Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ДЕЛЛА-УЭЛЛА (страница 24)


IX. Анделисова пустынь

Если бы у принцессы был хотя бы миг на размышления, она призвала бы своих дружинников и указала на смертельную опасность, нависшую – нет, не над ними, а над тихрианами. Но этого мига не было, и сам собой из ее груди вырвался крик:

– Гуен! Гуен, чакыр!!!

Позолоченные солнцем размашистые крылья распахнулись во всю свою устрашающую ширь, Гуен взмыла вверх и вдруг со скоростью метеора ринулась куда-то в сторону города, пропав из виду. Оба тихрианина, еще не знакомые с этой достойной представительницей земной фауны, оцепенело глядели в шафранное небо. Первым опомнился сибилло.

– Птенец джаяхуудлы? – постукивая зубами, проговорил он. – Или сам…

– Ага, птенчик, – заспанная рожица Таиры, незамедлительно откликнувшейся на сигнал нападения, показалась из люка. – Кого промышляем?

Она увидела выпрямившегося во весь рост Лронга и незамедлительно явила весь арсенал своего любопытства, спрыгнув на землю и подходя к великану почти вплотную. Затем она задрала вверх подбородок и звонко спросила:

– Эй ты, там, в вышине, ты свой?

Травяной рыцарь переместил свой взгляд с небес на юное создание, не достававшее ему до груди. Создание было облачено в один черненький свитерок, не прикрывавший даже коленок, но оба амулета – флакончик с мерцающей пылью ~ исправно несли свою декоративную вахту у нее на шее.

– Свой, свой, – досадливо проговорила принцесса. – Рыцарь Лроногирэхихауд-по-Рахихорд-над… забыла.

– И этого достаточно, – по-королевски кивнула девушка. – Рыцарь, ты женат?

– Вроде бы нет… – ошеломленно пожал плечами вопрошаемый.

– Я и не сомневалась. С таким-то безразмерным именем…

Рыцарь наклонил голову и посмотрел ей на макушку.

– Во время Невозможного Огня дети спят, – заметил он.

«Капля бальзама», – невольно подумала принцесса.

А над башней снова возникла устрашающая в выполнении своих прямых обязанностей Гуен. Традиционный бело-золотой размах, стремительное падение вниз, в глубину руин – и заячий вскрик соглядатая, покрываемый сатанинским хохотом плотоядного удовлетворения.

– Гуен, маленькая моя, не входи в раж! – крикнула Таира.

Травяной рыцарь неодобрительно покрутил головой и полез наверх, цепляясь за осыпающуюся кладку.

– Э-э, как там тебя, Хирвахорд, вернись! Гуен тебя не знает, так что подрать может основательно. Она ведь не только сова, но и гарпия.

– Да, – подтвердила принцесса, – вы еще, так сказать, ей не представлены. Пы и Флейж, заберитесь-ка наверх и что там осталось – сюда.

Не прошло и минуты, как Пы уже спускался по осыпи, водрузив себе на плечи обмякшее тело. Флейж следовал за ним с расчехленным десинтором. Очутившись внизу, они прислонили так и не пришедшего в себя лазутчика к упругой стенке малого кораблика. Лоб его был залит кровью, черпая волосяная повязка и валики бровей набухли и стали рыжими – Гуен била по голове.

– Было при нем, – сказал Флейж, протягивая моне Сэниа сдвоенную плетеную корзиночку. Крышка над одной половинкой была приоткрыта, в другой части, запертой, виднелось что-то желтое, как лимон. Сибилло задрал бороденку и поглядел на Гуен, уже занявшую свой пост и теперь наводившую красоту, расчесывая клювом свои роскошные штаны.

Два крошечных канареечных перышка закружились, опадая.

– Ага, – с удовлетворением произнес сибилло. – Соглядатай успел послать молвь-стрелу. Между прочим, на Тихри нет птицы, способной догнать княжескую вестницу.

– Теперь есть, – хихикнула Таира. – И не только догнать, но и поужинать. Вот жалко только, что она проглотила и донесение, надо бы его прочитать. Кстати, Гуен, это – свои. Охраняй их, как всех нас, ррыжик-ррыжик!

Гуен наклонила голову и замерла, вперив в тихриан стоячий колдовской взгляд. Кажется, она была не в восторге от расширения круга своих обязанностей.

– Кроме этого, – сказала принцесса, кончиком сапога указывая на пленника. – Где-то я его…

Она наклонилась и сильным рывком подняла лазутчика на ноги. Он зашевелился, приоткрыл глаза и в смертельном ужасе заверещал.

– Ты, это ты!.. – крикнула принцесса и резко оттолкнула стражника от себя. Он качнулся – и исчез.

Шаман подобрался, осторожно помахал рукой в том месте, где только что находилось вполне осязаемое тело.

– Зачем ты наградила этого недостойного даром невидимости и неощутимости? – обиженно проговорил он. – Разве сибилло не заслужило этих более подходящих ему свойств, о всемогущая?

Мона Сэниа недобро усмехнулась одними уголками потрескавшихся от усталости, по все же прекрасных губ:

– Не завидуй, колдун. Все качества этого скота сейчас вместе с ним в ледяной яме, где бродят снежные тролли.

Оба тихрианина отшатнулись и одновременно сцепили согнутые мизинцы вероятно, ритуальный охранительный жест.

– А ты жестока, непредначертанная… – еле слышно прошептал рыцарь Травяного Плаща.

– Нет. Сегодня на глазах у меня он убил ребенка. Пришиб одним ударом, просто так. Эта девочка ничего ему не сделала, она только пела…

– Пела? – переспросил шаман. – Свинуха ледащщая. Они всегда поют по темным углам, корку просят.

– Это перебежчики с дороги Свиньи, – пояснил Лронг. – Там беззаконие и вечный голод. Их сначала отлавливали и назад возвращали, но они только полнили свою дорогу рассказами о нашем благоденствии. Тогда Полуденный Князь повелел бросать их в каменные колодцы и землей засыпать, чтобы милосердные анделисы им не помогли.

– Ну, а у

этой мясо молодое, лакомое – ее, видно, в кокон запеленали.

Принцессу передернуло – она припомнила слова шамана о том, что он заплатил «за два кокона для своего шурушетра». Древние боги, да что же она должна сделать, чтобы и ее крошечный Юхани не превратился бы в такой кокон?

– Рыцарь, – проговорила она, молитвенно складывая руки на груди, – время бежит, а мы ни на шаг не приблизились к моему сыну…

– Я думаю об этом непрестанно. В городе его нет, иначе я услышал бы разговоры о таком чуде, как белоголовый ребенок. Говорят, правда, что Полуденный Князь отдал приказ свозить к нему в зверинец всех диковинных детей, но тогда ты, сибилло, должен был бы повстречать на своем пути шурушетра с княжеским возничим.

– Сибилло не встречало шурушетра.

– А разве эти ваши шуру-муру-как-там бегают только по дорогам? – спросила Таира, кутаясь в плащ, который накинул на нее Скюз.

– Они скользят не по дороге, а над нею, – поправил девушку шаман. – Ты сметлива, дитя. Могло быть и такое, особенно сейчас, когда весь орешник уже вырублен и поля просторны. Но кто и откуда пошлет шурушетра не по дороге?

– А кому понадобилось красть ребенка? – парировал Сорк.

– И все-таки надо прежде всего убедиться, что принц не спрятан где-то в городе, – твердо сказал Эрм.

– Ты лучше других знаешь этот город – как его там?..

– Его наименование – Жемчужный Орешник, а зовут его попросту Перловик. Что ж, во дворце спокойно, я недавно выносил оттуда усопшего в водяных корчах. У караван-озера никто не суетится, ничего не прячет, ничем не похваляется. Наши не удержались бы.

– Это точно, ваши таковские, – поддакнул шаман, – Да что там говорить, если в городе что-то прячут, то, значит, собираются вывезти – иначе зачем? А на чем вывезешь, ежели уйдет последний обоз?

– А как насчет колдовских штучек вроде ковра-самолета? – подала голос что-то очень уж молчаливая сегодня Таира.

– Неведомы сибилло такие словеса, неведомы. Нету ни чар, ни заклинаний, чтобы самолетать!

– Дело серьезное, сибилло, – вмешался рассудительный Сорк, прекрасно видевший, что принцесса уже засомневалась в ведовских способностях этого явно провинциального колдуна. – Может, существует что-то, чему ты не обучен? Вон ты говорил, что почувствуешь приближающуюся опасность, – а лазутчика проглядел?

Шаман обиженно засопел:

– Громобой-тунец летит быстрее молвь-стрелы, по он один на всю дорогу, и запрягать его может только сам Полуденный Князь. Кстати, отец его, Отногул Солнцеликий, дозапрягался…

– Что, попался зело кусачий тупец? – поинтересовалась девушка, на долю которой всегда выпадали самые рискованные вопросы.

– Молния попалась отменно злая, лиловая… вроде твоих глаз, царственная дочь! – это шаман расплачивался за недоверие к собственным способностям. Приманить-то ее Отногул приманил, а вот запрячь без сибилловой помощи не смог.

– А ты смог бы?

– Сибилло придает силу, а не проявляет суетность… Что же касаемо лазутчика, то уж больно черна эта башня, так и светится замогильным светом, глаза внутренние застит. Сибилло тут пораскинуло мозгами и решило, что негоже оставаться на запоганенном месте. Ежели ваш девятиглавый дом и впрямь летает, стоило бы убраться отсюда.

– А куда, уважаемый? – с надеждой спросила принцесса.

Старец поймал губами белую прядку, свисавшую от надбровных дуг до бороды, принялся жевать – то ли перебирал варианты, то ли просто держал паузу, набивая цену каждому своему слову.

– Есть одно тайное место, куда ни один из нас не смеет ступить, – хлопнул себя по колену Лронг. Сибилло зло глянул на него: стало очевидно, что про это место он знал не хуже Травяного рыцаря. – Анделисова Пустынь.

– Пустыня? – переспросили сразу несколько голосов.

– Пустынь. Место отдохновения духов полуночи, – ворчливо пояснил шаман. Зачарованный сад, куда не смеет ступить ни одна нога.

– Ага, – сказала Таира, – ботанический сад, вход по спецприглашениям. Но за садом ведь надо ухаживать? Или это делают безногие?

– У тебя в голове вместо мозга – шустрый зверек, – неодобрительно заметил явно компетентный в области анатомии рыцарь. – За садом смотрит Вековая Чернавка.

– Тоже из злыдней? – снова не удержалась девушка.

– Почему – тоже? Анделисы суть духи добра, последняя надежда страждущих и дарители сладостного успокоения безнадежным. Как был бы страшен последний отрезок жизни, если бы не упование на благость анделисов? Разве в твоем мире, дитя, конец жизни не озарен светлым чаяньем?

– Химиотерапией он озарен, но ваша цивилизация до этого не дошла. Вернемся к Чернавке. Это что, жрица?

– Фу, как не стыдно, дитя! Вековая Чернавка вкушает лишь ту малую толику пищи, которая необходима для поддержания сил. Готовится к тому часу, когда ее оставят одну. Надолго ведь не напасешься…

Джасперяне переглянулись: если с приближением холодов эти варвары откочевывали в более теплые места и бросали на произвол судьбы несчастную женщину, то у нее был мотив для похищения ребенка хотя бы в качестве выкупа за свою жизнь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать