Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ДЕЛЛА-УЭЛЛА (страница 45)


– Тот, другой, тоже невиновен, – глухо произнес Травяной Рыцарь. – И тем не менее нужно разгадать, кто он.

– Сибилло почует, – самодовольно пообещал шаман. – Если только этот мотылек залетный раньше времени не проговорится.

У Таиры голова пошла кругом. Она так стремилась на корабль, чтобы хоть на минуточку забыть о всей этой чудовищной фантасмагории, и – нате вам! У этой троицы наготове еще какая-то зловещая тайна. Из огня да в полымя.

– Прекратите! – закричала она, сжимая кулачками виски. – Не смейте говорить о Сэнни! Она ни в чем не виновата. Это Оцмар приказал поджечь город. Перед смертью. И Сэнни – в жертву… Чтобы вместе сгореть… Господи! Так же не бывает!..

Все трое глядели на нее в немом изумлении.

– Полуденный Князь почил? – осторожно, с какой-то кошачьей повадкой переспросил шаман. – Кто же теперь…

– Не о том речь, – перебил его Рахихорд. – Вечно ты, старый лизоблюд, суетишься. Нам оказали гостеприимство и подмогу. И мы должны отплатить добром за добро. Чужедальние воины могут и не знать, что такое – проклятие анделисов…

– Я рассказывал, – быстро поднял голову Лронг. – Им такое было неведомо.

– Да о чем вы, о чем? У меня просто голова раскалывается, я ни-че-го не понимаю!

Сибилло шагнул к ней и неожиданно ткнул сложенными щепотью пальцами прямо в переносицу. В голове словно что-то плеснулось, как рыбка, и стало вдруг спокойно-спокойно, а в носу защипало от острого запаха перечной мяты.

– Так-то, – удовлетворенно проговорил шаман – видно, чудеса удавались ему не очень часто. – А теперь слушай. Сибилло сразу это учуяло, а потом и добрейший Лронг высказал вслух, не подумавши. Та, что называла тебя своей сестрой, была поражена проклятием анделиса. Не спорь, солнцеокая, на своем веку сибилло не раз встречало этих несчастных. Их срок недолог, потому что в своем безудержном, неистовом стремлении достичь своей цели они перестают разумно мыслить и готовы смести с дороги весь мир…

– И весь мир платит им тем же, – мрачно заключил Рахихорд.

– Да какой такой цели? Сэнни только хотела вернуть своего сына, и все. Если бы у вас отняли единственного ребенка, вы бы еще не так взбеленились.

– У каждого своя цель, – покачал головой Рахихорд. – У одних это власть, у других – страсть к завоеваниям, у немногих – любовь… Да, такого желают не только проклятые. Но тот, кто отмечен поцелуем анделиса, жесток и неудержим, как кипящая лава, что извергается из огненных гор, негасимых даже в краю мрака и льда. Они безжалостны… Скажи, светлячок, а почему ты здесь, среди могучих воинов? Разве не пристало тебе пребывать в караване твоих родных? Ты – еще дитя, и бесчеловечно удерживать тебя на смертельно опасной тропе…

– Ха, меня бы удержали! Да я сама попросилась сюда, ну, не на Тихри, а на корабль. Чтобы оберегать их вместе с Гуен. А потом и речи не могло быть о том, чтобы я вернулась, – ведь какой-то там голос изрек, что мы вместе понимаете, вместе! – должны заслужить, чтобы Ю-Юшеньку отдали. Так что Сэнни меня вовсе не удерживала, она только думала о своем сыне…

– А она подумала о твоем отце? – сурово спросил Рахихорд.

– Ну я же ему написала, что все в порядке… А теперь я одна должна что-то делать, только вот ума не приложу что. И проклятие кончилось, если только оно было.

– Не кончилось, – сказал Лронг, точно камень уронил. – Кто-то из ваших воинов… Скажи, сибилло, проклятие анделиса может передаться другому?

– Сибилло о таком не слыхало…

– Не слыхало, не слыхало… Память у тебя отбило, трухлявый пень! рявкнул на него старый рыцарь. – И довольно об этом. Нечего путать дитя в наши заботы. Забудь обо всем, что слышала, светлячок.

– Я уже не дитя. Мне нужно знать, что нам угрожает.

– Нет, светлячок, – проговорил Рахихорд с отеческой нежностью. – Ты лучезарна и любима. Твое дело – светить нам, а не сражаться с духами зла…

Таира почувствовала, как натягивается кожа у нее на скулах.

– Рыцарь Рахихорд, – она выговаривала каждое слово медленно, почти по слогам, – я, властительница этой дороги, приказываю тебе говорить!

Она опустила руку за вырез платья и достала пригревшуюся там голубую звезду.

Девушка и глазом моргнуть не успела, как все трое уже были перед ней на коленях. Она, разумеется, ожидала какой-то реакции на свое сообщение, но чтобы так восторженно и так подобострастно… Ей стало не по себе. Она и всего-то хотела, чтобы к ней перестали относиться как к сопливой девчонке.

– Довольно, встаньте, – повелела она и разозлилась окончательно, поймав себя на онегинской цитате. – То есть сядьте где стоите. И теперь вы забудете о том, что я вам сказала. Воины этого корабля потеряли свою принцессу, своего командора… Не годится объявлять им сейчас о том, что я приобрела новый титул, столь высокий в вашей стране.

Оба рыцаря подняли на нее глаза с безмерным уважением. Ну хоть чего-то она добилась. Только сибилло ничегошеньки не понял и хлопал сивыми ресницами.

– А теперь расскажите мне о том, что произошло, только коротко. Там, она кивнула на пожарище, одновременно убирая под платье знак своей власти, делать больше нечего. Сейчас все начнут возвращаться.

– Слушаюсь, сиятельная властительница… – начал было Рахихорд.

– Я же просила – без церемоний!

– Я не могу сказать, как мы очутились во дворе Пятилучья. Тебе это ведомо лучше меня. Красоты великого города восхитили всех, так что и воины твои, и мой сын с сибиллой переходили из одной малой каморы в

другую, обозревая дивный вид…

– Короче, – попросила Таира.

– Я на какое-то время остался тут один. И вдруг появился воин с закрытым лицом. Он сорвал с меня амулет, подаренный принцессой, шагнул прочь – и исчез. Я некоторое время размышлял, стоит ли сообщать кому-нибудь о приключившемся, но тут поднялась тревога. Я слышал топот, звон оружия, а потом все стихло – мы остались на корабле одни…

– А потом – запах дыма, – подсказал Лронг. Таира кивнула ему, и он продолжал:

– Я нашел одну дверь открытой и выбрался на широкий двор. Город уже занялся в нескольких местах, и стражники с факелами мчались; по галереям. Кое-где сновали феи, собирая людей и уводя их за собой. И вдруг что-то круглое упало сверху и покатилось по брусчатке двора. Это была голова. Без ушей и без носа. Я посмотрел наверх – в надлестничной лоджии кипела схватка, один здешний воин против десятка дворцовых стражников, и столько же было им уже повержено. Я схватил чей-то меч и бросился ему на помощь, но не пробежал и половины лестницы, как он оглянулся, увидел меня и исчез.

– Ну и что? – не поняла девушка.

– Когда я поднялся до лоджии, там уже никого не было в живых. И – клянусь утренним солнцем! – это не был бой. Это была зверская резня и такое издевательство над трупами, что потом никто не мог бы быть воскрешен анделисами… Ни один тихрианин не совершил бы подобного. Счастье того, кто не видел…

– Я видела, – упавшим голосом отозвалась Таира. – Я видела то же самое.

– Сейчас он вместе со всеми вернется сюда, – закончил за сына Рахихорд, неотличимый от остальных, неудержимо стремящийся к какой-то неведомой нам цели, и его не остановит ни честь, ни совесть, ни любимая женщина, ни лучший друг.

– Ну, с любимыми женщинами здесь не густо, а вот чтобы друг… – Она запнулась и похолодела. Лучший друг. Пылкий, безрассудный Флейж, самодовольный красавец с изумрудно-оранжевым обручем на лбу, – лучший друг ее Скюза, Если все это натворил Флейж, то Скюз первым станет на его пути.

– Молчите, – приказала она, – молчите, пока мы точно не удостоверимся и… Постойте-ка! Ты говорил, сибилло, что за свою долгую жизнь не раз встречал одержимых проклятием. Так неужели никто не попытался найти противоядия?

– Было, было… Но только ни разу сибилло не слышало, чтобы кто-то был спасен. В Солнечной Книге Заклятий сказано об этом так туманно…

– Ладно, ты говори, что там сказано, а мы уж сами разберемся в этом заклятошном тумане!

– Это было так давно, когда один из великих князей соблаговолил прочитать сибилле все заклинания. Сибилло уже не помнит и восьмой части…

– Ну хоть самое начало! – умоляла она.

Сибилло качался, сидя на пятках и выщипывая волоски из своей облезлой пелерины.

– А где книга-то? – встряхнул его Рахихорд.

– Где ж ей быть – в огне, вестимо… Нет, ни строчечки… Ни буковки…

Его узкие слезящиеся глазки глядели на девушку с таким раболепным страхом, что она не выдержала и отвернулась.

– Мы его найдем, – сказала она твердо. – Во-первых, у Него амулет. Во-вторых, можно на девяносто пять процентов предположить, чего он будет добиваться – власти. На корабле нет командора. Тот, кто захочет…

– Разве это власть… – задумчиво, как бы про себя проговорил Рахихорд.

– С малого начинают, – отпарировала Таира.

– Или он исчезнет в поисках равной себе, тянет ведь их, они нутром чуют! – Шаман обрадовался возможности хоть в чем-то проявить свою осведомленность и, стало быть, полезность.

Девушка вдруг замерла, вглядываясь в массивную стройность ступенчатой башни, расписанной красно-зелеными полудетскими картинками. Четко вырисовываясь на фоне горящего города, она возвышалась даже над клубами жирного, тяжелого дыма, как символ нерушимости и нетленности. И так же неискоренимо в ее памяти было каждое слово, произнесенное Оцмаром. «Зачем ты здесь, равная мне? – обратился он к моне Сэниа вместо приветствия, и голос его был страшен. – Чтобы напомнить мне, кто я?»

– Он признал ее равной себе с первого взгляда… – проговорила она очень тихо, как бы про себя, но все поняли, о ком речь. – Но почему он возненавидел ее? Почему он ее оскорблял, называя…

Но язык не повернулся повторить слова Полуденного Князя: «Злобная, похотливая ведьма! Ты ошиблась, когда твоя алчба повлекла тебя ко мне из твоего проклятого далека, хотя, может быть, мы и были предназначены друг для друга!..»

– И за это она убила его? – тихо, тоже как бы про себя спросил Лронг.

– Нет, – сказала она просто. – Его убила я.

Они отшатнулись от нее – все трое, ненавидевшие своего повелителя и, наверное, не раз желавшие его смерти. Но она не могла позволить, чтобы хотя бы легкая тень лжи легла на память Сэнни.

– Он был хорошим правителем, – после долгого молчания проговорил Рахихорд. – Скоропалительный на месть – по молодости; с безвинными жесток по необходимости, которая частенько давит на властителей этого мира. Ты еще не знаешь этого, юная госпожа нашей дороги. Мир и порядок царили на сей земле, и не было народа, который не завидовал бы нашему…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать