Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ДЕЛЛА-УЭЛЛА (страница 11)


V. Лукавый завет

Она сделала три глубоких вздоха, выравнивая дыхание. Почему-то корабль сильно качнуло – она испугалась, что они сели прямо на дверцу люка. Но нет, сейчас мак стоял прямо.

– Давай-ка не мешкать, – сказала она Кукушонку, снимая свой драгоценный обруч и оставляя его в ногах у Юхани, который даже не проснулся при перелете в другой мир. – Выходим с оружием!

Настороженно пригибающиеся фигуры в полускафандрах попрыгали на каменистую почву.

– Доставать коробки? – спросил нетерпеливый Ких.

– Нет. Сперва ищем вход в подземелье.

Никто не захватил фонаря, и напрасно – желтый, а скорее даже горчичный туман проносился по ущелью, скрывая его стены, но по приглушенности звуков можно было догадаться, что этот естественный проход между двумя горными хребтами неширок. Ветер с ледяным посвистом отрывал от охристой облачной массы сгустки поплотнее, вытягивая их в протяженные языки, нацеленные на невидимое, но определенно заходящее солнце; совершенно непредсказуемо эти языки сворачивались в маленькие смерчи, которые, расширяясь кверху гудящей воронкой, сливались с низкими тучами, втягиваясь в них.

Раза два в просвете между этими крутящимися столбами все-таки проглянуло вечернее светило – рыжее, воспаленное; казалось, оно было чрезвычайно раздражено тем, что, уходя на ночной покой, ему приходится оставлять в этом ущелье такой непорядок.

– Солнце садится, – констатировал Сорк почему-то удивленным тоном. Было похоже, что он сам еще не понял, что же такое его настораживает.

– Ну так ищите же! – крикнула принцесса. – И до последней возможности не стрелять…

Подгонять дружинников было излишне – они и так метались в клубах тумана, то исчезая, то появляясь снова. Они были слишком опытны, чтобы разбиться о скалу даже в недальнем прыжке через ничто, и все-таки у моны Сэниа тревожно заныло сердце. Один Сорк как столб застыл возле корабля.

– В чем дело? – отрывисто спросила она. – Почему ты медлишь? Каждый человек дорог!

– Солнце садится… – Казалось, он не может ухватить кончик какой-то мысли.

– Да, да, скоро совсем стемнеет!

– Солнце садится, – уже совсем другим тоном проговорил Сорк. – Мы не должны были его вообще видеть. Ущелье Медового Тумана тянется с севера на юг.

Несмотря на цепенящий холод, мона Сэниа почувствовала, что ее бросило в жар. В висках застучало. Нет. Нет.

– Ты хочешь сказать, что это совсем другое место? – спросила она шепотом, словно опасаясь, что их услышат другие. – Этого не может быть. Крэги дали слово, а оно нерушимо. Они не могли перенести нас по своему произволу… Вспомни, Сорк, перед прыжком в ничто ты представил себе именно это место?

– Да, принцесса. Ровное каменистое дно, желтый туман, скрывающий стены. Вечер.

– Почему – вечер?

– Не знаю… В первый миг все было как-то неопределенно, но потом в голове вдруг прояснилось, и я увидел все окружающее так четко, словно я уже был здесь. Затем мы сюда и перенеслись.

– И все-таки этого не может быть… Поищем еще – до захода солнца, тем более что пас пока не обнаружили. Я боялась, что в первую же минуту наши крэги передадут всем своим собратьям, что мы вернулись на Джаспер, а те уж как-нибудь поставят об этом в известность хотя бы мою семью.

– Принцесса, если позволишь сказать…

– Говори, Сорк, ты подмечаешь всегда то, что ускользает от внимания остальных.

– Мне кажется, это не просто туман… Это золотой туман. Он, как и любое золото, не пропускает никаких сигналов, и крэги просто не могли никому о нас рассказать.

– Тогда мы еще некоторое время в безопасности… Хотя зачем крэгам отправлять нас туда, где они сами оказались в ловушке? И потом, если туман золотой, то как же мы с нашим кораблем пробились сквозь него? Перелет через золото невозможен.

– И тем не менее, принцесса, здесь пока никто не появился.

И, словно опровергая его слова, вверху раздался свист крыльев, рассекающих густую облачную массу. Летучие кони!

– Всем к кораблю! – крикнула принцесса, отправляя свой голос широким веером по ущелью.

Они появились почти мгновенно, выхватывая на бегу десинторы и вжимаясь спинами в упругую, но непробиваемую оболочку корабля. Люки, предусмотрительно приоткрытые, могли укрыть их, но такого приказа пока не было. Она бросила быстрый взгляд налево и направо, пересчитывая своих, одного не хватало. Он примчался, тяжело топая и отфыркиваясь, самый могучий, но и самый неповоротливый – Пы, и она открыла рот, чтобы сделать ему выговор, и в тот же миг мохнатый серый ком отделился от проплывающего облака, расправил длинношерстные крылья-опахала и с надрывным мяуканьем спикировал на бегущего юношу.

Раздался скрежет – когти проехались по скафандру, не причинив ему, естественно, никакого вреда.

– Берегите крэгов! – велела принцесса. – Стрелять буду только я.

Крылатый дьявол в крайнем недоумении завис над ними, трепеща крыльями, словно прополаскивая их в тумане. Круглая кошачья морда с пастью от уха до уха, громадные когти на сгибе крыла и фосфорические глаза-тарелки делали его похожим на легендарного демона Иуфу, еще до наступления Черных Времен якобы обитавшего где-то в горах близ Северной Ледниковой Шапки.

Ими еще кое-где пугали детей, но в них не верили.

Мона Сэниа учла, что космический скафандр придется этому чудовищу не по зубам, но оно-то этого не знало, и, наметив себе жертву более аппетитную, нежели приземистый Пы, монстр хлопнул крыльями, так что туман разлетелся по сторонам, как пух из разодранной подушки, и неторопливо,

облизываясь на лету светящимся оранжевым языком, начал снижаться над Сорком, вероятно, по жадности выбрав самого высокого из всех. Мона Сэниа перевела калибратор на веерный разряд, вздохнула – очень не хотелось обнаруживать себя – и в самый последний миг остановила руку, – откуда-то сзади наперерез по-волчьи серому демону ринулась белоснежная земная птица, целя прямо в мерцающий глаз. Раздался удар, потом еще и еще, и две сцепившиеся в бешеной схватке тени покатились по облаку, как по земле, пока не исчезли в густом тумане.

Раздалось плотоядное уханье, что-то громадное шмякнулось о камни, точно увесистый кусок сырого мяса, по камню заскребли когти – ни у кого не появилось и тени сомнения в том, кому они принадлежали. Непостижимым было другое: каким образом на корабле очутилась Гуен?

– Кто посмел?.. – начала принцесса и осеклась: пугливо касаясь руками скафандров, словно это были не люди, а каменные столбы, озираясь и вжимая голову в плечи, к ней подбиралась дрожащая Таира.

Она наткнулась на Скюза, вцепилась в него и бессвязно забормотала:

– Ты же говорил, что ничего не случится… Ты же обещал…

Смертельно перепуганный ребенок. И за дело. Ни грана жалости к ней принцесса не испытывала. Лживая девчонка. Такая же лживая, как и все люди Земли. Оказывается, и она умеет совершать прыжок через ничто, – иначе как объяснить, что она находилась на дальней опушке леса, а стоило только отвернуться – и она очутилась в каюте у их лучшего стрелка?

Скюз переложил десинтор в левую руку и неловко обнял подрагивающие плечики:

– Ничего и не случилось, успокойся. Просто мы на Джаспере.

Словно в ответ на его слова, из тумана донеслось удовлетворенное:

– Хо-хо! Хо-хо! – Кажется, демонятина пришлась земной хищнице по вкусу.

– Это Иуфу, реликтовая тварь, обитающая на дальнем севере, – холодно проговорила принцесса, не столько для того, чтобы успокоить девушку, сколько для общего сведения. – Я еще не уверена, но похоже, что мы приземлились не в том месте, которое намечалось. Демоны никогда не добирались до Равнины Паладинов, на которой стоят замки джасперян.

– Если принцесса позволит… – Это был Флейж, знаток всех песен, историй и небылиц. – Это существо не может быть Иуфу – те никогда не нападали на людей вот так, с воздуха. Они детским плачем заманивали странников в ледяные ловушки, и только тогда, когда жертва превращалась в кусок льда, ее… ну, в общем…

– Можешь не договаривать, среди нас… – принцесса нехорошо усмехнулась, – пугливые.

Таира сбросила с плеча руку Скюза и отпрыгнула назад, словно готовясь к драке. Миндалевидные томные глаза сузились до щелок, из которых теперь полыхал яростный черный огонь.

Мона Сэниа вскинула руку, предупреждая ее слова:

– Прежде всего я, принцесса Джаспера, намерена выяснить, почему ты очутилась без зова на моем звездном корабле?

Такой тон вполне мог довести до заикания любого. Но не повелительницу сов. Она пожала плечами и неожиданно рассмеялась:

– Шайтан меня раздери, если бы я пропустила такую возможность! Вы сами сказали – звездный корабль. Быть рядом с первым инопланетным кораблем, опустившимся на Землю, и хотя бы не потрогать его пальцем? Ну уж нет! Так что не устраивайте вашему Скюзу царскую выволочку, я сама напросилась.

– И перелетела через ничто?..

– Через что – ничто?

Мона Сэниа открыла рот, чтобы уличить ее, – и поперхнулась. Да, если девушка владела даром мгновенного перелета, то она смогла бы это сделать.

Но вот чего она не успела бы – так это переодеться.

Хрупкая фигурка, которую кружил на руках Юрг, была вся в бледно-голубом. На Таире – привычная коричневая с зеленым куртка, такие же облегающие штаны, заправленные в сапожки. Странный амулет на шее – очень узкий флакон, подвешенный на кожаном шнурке, внутри – мельтешение крошечных снежинок. Не из корабельных ли трофеев?..

Еще не позволяя себе поверить, она проговорила:

– Но на опушке я видела птицу… и еще… кого-то…

– А, Персифаль! – отмахнулась девушка. – Упрям и туповат. Недоучка.

– Кто – недоучка? – машинально переспросила принцесса севшим голосом, прекрасно понимая, что если сейчас кто-то и выглядит глуповатым, то это именно она.

– Да Перс же, кто еще! – торопливо затараторила Таира. – Ведь я еще с вечера связалась с Камилом, это мой младший, передала ему пожелание Юрмихалыча, чтобы птицы были две, а он говорит – тут такое, тебе там одной нельзя, вам решено не сообщать; нужно поэтому встретиться, если что, то в охотничьем домике в полдень, но тут Юрмихалыч нас застукал, говорит – через его труп, поймаю, мол; но Камил приплыл ночью в гидрокостюме, высвистал Перса и удрал в лес, чтобы не поймали…

– Поймали.

– Значит, получит по шее. Ну да ему не привыкать. Наша прабабуля…

– Марш на корабль, – скомандовала принцесса.

Но девушка, как видно, уже освоилась – панический ужас, охвативший ее, когда она выпрыгнула из Скюзовой каютки, не был порождением горчичных вихрей и тошнотворного мява пока еще не идентифицированного демона – это была естественная реакция человеческой психики на то, чего не может быть.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать