скончаются от разрыва сердца. Размышляя об этом, я завесил клетку, и животное тотчас опять взвилось в воздух, а приземлившись, стало дрожать всем телом. Однако через несколько минут агути снова пришел в себя и набросился на яблоко, которое я оставил ему в клетке. К этому времени песни и вино привели Луну в блаженное состояние, и он сидел у стола, жужжа себе что-то под нос, как сонная пчела. Мы выпили по последнему стакану и, отчаянно зевая, поплелись спать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать