Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ДЕЛЛА-УЭЛЛА (страница 3)


II. Белая тень пестрой тени

Она просыпалась долго и мучительно, словно выдирала свое тело из клейкого месива. Что-то было не так. Ей случалось по несколько дней проводить в седле, сражаться от зари до заката, довольствоваться половиной сухой лепешки…

Такой изматывающей усталости она не испытывала никогда. А ведь она не была ни ранена, ни больна. Хотя… Она невольно поднесла руку к едва угадываемому на ощупь шрамику где-то между бровей. Вчера здесь гнездилась пульсирующая боль, но сегодня она улетучилась, оставив после себя какое-то неопределенное ощущение. Описать его словами было просто невозможно, как нельзя, например, четко означить состояние тоски. Это слово пришло на ум не случайно, ощущение было именно тоскливым.

Ну, этим-то можно пренебречь. Она провела ладонями по волосам, плечам и ниже, пока не дошла до колен, щиколоток, кончиков пальцев ног, – и резким движением сбросила в ничто все это наваждение. Помогло.

– Ау-у! – пропела она, и Кукушонок, слетев с каменного насеста, занял приличествующее ему место на принцессиных плечах.

Первое, что бросилось в глаза, – громадный пушистый ковер, буквально засыпанный невообразимым множеством пестрых игрушек. Отыскать среди них блаженно воркующего Юхани удалось не сразу. Рожица малыша была измазана молочным продуктом неизвестного происхождения.

Сэнни мгновенно превратилась в разъяренную тигрицу:

– Кто кормил без разрешения?!

– Борб, – виновато прошелестел Кукушонок, словно сам акт кормления лежал на его совести. – Все это прислали… спец-рей-сом. Командор Юрген сказал: можно.

– Там, где речь идет о Юхани, командор – я!

Накинув первый попавшийся под руку плащ, она вылетела из корабля – и замерла, потеряв дар речи.

Прибрежная поляна, залитая жарким летним солнцем, напоминала ковер, усыпанный игрушками, столько здесь выросло разноцветных шатров, палаточек и навесов. Все это сверкало, лучилось и одновременно отталкивало своей праздничной, ярмарочной пестротой. Глаза невольно поискали отдыха и нашли его в серебристо-оливковой зелени раскидистого дерева, свесившего свои ветви над самой водой. На нижнем его суку, над самой озерной гладью, сидели два одинаковых лазурных крэга и белоснежными клювами оглаживали друг друга, время от времени подергивая хвостами, чтобы не коснуться ими воды.

Бросить своих хозяев среди бела дня? И это после того, в общем-то непрошеного, обещания, которое они дали джасперянам вчера вечером? Испокон веков считалось, что слово крэга нерушимо… Она поискала глазами тех, кого оставили их пернатые поводыри, и вдруг с недоумением поняла, что веселая толпа звездных дружинников во главе со своим командором занимается не чем иным, как игрой в жмурки! Сбросив не только свои походные полускафандры, но и камзолы, они в одних рубашках галдели, прыгали и хохотали вокруг Киха, а он, нелепо взмахивая руками, метался от одного к другому, оступаясь, теряя равновесие, приплясывая и хлопая в ладоши.

Силясь постичь происходящее, Сэнни высматривала хозяина второго синего крэга – это должен был быть Пы, и он…

Овальный бассейн, сверкающий аквамарином, расположился левее, за самыми дальними шатрами (невольно мелькнуло: зачем бассейн, когда озеро – рядом?). На его бортике непринужденно расположился громадный землянин в белом непроницаемом скафандре; Пы в позе лотоса сидел у его ног. Одной рукой в Тяжелой перчатке землянин держал Пы за сивый чуб, в другой был поднят сверкающий на солнце кинжал…

Состояние общего безумия ошеломило ее.

– Всем стоять! – крикнула она, вскидывая руки.

Все замерли, и один только Ких медленно повернулся к ней и с блаженной улыбкой двинулся на ее голос, самозабвенно повторяя:

– Принцесса… Принцесса… Принцесса…

Он шел неуверенно, словно земля под его ногами качалась и проваливалась; он спотыкался, с трудом удерживая равновесие, но ни разу не потерял направления. Приблизившись к принцессе, он опустился на одно колено, схватил ее руку и прижался к ней горячим лбом. А когда он снова поднял лицо, устремив на мону Сэниа лучистый мальчишеский взгляд, она внезапно поняла, что эти глаза видят.

– Но как же это? Как? – твердила она, тоже опускаясь на колени и обхватывая его голову, и, только наткнувшись на холодок металла, она обратила внимание на тонкий обруч, спрятанный в волосах и заканчивающийся двумя спиралями, прижимающимися к вискам. Его можно было принять за украшение, по матовый лак телесного цвета делал его почти незаметным.

Тяжело бухая мелочно-белыми ботфортами, подбежал гигант в скафандре и, покосившись на Киха, тоже рухнул перед принцессой на колено и, бережно охватив ее маленькую руку суставчатыми клешнями, прижал ее сначала к щитку шлема, а затем к тому месту, где и у джасперян, и у землян находилось сердце.

– Э-э, Стамен, – крикнул, подбегая, Юрг, – кончай разыгрывать д'Артаньяна, приревную!

Все трое поднялись, вложив в это движение различную степень грациозности.

– А можно мне?.. – порывисто обернулась мона Сэниа к незнакомцу.

– Разумеется, Ваше Величество!

– Да кончай ты с этими китайскими церемониями! – прикрикнул на него Юрг. – Сэнни, это Стамен Сиянов, наш космодромный эскулап. Стамен, это Сэнни. А чтобы надеть этот прибор (по-нашему «офит»), надобно расстаться с частью шевелюры, иначе контакта не будет.

– Скальп снимать не обязательно. – Голос Стамена доносился не из-под щитка скафандра, а из ячеистой пластинки,

вшитой в толстую защитную ткань где-то на уровне желудка. Это было так непривычно, – джасперяне, впрочем, как и земные слепцы, с детства привыкают оборачиваться точно на источник звука.

Сэнни поймала себя на том, что она все время кивает головой, необыкновенная внешность Стамена притягивала взгляд, а голос тут же заставлял опускать лицо книзу. Хотя – о внешности как раз говорить было труднее всего: как ни силилась Сэнни, но под щитком она могла разглядеть только широко распахнутые золотисто-кофейные глаза, да изредка промелькивали необычно яркие для уже немолодого человека губы.

А все остальное была – грива. Иначе не назовешь. Как он дышал в шлеме, забитом черной копной, в которой были абсолютно неразделимы брови, усы, бородища и смоляные кудри, оставалось загадкой.

По-видимому, для Стамена – тоже.

– Кроме шуток, – пояснил Юрг, – на голове надо выбрить узенькую полосочку над ушами, от виска до виска. Вы, женщины, этот изъян спокойно замаскируете. Ну так как, прикажете побрить-с?

Принцесса глянула на собственную дружину – как-никак, у нее на глазах проявляли явно недостаточное почтение к особе королевской крови; но у всех на лицах светилось такое радостное облегчение, что она чуть было не кивнула.

– Этот… офит – он единственный? – обратилась она к Стамену.

– В данную минуту – да, но сюда уже мчатся посылки из всех уголков Земли – как говорится, по суше, по воде и по воздуху.

«Древние боги, – мелькнуло в голове у Сэнни, – почему они не обратились к нам? Достаточно было бы одной нашей воли, и этот бесценный груз через несколько секунд был бы здесь, на острове».

Но вслух она произнесла:

– Тогда этот офит принадлежит Киху. Остальные получат их по старшинству, я – последняя.

Это было сказано так по-королевски, что стало ясно: приказ обсуждению не подлежит. А «по старшинству» – это, по традициям Джаспера, значило, что начинать надо с младшего.

– Да вы не волнуйтесь, милая, – пророкотал Стамен, наклоняясь над ней, на всех хватит: мы провели компьютерный сбор данных и обнаружили на всяких складах, в клиниках и лабораториях около восьми тысяч этих игрушек. На всех хватит, потому как все – ваше!

– И уже с утра все фирмы, выпускающие офиты, заработали на полную мощность, – добавил Юрг. – Было бы куда грузить!

Мона Сэниа безотчетно провела тыльной стороной ладони по лбу – самый большой страх был позади.

– Что ты?.. – забеспокоился Юрг.

– Я в порядке. Сейчас окунусь… – Она неопределенно махнула рукой в сторону озера.

– Не пренебрегайте дарами нашей отсталой цивилизации, – несколько неуклюже пошутил Стамен. – Этот бассейн был собран по специальному заказу всего за одну ночь, а вода доставлена из горных озер!

– Да, да, – суетливо подхватил Юрг, – талая вода, говорят, улучшает цвет лица, а в этой луже – сплошная тина…

Да что они так беспокоятся? Она обернулась к синеющей глади, отнюдь не обещавшей тины и прочего безобразия, и нахмурилась: на расстоянии двух полетов стрелы от берега неподвижно замерла цепь небольших серебристо-серых корабликов. Похоже было, что они окружают весь остров.

– Небольшая предосторожность, – беспечно заметил Юрг. – Без этой охраны здесь уже было бы больше непрошеных гостей, чем по ночам – комаров.

– Кстати, о гостях, – встрепенулся Стамен. – Как говорится, первый визит должен быть непродолжительным. Пора мне восвояси, а я совсем запарился. Пока долечу, пока то да се…

– Хочешь сказать, что в вошебойке часа четыре промаринуют? – ухмыльнулся Юрг.

– Да не иначе, по полной живодерской программе.

– Сопливчики свои не забудь, кровопийца!

Мона Сэниа слушала весь этот неестественно оживленный треп, широко раскрыв глаза. Что-то они слишком беспечны. Ощущение фальши снова возникло, как болотное марево.

– Всегда рада буду вас видеть, Стамен, – приветливо кивнула она, ничем не выдавая своего беспокойства:

Окружавшая их дружина, как по команде, склонилась в почтительном поклоне. Они слишком плохо знали земной язык – случайные фразы, боевые команды. Поэтому сейчас по их непроницаемым лицам нельзя было судить, ощутили ли они ту же тревогу, что и их принцесса, или нет.

– А вот и моя жужелица. – Стамен кивнул на толстую белоснежную стрекозу с жирным алым крестом на брюхе. – О, смотрите-ка, вам первая партия из Елгавы!

Брюхо стрекозы разошлось так, что красный крест четко разделился надвое, и на почти невидимом тросике вниз поплыла коробка, на которой с одной стороны были нарисованы три бокала, на другой – чаша со змейкой, а с третьей довольно корявая – видимо, сделанная наспех – надпись: «Глядите на здоровье!» – и еще что-то, помельче, что пока нельзя было разобрать.

Коробка очень осторожно легла на желтый матрац, тросик взметнулся вверх, и спустился большой зеркальный шар. В нем открылся люк, и Стамен, подхватив какой-то замысловатый контейнер, побрякивающий своим содержимым, полез туда со скрипом и стонами. Наконец люк захлопнулся, шар вознесся вверх и исчез в стрекозином брюхе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать