Жанр: Разное » Джеральд Даррел » Земля шорохов (страница 21)


В самый неподходящий для цивилизованного человека час утра меня разбудила громкая песня, доносившаяся из противоположного угла комнаты, где была постель Луны. Для этого человека песни и музыка были таким же непременным условием существования, как кровь, которая текла в его жилах. Когда он не говорил, он непременно либо пел, либо мычал что-то под нос. Я впервые в жизни видел человека, который мог лечь спать в три часа утра и, проснувшись в пять, загорланить песню, не вылезая из постели. Но пел он так хорошо и с таким явным удовольствием, что на него не хотелось сердиться даже в такой ранний час, а пробыв с ним некоторое время, вы начинали обращать на его привычку не больше внимания, чем на птичий хор, который заводит свою песню на рассвете.

"Луна на небе, как белый маленький барабан,–доносилось из-под груды одеял,– она ведет меня за горы Тукумана к моей любви с черными волосами и волшебными глазами".

– Если ты всегда поешь своим знакомым женщинам в такое время,– сонно сказал я,– то мне кажется, что в постели тебе приходится оставаться чаще всего в одиночестве. Такие вещи выходят боком.

Он хихикнул и блаженно потянулся.

– Сегодня будет отличный денек, Джерри,– сказал он.

Я удивился, откуда бы ему это знать – ведь ставни обоих окон закрыты почти герметически. Аргентинец, засиживаясь допоздна на улице, дышит ночным воздухом без всякого вреда для своего организма, но стоит ему лечь спать, как тот же воздух становится для него смертоносным газом. Поэтому все ставни должны быть наглухо закрыты, дабы оградить людей от опасности. Однако когда мы оделись и вышли во внутренний дворик завтракать, я убедился, что Луна оказался прав – дворик был весь залит ярким солнцем.

Мы допивали последнюю чашку кофе, когда явились с докладом наши агенты. По-видимому, они вышли в разведку с первыми лучами солнца и теперь отчитывались перед Луной, а тот сидел, попивая кофе, и лишь изредка удостаивал их величественным кивком головы. Потом одного из юных агентов послали с деньгами за кормом для моих животных, а когда он вернулся, все агенты столпились вокруг меня и широко раскрытыми глазами стали смотреть, как я рублю мясо и овощи, наполняю чашки молоком и водой и ухаживаю за животными.

Когда все были накормлены, мы вышли строем на залитую солнцем улицу и начали вновь прочесывать город. На этот раз Луна использовал нашу свиту немного по-другому. Пока мы вели в каком-нибудь доме переговоры, наши юные помощники рассыпались и обследовали близлежащие улицы и переулки, хлопая перед домами в ладоши и спрашивая совершенно незнакомых людей, нет ли у них животных. Все относились к этому вмешательству в их частную жизнь очень добродушно, и, если у них самих животных не было, они иногда посылали нас к другому дому, где мы находили какого-нибудь представителя местной фауны. Таким способом за это утро мы приобрели еще трех карликовых кроликов, одного попугая, двух кариам и двух коати – очень редких маленьких южноамериканских хищников из семейства енотов. Мы отнесли животных в дом Луны, посадили их в клетки, а сами с аппетитом съели второй завтрак и отправились обследовать окраины Орана на дряхлом автомобиле, позаимствованном у какого-то друга Луны.

Из агентурных источников Луна узнал, что в одном из наиболее отдаленных районов города живет человек, у которого есть какая-то дикая кошка, но никто не мог сказать точно, где его дом. Тогда мы ограничили свои поиски одной беспорядочно застроенной улицей и, стуча во все двери подряд, нашли в конце концов этого человека. Это был высокий, смуглый, потный и неряшливый мужчина с нездоровым брюхом и с маленькими черными глазками. в которых появлялось то заискивающее, то хитрое выражение. Да, признался он, у него есть дикая кошка, оцелот. Потом с пламенным красноречием политикана, выступающего на предвыборном митинге, он принялся взахлеб говорить о том, какое это дорогое, красивое, грациозное, ручное животное, какие у него масть, рост, аппетит. В конце концов мне показалось даже, что он хочет продать мне целый зоосад. Чтобы прервать этот панегирик семейству кошачьих вообще и оцелоту в особенности, мы попросили показать нам животное. Он повел нас вокруг дома в ужасно грязный задний двор. Как бы ни был беден и мал дом в Оране и Калилегуа, двор при нем всегда содержится в чистоте и полон цветов. Этот же двор был похож на городскую свалку. Кругом валялись старые разломанные бочки, ржавые жестянки, рулоны старых проволочных сеток, велосипедные колеса и другой хлам. Haш хозяин неуклюже протопал к стоявшей в углу грубо сколоченной деревянной клетке, которая была бы мала даже для кролика средних размеров. Он открыл клетку и за цепь выволок наружу совершенно жалкое существо. Оцелот был совсем молод, но как он умудрялся сидеть в такой маленькой клетке, до сих пор остается для меня загадкой. Меня особенно потрясло ужасное состояние животного. Шерсть его была так запачкана испражнениями, что о естественном ее узоре можно было только догадываться. На боку была большая мокрая болячка, а сам он был так тощ, что даже под свалявшейся шкурой можно было на глаз сосчитать все его ребра и позвонки. Когда его опустили на землю, он от слабости шатался, как пьяный. В конце концов он отказался от попыток устоять на ногах и удрученно лег на грязное брюхо.

– Вы видите, какой он ручной? – спросил человек, показывая в заискивающей улыбке желтые щербатые зубы.– Он никого не кусает. И никогда не кусал.

Он похлопывал оцелота большой потной ладонью, и мне

было ясно, что отнюдь не любовь к человеку, а лишь полное безразличие мешает животному броситься на него. Оцелот был в почти безнадежном состоянии – он был так слаб от голода, что ему было все равно.

– Луна,– сказал я, изо всех сил стараясь сдержать гнев,– я заплачу пятьдесят песо за эту кошку. Не больше. Даже этого слишком много, потому что она, видно, все равно подохнет. Торговаться я не буду, так что ты можешь сказать этому ублюдку, этому сукину сыну, что это мое последнее слово.

Луна перевел мои слова, тактично опустив все, относившееся непосредственно к личности продавца. Тот в ужасе сжал руки. Мы, конечно, шутим? Он бессмысленно захихикал. За такое великолепное животное и трех сотен песо будет нищенски мало. Конечно, сеньор видит, какое это удивительное создание... и так далее. Но с сеньора было довольно. Я звучно сплюнул, точно попав на остатки какой-то бочки, которая нежно сплелась с ржавым велосипедным колесом, бросил на этого человека самый презрительный взгляд, на какой только был способен, резко повернулся и зашагал на улицу. Я сел в дряхлую машину и захлопнул дверцу с такой неистовой злостью, что наш экипаж чуть не распался на куски тут же на дороге. Мне было слышно, как торговались Луна и хозяин оцелота, и, различив в упрямом голосе последнего новую нотку слабости, я высунулся из окна и крикнул Луне, чтобы он возвращался и не терял даром времени. Луна появился через тридцать секунд.

– Дай деньги, Джерри,–сказал он.

Я дал ему пятьдесят песо. Скоро он снова появился, на этот раз с ящиком, который положил на заднее сиденье. Мы ехали молча. Кончив придумывать, что я сделал бы с бывшим хозяином оцелота (ему было бы не просто больно, ему стало бы предельно трудно исполнять супружеские обязанности, если у него таковые были), я вздохнул и закурил сигарету.

– Луна, мы должны поскорее попасть домой. Этому зверю нужна приличная клетка и немного пищи, а то он подохнет,– сказал я.– И, кроме того, мне понадобятся опилки.

– Si, si,– сказал Луна озабоченно.– Я никогда не видел, чтобы так обращались с животными. Оно полумертвое.

– Я думаю, мы спасем его,– сказал я.– Наполовину, по крайней мере, я уверен в этом.

Некоторое время мы ехали молча, потом Луна заговорил.

– Джерри, ты не возражаешь, если мы остановимся всего на минутку? – робко спросил он.– Это по дороге. Я слышал, что кто-то еще может продать дикую кошку.

– Хорошо, остановимся, если это по дороге. Но надеюсь, эта кошка будет в лучшем состоянии, чем наша.

Луна повернул машину с дороги на большую зеленую лужайку. В одном ее углу стоял ветхий шатер, а возле него маленькая, тоже потрепанная карусель и несколько небольших балаганов, крытых когда-то полосатым, а теперь выцветшим, почти белым холстом. Три толстые лоснящиеся лошади паслись поблизости, а вокруг шатра и балаганов, держась с достоинством знающих себе цену специалистов, бегали откормленные собаки.

– Что это? Похоже на цирк,– сказал я Луне.

– Это и есть цирк,– ухмыляясь, ответил Луна,– только очень маленький.

Я с удивлением подумал, как мог какой бы то ни было цирк, даже маленький, оправдать свое существование в таком отдаленном и маленьком городе, как Оран. Но цирк, по-видимому, процветал, потому что хоть реквизит и обветшал, животные выглядели хорошо. Когда мы вылезли из машины, из-под шатра вынырнул высокий рыжеволосый человек. У него была развитая мускулатура, живые зеленые глаза и сильные холеные руки. Он, по-видимому, был способен с одинаковой сноровкой работать и на трапеции и со львами. Мы поздоровались, и Луна объяснил цель нашего визита. Хозяин цирка осклабился.

– А, вам нужна моя пума. Но предупреждаю вас, я продам ее за большие деньги... Она красавица. Только ест слишком много, и я не могу позволить себе держать ее. Заходите, посмотрите, она там. Настоящий черт, скажу я вам. Мы с ней ничего не можем поделать.

Он подвел нас к большой клетке, в углу которой сидела красивая молодая пума ростом с большую собаку. Она была упитанна и вся лоснилась. Лапы ее, как и у всех молодых кошек, казались несоразмерно большими. Шерсть была янтарного цвета, а внимательные печальные глаза – красивого зеленого. Когда мы приблизились к клетке, пума приподняла верхнюю губу, показала хорошо развитые молочные зубы и презрительно зарычала. Она была просто божественна, и после заморенного существа, которое я только что купил, смотреть на нее было одно удовольствие, но, нащупывая бумажник, я знал, что мне придется отдать за нее уйму денег.

За добрым вином, которым нас настойчиво угощал владелец цирка, мы торговались целых полчаса. Наконец я согласился с ценой, которая показалась мне справедливой, хотя и высокой. Мне еще предстояло подготовить для пумы клетку. Зная, что она будет в хороших руках, я попросил хозяина подержать пуму у себя до следующего дня и предложил плату за вечернее кормление. Наш благожелательный рыжий друг согласился, и сделка была скреплена еще одним стаканом вина. А потом мы с Луной поехали домой, чтобы попытаться воскресить несчастного оцелота.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать