Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ДЕЛЛА-УЭЛЛА (страница 35)


«А ведь со своими он не придуривает, мол „сибилло уронило…“ По-человечески говорит, без этого третьего лица. Значит, это он только перед нами выпендривался, – отметила девушка. – Насчет бессмертия он, конечно, заливает, как всегда, но даже мудрый Рахихорд, похоже, клюнул. Хотя – а вдруг правда?..»

А «бессмертный» продолжал:

– Только ты мою тайну храни, Рахихордушка, тебе еще долго жить да править, сам меня не обидь и никому воли не давай. Потому как нет на всех дорогах под солнцем существа жальче, чем сибилло, – денно и нощно боится оно раздвоения и усечения. Ибо каждая часть его будет болью томиться, пока кто-нибудь воедино все косточки не соберет.

– А кому это надобно – кости сибилловы подбирать? Их гуки-куки обгложут, и поминай как звали! – недоверчиво предположил Рахихорд.

– Что от губ моих уцелеет, то и гуков заклянет, чтоб кости собрали, логично заключил шаман.

Таира подумала, что пора ей уже и появляться, но старый рыцарь, стосковавшийся по общению, не унимался:

– Так тебя что, и из колодца гуки-куки вызволили?

– Ну а кто же? Как весна пришла, унюхал я стаю, выбрал четверых поздоровее и принялся им хвосты растить. Когда хвосты вытянулись непомерно, приманил я гуков к колодцу, задами посадил и хвосты сплел. А вот вылезти еле сил достало, феи подсобили. Потому как за всю зиму-ночь треклятую крошки во рту не было, от холода лютого сон-угомон не шел, от голода лед грыз… Что там говорят: кожа да кости. Кости стужей истончились, кожи не стало – одна прозрачная пленочка… Ой, люто мне было так, что заточения я страшусь, аки казни.

– То-то на колдовство ты стал скуп – для себя силы припасаешь? поинтересовался Рахихорд.

– Да много ли я умею! Когда я родился, заклинаний было ведомо – на руках пальцев хватит, чтобы перечесть. А когда колдовство да ведовство в силу пошло, у меня уже память отшибло. Так что нонешние сибиллы передо мной, почитай, что князи перед смердами. Это я тебе тоже по секрету великому говорю. Вот так. Да где ж пичуга наша с водичкой? Не иначе, орехи в траве подбирает…

– А вот и я! – поспешила явиться девушка, чтобы не дать старикам предположить наиболее вероятное. – Разбавлять будете один к трем, как древние греки?

– Сибилло разберется. – Шаман тут же вернулся к своим излюбленным оборотам. – Оно на своем веку чего не пивало…

– Может, вам ягод каких-нибудь поискать, мяса-то вчерашнего не осталось.

– Не знаю, как на твоей дороге, а на нашей после первой не закусывают, наставительно заметил шаман.

– Не порти ребенка, – оборвал его старый рыцарь. – Наливай лучше. А на закуску птичку в поднебесье заговори.

Но не успел незадачливый заклинатель и рта раскрыть, как на земле возле него появилась громадная корзина, наполненная дымящимися пирогами. Еще миг и сетка величиной с добрый гамак, набитая полосатыми и крапчатыми плодами. Хлюпнул содержимым запечатанный бурдюк. Кильватерным строем пошли оловянные блюда с жареным мясом.

– А уж прибеднялся-то! – укоризненно протянул Рахихорд, ткнув шамана в бок острым старческим локтем.

Таира хихикнула – она-то понимала, что это кто-то из дружинников обчищал дворцовую кухню. Сибилло выхватил из корзины пирог, разломил его и половину протянул Рахихорду, но сам, прежде чем есть, плюнул на палец и стал подбирать им крошки, просыпавшиеся на колени. У девушки засосало где-то под сердцем – надумать да наврать можно с три короба, но вот это инстинктивное движение перед полными корзинами еды – оно в подсознании, так может поступать только тот, кто действительно умирал от голода. Несчастный Кощей…

– Дедуля, давай я тебе брови да усы подберу, есть ведь мешают, – сказала она, движимая острой жалостью.

– А и прибери сибиллу неухоженного, – с готовностью согласился шаман, доставая из очередного мешочка фантастически грязный гребешок. – Только ежели волосок какой упадет – сюда схорони, в кисет.

– Не волнуйся, дедушка. А долго моя молвь-стрела будет до князя добираться?

– Твоя – до ближней подставы, потом другая полетит, третья… Невозможный Огонь им не указ, так что за два междымья управятся, а то так и скорее. Не опасуйся.

Девушка догадалась, что «междымье» – это время от одного сигнального огня до другого. Потом властителю на сборы, да обратная дорога… Получалось многовато.

– А нельзя как-нибудь наколдовать, чтобы побыстрее? – спросила она, отрывая от носового платка узкие ленточки.

– Отчего же нельзя? – с готовностью отозвался сибилло. – Только недешево это обойдется…

Вся жалость к нему тут же улетучилась.

– Ну, знаешь, я ведь твою бороденку тоже даром чесать не обязана! – И гребешок полетел в траву.

– Ой, подыми, подыми, там уж и так два зуба выломано, а новый-то на перл лазоревый потянет!

– Это у тебя два зуба выломаны. Будешь заклинать?

– Ох, принуждают сибилло, приневоливают… Подбери гребень, девка нечестивая, да в ручье помой!

– Если я его в ручье помою, то вся живность, что эту воду пьет, передохнет. А жаль.

Тем временем старый рыцарь буквально помирал со смеху, слушая эту перебранку. Кончилось тем, что он зашелся кашлем, едва не подавившись тонко слоившимся печевом.

– Позволь, многостоялый караванник, я тебя по спинке похлопаю, – учтиво обратилась к нему Таира, чтобы подчеркнуть разницу в отношении к ним.

– А чадо учено! – изумился Рахихорд. – Ежели бы ты, юница, не была так ребячлива в словах и деяниях, посватал бы тебя за своего младшего.

– Как же! – желчно отозвался шаман. – Пойдет Царевна Будур

за твоего голодранца!

– Царевна Будур, так и быть, прежде всего приведет тебя в божеский вид, примирительно проговорила девушка, – а уж потом самостоятельно распорядится своей судьбой.

Но до последнего дело не дошло – прямо в подол белого ковра, преобразованного в плащ посредством дырки для головы, шлепнулся румяный окорок, и тут же в трех шагах от всей этой горы яств появилась мона Сэниа с Лронгом за руку.

– Ну будет тебе, будет, – говорил растроганный Рахихорд в полной уверенности, что все эти разносолы – плоды сибилловых заклинаний. – Мне теперь и малого куска довольно, отвык…

При виде появившихся прямо из воздуха воинов он поперхнулся и замолк.

– Твой талисман, – сказал Травяной Рыцарь, протягивая шаману сухого крабика, залитого прозрачной смолой.

– Видать, пригодился?

– Еще как! Целую корзину двойных лепешек напекли, сам видишь. А пока хлопотали, я выспрашивал, а принцесса, невидимым заговором обереженная, слушала.

Мона Сэниа присела возле полной корзины, машинально отломила кусочек пирога. Остальные дружинники сочли это за приглашение к столу и тоже расположились вокруг старцев. Творенья тихрианских кулинаров были оценены по достоинству, и только принцесса крошила свой кусок истончившимися нервными пальцами.

– Приказ о белом ребенке действительно был, – проговорила она через силу. – Примерно месяц тому назад. Так что к Юхани он никакого отношения не имеет.

– Еще как имеет, – возразила Таира. – Он ведь не отменен. Скорее всего, кто-то уже нашел твоего, малыша, и теперь Ю-ю или у князя, или по дороге к нему. Надо ждать. Кстати, дедуля, ты обещал поторопить события!

Шаман недовольно фыркнул, утерся жирной лапой, по поднялся беспрекословно.

– Уедини сибилло! – сурово приказал он принцессе. – Сибилло камлать сподобится.

Мона Сэниа удивленно глянула на Таиру, по та кивнула, и шаман без лишних расспросов был препровожден в командорский шатер.

– Может, он действительно как-то подгонит моего желтого попугайчика, ответила девушка на немой вопрос принцессы. – Во всяком случае, я осталась без носового платка. Пал жертвой элементарного взяточничества. А кстати, и обо всем остальном: я как-то не подумала, что солицеволосой диве не очень-то подходят застиранные портки. Там, где колбасу брали, какой-нибудь юбчонки не завалялось?

– Солнцезаконники как раз обоз снаряжают, там полно алых шелков да тафты… Для сибиллы, как и для Вечной Чернавки, ни в чем отказа не будет, заверил ее Лронг.

– Терпеть не могу красное! Благородные рыцари, во что у вас наряжаются девочки из приличной семьи?

Рахихорд засмеялся:

– Ты все равно не сойдешь за тихрианку, светлячок. Во всяком случае, как только раскроешь свой рот. А для злато-косой князевой избранницы лучшим покрывалом были бы ее волосы. Попроси сибилло, оно мигом отрастит их тебе до самой земли.

– Ну спасибо за совет – расчесывай их потом каждое утро по полтора часа! И потом, это будет не оригинально: в собственные волосы одевались и леди Годива, и святая Инесса. Обе, кстати, плохо кончили. Если существовали.

– А по-моему, лучше всего в купальнике! – сорвалось с языка у простодушного Пы.

Все невольно посмотрели на Скюза – за такую реплику ведь и по шее схлопотать недолго. Но юноша сидел не подымая головы. После своей оплошности с крэгами он хотя и получил формальное прощение от принцессы, но буквально не находил себе места, стараясь отыскать хоть какой-нибудь способ загладить свою вину.

– А я, – почтительно склонился перед принцессой Лронг, – прошу у тебя защиты для моего отца. Если Полуденный Князь действительно прибудет и увидит его, беглого узника, то…

– Не бойся, мой верный друг, – рассеянно проговорила мона Сэниа, – это проще простого. Он не увидит твоего отца.

Она сняла с шеи сверкающий искорками амулет и надела его на старого рыцаря. Тот хотел поблагодарить, но сделал слишком глубокий вдох и снова зашелся натужным кашлем.

– Воздух… слишком… сладок… – с трудом переводя дыхание, пояснил он.

– Нельзя ему под открытым небом после стольких лет заточения, – тоном опытного терапевта поставила диагноз Таира. – Скюз, отнесите рыцаря в наш кораблик, да, кстати, выпустите Гуен, а то мы пообедали, а она…

Лронг вопросительно глянул на принцессу, та кивнула. Они со Скюзом подняли старика и понесли на корабль, стараясь не наступать на края его импровизированного плаща, волочащегося по земле. Таира вскарабкалась на высокий пень и, звонко крикнув: «Гуен!» – подождала, пока ее любимица не опустится на плечо.

И тут раздался гром.

– Вроде бы из ясного неба, – проговорила она, всматриваясь в закатную даль. – Доннерветтер, да это же Тунгусский метеорит!

Словно отделившись от солнца, прямо на них мчался сгусток огня, оставляя за собой пелену волнообразного грохота. Все оцепенев глядели на это чудо, и ни один не бросился к кораблю, словно у всех разом отключился инстинкт самосохранения. По мере того как это зловещее небесное тело приближалось, его свечение становилось ослепительно оранжевым, желтым, белым, и, наконец, звездно-голубым.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать