Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ДЕЛЛА-УЭЛЛА (страница 27)


– Последуй за нами, рыцарь Лронг, – сказала принцесса. – Я не сомневаюсь в твоей походной выносливости, но если нам придется по тревоге подымать корабль, то хорошо, если все будут на борту.

Очутившись в командорской каюте, великан не проявил ни малейшего любопытства, а просто присел на пол, заботясь только о том, чтобы занять как можно меньше места. Он безоговорочно верил хозяевам этого диковинного дома и, не сомневаясь в скорой встрече с отцом, спокойно ждал. Вот чего он не мог, так это спать.

Впрочем, ему и не дали бы.

Едва наступила тишина, как из-за штабеля упаковок послышался шепот:

– Слушай, Зеленый рыцарь, ты не спишь?

– Что тебе, дитя?

– Во-первых, я тебе не дитя. А что это была за яма там, в Пустыни?

– Это последний приют Вечной Чернавки. Когда уйдет хвостовой обоз и вместо дождя с неба слетит цепенящий пух, она еще некоторое время продержится со своими припасами и под накопленными шкурами. Но холод станет нестерпимым, и рано или поздно ей придется запять свое место рядом с теми, кто блюл это пристанище духов до нее.

Из-за коробок показались покрасневший нос и расширившиеся от ужаса глаза:

– Так она что, сама в эту могилу спрыгнет? И так, стоймя, будет долго-долго умирать? А как же твои добрейшие анделисы?

– Их уже не будет здесь к тому времени. И Чернавки знают об этом, выбирая себе судьбу. Всю жизнь они проводят в довольстве, не плетясь за телегой, по в конце – острый камень, который они ставят на край ямы и обвязывают ремешком, прежде чем спрыгнуть вниз…

– А твои хваленые духи? – не унималась девушка.

– Ты считаешь, что милосердно было бы ее спасти, чтобы она замерзала еще раз? Она же не способна себя прокормить, и в чужой караван ее никто не возьмет. Для того чтобы анделисы творили добро, нужны непреложные законы, которые их охраняли бы. Это – один из законов: анделису – анделисово.

– Не-е-ет, у вас даже не средневековье, у вас пещерный век. Осудить женщину…

– Ты невнимательна, дитя. Я говорил, что стать Чернавкой можно только добровольно. Когда с приходом тепла город наполняется жителями, устраивается Великий Утренний Выбор.

– Ага, у нас в сказках тоже выбирают красавицу на завтрак какому-нибудь дракону.

– А у нас из всех желающих выбирают самую безобразную.

– Вот это номер! А почему?

– Так надежнее. Только последняя уродина, которой и надеяться-то не на что, будет хранить верность своему завету всю жизнь. А теперь спи.

– Ну, спасибо, ты меня убаюкал. Хорошо еще, что я сказала напоследок этой Чернавке, что если она хочет, то может идти на все четыре стороны, я в таком случае лишаю ее высокого звания. Ее ж никто не знает в лицо, и притом не такая уж она и

безобразная, на мой взгляд.

На этот раз безмерное удивление, как эстафета, перешло к Травяному рыцарю:

– Я и не предполагал, что твое маленькое сердечко может быть… – он поискал нужное слово в своем не слишком-то богатом лексиконе; подходящего не нашлось, поэтому он закончил смущенно:

– может быть таким большим.

– Какое есть, – сухо проговорила Таира. – Я действительно дура набитая. Надо было взять ее с собой, а потом – к нам, на Землю. Прокормили бы. Ну, это мы со временем поправим. Отыщем Ю-ю и вернемся за этой Чернавкой.

– Спи, доброе дитя. Конечно, вернемся. И еще я хотел тебе все время сказать, да мешали: утречком сбегай к источнику и помой голову.

– Что-о-о?..

– Смой золотую пыль с волос, говорю. За это у нас тоже…

– А у нас рыжий цвет – самый модный!

– У нас он тоже чуть было не стал самым модным, да вот наш Полуденный Князь запретил красить волосы в огненный цвет. За это бреют и лупят. Одним и тем же мечом.

– Его что, рыжая собачка укусила?

Травяной рыцарь почесал правую бровь:

– Сибилло, конечно, лучше меня знает все эти предсказания, но я припоминаю, что давным-давно какая-то выжившая из ума хрычовка напророчила, что придет на эту дорогу несравненной красы женщина с солнечными волосами… И будет это во времена самого мудрого и прекрасного власти-геля. Не знаю уж, как там было с предыдущими князьями, но дед и отец нашего с лица были того… сказать непристойно. А вот теперешний, Оцмар Великодивный, как-то посмотрелся в зеркало и вдруг решил, что это – про него. Все дамы, естественно, в тот же день покрасились соком лисьей смоковницы. Так что если бы и объявилась на нашей дороге предвещанная красавица, ее было бы не отличить среди тьмы поддельных.

– Слушай, Зеленый рыцарь, а вдруг это я?

– Спи, дитя. Там говорилось о женщине, а ты – еще ребенок.

В командорском шатре возникла какая-то многозначительная и, возможно, зловещая пауза. Лронг почесал другую бровь – а надо ли говорить? Потом еще тише произнес:

– Не след тебе встречаться с Полуденным Князем. У него побывало просто сонмище разных девушек – от побирушек до стоялых караванниц. А где они сейчас?

– Ну, и где?

– Кто в реке, кто в пропасти, кто на суку смоковном…

– Тоже мне царица Тамара в брюках! Такой лютый?

– Нет. Просто ни одна ему не оказалась нужна, а он – говорят, прекраснее его нет мужчины ни на одной из дорог Тихри.

И снова повисло молчание, как непроницаемый полог, за которым рождалось будущее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать