Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ДЕЛЛА-УЭЛЛА (страница 25)


– Укажи, где этот сад! – топом, не допускающим возражений, повелела принцесса.

– Это нетрудно сделать, – пожал плечами рыцарь. – Иди так, чтобы солнце светило тебе в правое ухо, пересеки Большую Дорогу Света, пройди весь город, и очутишься в поле ореховых пней. Тропинка, по которой ходит за провизией Вековая Чернавка, не широка, но протоптана основательно, не ошибешься.

– Разве ты откажешься сопровождать меня?

– К Анделисовой Пустыни? Но это – нарушение моего обета…

– Ты забыла, безжалостная повелительница, что отец рыцаря Лроногирэхихауда заключен в княжескую темницу, и он вынужден был надеть Травяной Плащ, как символ своего обета, потому что это – единственная плата за прокорм узника. Если нарушить обет, то клеть заваливают сеном, и заключенный умирает без еды, питья и анделиса.

– Делов-то! – вмешалась, как всегда, Таира. – Попроси наших мальчиков, и они твоего папу в два счета откуда хочешь вытащат. Не проблема.

– Рыцарь, – торжественно проговорила мона Сэниа. – Если ты поможешь мне найти сына…

– Ой, только не надо торговать добром за добро! – бесцеремонно оборвала ее девушка. – Помоги, и все.

Рыцарь впервые посмотрел на нее с уважением.

– Моя младшая сестра права, – сделав над собой усилие, проговорила мона Сэниа. – Я даю тебе королевское слово, что приложу все усилия к тому, чтобы твой отец уже к утру был свободен – и ты, соответственно, тоже.

Глаза рыцаря под стрельчатыми густыми ресницами, ложащимися такой иссиня-черной тенью на серые щеки, что это невольно воскрешало в памяти что-то траурное, вроде кипарисовых ветвей на пепелище, – эти глаза как-то странно вспыхнули и погасли.

– Благодарю тебя, царственная гостья, по мой отец стар, и он не проживет и половины этого срока.

Мона Сэниа и Таира недоуменно переглянулись.

– Знаешь что, – предположила девушка, – наверное, он тебя не так понял. Я уже давно заметила, что у них тут «утро» и «весна» обозначаются одним словом.

– Летим! – приказала принцесса, не тратя больше ни секунды на объяснения. – В любом случае после Анделисовой Пустыни – твой отец.

Тихриане с некоторой опаской забрались в «девятиглавый дом», и, пока они осматривались, корабль уже завис над дорогой.

– Куда теперь? – спросила мона Сэниа, глядя сквозь прозрачный пол.

– Ищи черное кольцо негорючих сосен, за ним будет красная полоса пятилистника медового, внутри – водяное кольцо; только всего этого ты из-за сосен не разглядишь. – Сибилло и не предполагал, что они находятся на значительной высоте, откуда все это была видно как на ладони.

– Вон, южнее, – негромко подсказав Скюз. – Садимся с внешней стороны?

– Естественно.

Приземления тихриане тоже не ощутили, и, когда круглая дыра люка разверзлась перед ними, они едва не потеряли дар речи, увидав перед собой стену кольчатых стволов и где-то за ними – непроходимо частый краснолистный кустарник.

Спрыгнув на утоптанную почву, они увидели город вдалеке, окутанный преддождевым туманом.

– Ну, дела… – сибилло прямо-таки обвис, став ниже ростом. – Вы и анделисов не опасаетесь?

– Встретимся – увидим, – коротко бросила принцесса. – Кстати, как они выглядят?

Шаман замялся – то ли стыдился своею незнания, то ли, как уже за ним замечалось, придерживал информацию.

– Те, которых они излечивают и обратно в мир выпускают, говорят, что у них два рукава, – неуверенно проговорил Лронг. – Накрывают красным возвращают силы молодые, самые счастливые минуты, всю сладость жизни в одном глотке воздуха… А уж не поможет – укрывают черным рукавом, и страдалец из мук и сожаления уходит в полуночный край. Кроме этого, никто ничего ни разу и не вспомнил. Ни разу. За все времена.

– Так. Два рукава, – подытожила принцесса. – А Чернавка?

– Ну, эту на рынке встречали. В черном с красной оторочкой, маска на лице углем чернена. У здешней вроде горбик.

– Нет у нее горба, – возразил рыцарь, – это ее печаль пригибает. Жизнь была сладкая, ни трудов особых, ни дорог, сиди в своей Пустыни да орешки щелкай, благо на базаре все даром дают и ни о чем не спрашивают.

– Даже об анделисах? Она ведь их должна видеть по должности.

– Вот потому-то Вечной Чернавке нельзя задавать ни одного вопроса. Даже если она помирать станет. Закон. И войти к ней нельзя.

– Ну, мы пришли сюда именно за этим, – сухо возразила мона Сэниа. – Флейж – налево, Скюз – направо, обойти сад кругом. Может быть. Чернавка гуляет…

– И я! – подскочила Таира, уже успевшая натянуть штаны и сапоги. – Ноги затекают, ну честное слово…

– Ступай со Скюзом. Но бесшумно.

Они двинулись в обход сада, если только так можно было назвать кольцо пирамидальных сосен с кольчатыми бамбуковыми стволами. Они росли так часто, что между ними не пролез бы и вездесущий гуки-куки.

– Тропинка, – прошептала Таира. – А вот и воротца. Заглянем?

– У меня приказ… – юноша смотрел на нее влюбленными глазами, как, впрочем, почти все дружинники, но пока еще слово командора было сильнее каприза огненнокудрой чаровницы.

– Клянусь всеми побрякушками Джаспера, – девушка для большей убедительности схватилась за амулет с серебряными пылинками, – ты просто трусишь!

– Таира! – он перехватил ее руку – и в этот миг флакон отделился от резной втулочки, которая осталась на шнурке.

Серебристая пыль вылетела, стремительно увеличиваясь в объеме, снежным вихрем закрутилась вокруг девушки, превращаясь в маленький искрящийся смерч, и так же бесшумно растворилась, исчезая.

Но и девушки, стоявшей на тропинке, тоже не было.

– Комарье, что ли, в глазах мельтешит?

Ее голос прозвучал совсем рядом, может быть, слегка скрадываемый едва

уловимым шелестом.

– Я не вижу тебя… – ошеломленно прошептал Скюз.

– Да ты что? Протяни руку – вот же я!

– Ты невидима!

– Я же сама себя вижу. Это, наверное, у тебя что-то с глазами, от переутомления. Дай-ка руку.

Он неуверенно протянул руку и наткнулся на холодную, покалывающую щетинку.

– Странно, – уже совсем другим голосом проговорила девушка, – между нами точно стенка, и ледяные иголочки колются…

Из-за деревьев показался запыхавшийся Флейж.

– А где наш рыжий чертенок? – спросил он, приближаясь и останавливаясь по другую сторону тропинки. Скюз только пожал плечами и продолжал оторопело глядеть на полуоткрытые воротца.

– Руки по швам, джентльмены, и не двигаться до моего возвращения, раздался оттуда такой знакомый голос. – Шевельнетесь – худо будет. Я теперь тоже сибилло!

Камешек на тропинке подпрыгнул и откатился в сторону. Шагов слышно не было.

Некоторое время они молчали, застыв по обе стороны от входа, как статуи Гога и Магога.

– Надо сообщить принцессе, – прошептал наконец Флейж. – Это что-то новенькое…

– Подождем, – еще тише отозвался Скюз. – Если она действительно невидимка, то лучшего для разведки не придумаешь.

– Что значит – действительно? Мы же оба ее не видели.

– Чернавка могла наслать на нас чары. Хотя… ты-то у меня перед глазами, как столб. Даже не просвечиваешь.

– Ну, слава древним богам, значит, хоть ты-то здоров!

Они перебрасывались словами через узенькую тропинку, напрягаясь все больше и больше от одной и той же мысли: если там что-нибудь случится, то как помочь невидимке? Но сразу за воротами начиналась плотная кустарниковая преграда, так что в середину Пустыни прямого хода не было. Не исключено, что там еще и маленький лабиринт.

Пока оба мысленно прикидывали, как в таком случае поднять корабль и подвесить его над столь плотно засаженным и, вероятно, застроенным массивом, воротца качнулись, торопливые шажки пролетели над тропинкой и замерли, предоставив место легкому, но хорошо слышному дыханию.

– Двинулись обратно, – скомандовал всегда чуточку капризный голос. Ничего там нет. И про детей не слыхали. Вот только как мне теперь снова обрести человеческий вид?

– А каким образом ты его потеряла? – поинтересовался Флейж.

– Открыла бутылочку со снежинками. Ну, которую кто-то из вас подарил…

– Закрой обратно! – крикнули хором оба джасперянина.

– Пожа…

Раздался тихий шелест, словно взлет снегового буранчика, и девушка с узеньким флакончиком в руке появилась под бамбуковой сосной, как привидение.

– Давайте в темпе на корабль! – сердито крикнула она.

– Да в чем дело? Ты же сказала, что там ничего нет.

– Ну, во-первых, там эта самая Чернавка, а во-вторых, теперь нам освободить папашу нашего Лоэнгрина – раз плюнуть.

– Лронга.

– Ну, Скюз, не придирайся! И вообще, кто меня будет транспортировать? Не пешком же идти! – Транспортировали оба.

– Ю-ю там нет, – лаконично доложила девушка. – Чернавка о белоголовом ребенке слыхом не слыхала. А теперь давайте быстренько в тюрьму, потому что – смотрите!..

Посмотреть было на что. Нельзя даже было определить, кто потрясен больше – джасперяне или тихриане.

– Ну, так кто со мной?

Пауза была естественной и продолжительной.

– Думайте быстрее, человек же за решеткой!

Мона Сэниа подошла к ней и спокойно сняла амулет с ее груди. Это не было королевским жестом – просто у ребенка появился и набирал силу синдром неудержимости, а на чужой планете это к добру не приводит.

– Кто из вас знаком с расположением темницы? – обратилась она к тихрианам.

– Сибилло где не побывало…

– А ты, рыцарь?

– Я только знаю, что она находится в соседнем городе. Это неблизко. Каравану – четыре перехода, а вот если шурушетра раздобыть, то, думаю, до угашения Невозможного Огня домчаться можно.

– Шурушетра мы спроворим! – как-то чересчур поспешно откликнулся сибилло. – Только он больше двоих не осилит, да и то придется выбирать, кто не больно мясист.

– Тогда выбор определен условиями: едут двое, сибилло и Ких, как самый легкий из нас. Сибилло, ты найдешь предлог, чтобы посетить темницу? Да? Прекрасно. Ких пойдет следом, невидимый. Ты только должен указать ему на отца нашего рыцаря и удалиться, остальное уже не твоя забота. Как только Ких отправит сюда старика, он так же незримо присоединится к тебе, и вы в тот же миг будете здесь.

– А скакун мой? Его ж на деньги не купишь!

– И скакуна доставим. Киху нужно только хорошенько запомнить окрестности тюрьмы. Городок небольшой?

– Раз темница есть, значит, изрядный. Ракушечником называется, камень такой белый, в нем колодцы долбить ладно.

– О колодцах потом, – нетерпеливо оборвала его принцесса.

Сибилло насупился:

– Так о темнице же…

Тогда на эту крошечную реплику никто не обратил внимания. Джасперяне преобразились: воскрес прежний дух блистательных и – главное – несущих исключительно добро рыцарских деяний, сопутствовавший им во время путешествия по мирам созвездия Костлявого Кентавра. Хроническое бессилие в поисках ненаследного принца словно пригибало их к земле, и теперь, получив возможность совершить акт милосердия, они воспрянули духом и телом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать