Жанр: Детское: Прочее » Евгений Наумов » Коралловый город или приключения Смешинки (страница 15)


А в это время Звездочет-Клоун сидел на кадке с мусором и разглагольствовал:

- Жизнь не такая уж плохая штука, если не дрожишь перед каждым, у кого острые зубы или дубинка в здоровеннных щупальцах. Ведь мы сами себя губим страхом. Да будет тебе известно, дорогая Сабира, что Акулы, Скаты, Кашалоты и другие хищники чуют свою добычу не по запаху...

- Они видят ее! - сказала Звезда.

- Видят, как же! Многие морские жители имеют такую окраску, что их днем с огнем не увидишь. Камбалу, устроивншуюся на песке, не отличишь от песка. Перепелки, Ласточки, Морские Петухи - все маскируются как могут. А Собачки так насобачились скрываться, что в зеленых водорослях они зеленные, в красных - красные. Попробуй разгляди их! Нет, хищнники обнаруживают добычу иначе...

- Как же?

- А по страху! Тот, кто испугается, словно бы кричать нанчинает: "Ай, ай, боюсь! Помогите! Спасите!" И хищник сразу же слышит его, бросается и проглатывает. "А-ам!" - Звездончет-Клоун так свирепо щелкнул челюстями, что Сабира сначанла вздрогнула, а потом рассмеялась.

- Как же спасаться от них? - спросила она.

- Если уж очень боишься, ничего не можешь сделать, то закрой глаз и не думай ни о чем. Или думай о хорошем, принятном...

Был глубокий вечер. Стражники, лязгая замками, закрынвали в клетках слуг замка: музыкантов-Крекеров, Дорадо, Барабанщиков, Сциен, зубочистильщиков - Карасиков, мусорнщиков - Бобырей, почесывальщиков Колюшек, убиральщиков - Топырщиков, посудомоек - Присосок.

Потом все стихло.

- Что это там? - воскликнула вдруг Сабира. Стремительные тени скользнули по проходу между клетканми. Широкие крылья взмахивали медленно, от их движений

колебались ночесветки на прутьях клеток.

- Сторожевые Скаты,- прошептал Звездочет-Клоун. Скаты неслышно проплывали один за другим, пристально осматривая все вокруг.

Сабира вздрогнула и прижалась к своему другу.

- Ой, как я боюсь! - прошептала она.- Они такие страшнные!

Словно услышав ее шепот, Скаты встревоженно остановинлись. Двое стремительно бросились к решетке, но ударились о нее так, что решетка затряслась.

- Вот видишь,- спокойно сказал Звездочет-Клоун.- Они чуют тех, кто боится. Будь смелее, и ты увидишь, что чудовища не страшны тебе.

Звезда закрыла глаз и замерла так. Скаты успокоились, снова поплыли неслышными тенями. Сабира не выдержала, открыла глаз, увидела Скатов и чуть задрожала. Стражи ненмедленно повернули к решетке, взмахивая крыльями. Сабира закрыла глаз - они успокоились.

- Слушай, не беспокой слуг владыки,- засмеялся Звезндочет-Клоун.Они друг друга перекусают.

- А я виновата? - протянула Сабира.- Если я боюсь их! Но усмешка друга подействовала,- она уже не боялась, и Скаты перестали бросаться из стороны в сторону.

- Они уплывают. Значит, ты преодолела свой страх.

- Неужели, кроме меня, никто здесь их не боится?

- Все спят. А потом жители замка привыкли к тому, что в клетках им не грозит никакая опасность. Вот они и спонкойны.

Звездочет-Клоун нашел у двери свободное местечко и прингласил Сабиру.

- Давай отдохнем. Впереди - новый день, новые волннения.

Так и заснули они, прижавшись друг к другу. Сабира нежно обнимала своего мудрого наставника.

ИСПЫТАНИЕ СМЕШИНКИ

Некоторое время за прозрачной стеной никого не было. Но вот опять, как и вчера, из мрака стал выплывать Великий Треххвост, и девочка Смешинка, хотя и ждала его, не смогла не ужаснуться.

"Теперь мне понятно, почему он отгородил себя стеной,- подумала она. - Ведь это чудище может случайно, просто вздохнув, проглотить всех, кто находится в зале".

А в зале собралось много обитателей замка. Вокруг больншой клетки в центре двумя рядами стояли откормленные вооруженные Спруты, дальше за ними толпились остальные жители, напирали из коридоров, клубились вдоль стен. А уж Лапшевников было столько, что не повернешься - сдавили Смешинку со всех сторон, и она слышала даже, как они сопели.

Девочка стояла на возвышении у клеток бывших советчинков, а рядом, у самой прозрачной стены, стоял царевич Канпелька. Едва появился Великий Треххвост, царевич поднял вверх руки:

- Внимание! Внимание! Начинаем посвящение девочки Смешинки в советчики!

Все замолчали. Только слышно было, как шуршат боками тайные Лапшевники.

- Сейчас будет первое, самое важное испытание нового советчика.

Царевич помолчал, оглядывая толпу. Один из коридоров был ярко освещен. Смешинка заметила, что из коридора сквозь толпу тянулся узкий проход прямо к большой клетке, дверца которой была распахнута.

- Мой отец,- Капелька кивнул на прозрачную стену,- уже давно и упорно ищет высшую справедливость,- при этих словах по толпе прокатился восторженный гул.- И он найдет ее! Тогда все заживут хорошо и счастливо, в мире и согласии...

Ему пришлось замолчать, так как все завопили, задвиганлись, замахали.

Царевич поднял руку, подождал, пока утихнет шум.

- Но многие хищники не хотят жить в мире и согласии. Они постоянно гоняются за кем-то, хватают, кусают,- вообнще ведут себя плохо. Мой отец, владыка подводного царства, задумал пробудить у этих несчастных стыд и совесть.

Улыбки погасли. Жители недоуменно переглядывались.

- Совесть? Разве она есть у хищников?

- Есть,- уверенно ответил царевич.- Мой отец каждый день ставит опыты. В клетку хищника - ну, скажем, Акулы, впускают какого-нибудь жителя замка. Если Акула наброситнся на него, то мы начинаем ее

стыдить.

Он подал знак, и хор Рачков-Богомолов тоненько запринчитал:

- Как не стыдно? Как тебе не совестно, ненасытная утронба? Зачем ты проглотила этого маленького Карасика? Ведь он мог стать твоим другом...

Они выли и причитали так жалобно, что у многих наверннулись слезы на глаза.

- Вот, вот! - крикнул царевич. - Одна Акула тоже занплакала. Значит, у нее есть совесть.

- Но заплакала она после того, как съела Карасика,- угрюмо сказал кто-то в толпе. Царевич на миг смутился, понтом продолжал: - И когда мы пробудим совесть у хищников, они не посмеют никого трогать. Наступит мир и...

- Чем же они будут питаться? - опять прервал его чей-то голос.

Царевич нахмурился, Лапшевники усиленно зашмыгали в толпе. Но царевич снова поднял руку.

- Сегодня будет поставлен опыт в присутствии всех вас, чтобы вы поняли, какое это нелегкое дело - поиски высшей справедливости и прекратили всякие нехорошие разговоры.

Он подал знак, и где-то вдалеке в пустом коридоре раздался свирепый рык Акулы. Он все нарастал, и вот показались денсять Спрутов, с трудом удерживающих голодную Акулу. Она рвалась вперед с горящими от ярости глазами. Узкий проход в толпе сразу стал широким. Кто-то из невидимых Лапшевнинков, наверное, зазевался и не успел посторониться, потому что Акула вдруг зачавкала. Но несколько постных Лапшевников лишь усилили ее голодные муки, и в клетку ворвалось чудовинще, готовое проглотить все, что попадется на пути.

- Хороша Нелия! - пробормотал Великий Треххвост.- Мы держали ее без еды много дней, и теперь желудок у нее чист, как эта прозрачная стена. Сейчас очень трудно пробудить

у нее совесть. Тем почетнее будет победа, если это нам удастся. Решай же, мой новый советчик, кого впустить в клетку к этой хищнице, потерявшей совесть и стыд.

Все взгляды разом устремились на Смешинку. Она похонлодела: западня! Великий Треххвост приготовил ей западню, и царевич, сам того не подозревая, помог ему в этом.

"Если я не выдержу испытания, мне уже никогда не удастнся спасти моих друзей! Но если выдержу... Всякий, на кого я сейчас укажу, будет моментально растерзан свирепой тварью! Жители замка никогда не простят мне этого. Да и я никогда не прощу себе... Что делать?"

Она повернулась к собравшимся, и все в ужасе отшатнулись от нее, стали прятаться за спины друг друга, пытались улизннуть из зала.

- Не двигаться! Куда напираете, трусы? - раздавались голоса Спрутов.

Неожиданная мысль пришла в голову девочке. Она поверннулась к Великому Треххвосту и спросила:

- Те, на кого я укажу, должны будут войти в клетку к Акуле?

- Конечно! - ответил владыка.

- А спи не посмеют ослушаться? И ты не станешь отменнять мое решение?

- Ни за что!

- Хорошо,- девочка повернулась к жителям, затаившим дыхание, минуту помедлила.- Я знаю, кто должен войти сейнчас в клетку. О, я вижу, это достойные подданные владыки! Они даже сейчас показывают свою беззаветную храбрость.

Она замолчала, как бы собираясь с духом, а затем воскликннула :

- Слушайте! Пусть в клетку к Акуле войдут все Спруты, находящиеся здесь! И без оружия, потому что только вид безноружного может пробудить совесть.

Наступила гнетущая тишина. Все застыли, вытаращив гланза. Даже у Великого Треххвоста отвисла челюсть. И в полной тишине какой-то Барабанщик от удивления пустил частую трель.

Тотчас зал словно взорвался! Крики, шум, отчаянная кунтерьма... На Спрутов жалко было смотреть. Они то багровели,

то белели, то чернели...

Кое-как царевичу удалось установить тишину. Он смотрел на Смешинку сияющими от радости глазами.

- Мое решение не отменят? - спросила девочка.- Пусть стражники покажут свою храбрость там, в клетке, и сумеют пробудить совесть у Акулы.

- Да, конечно, не отменят... - замялся владыка. - Но...

- А кто же будет поддерживать порядок? - вдруг тонким голосом закричал один стражник, которого все называли за чрезмерное рвение Служитьрад.- Позвольте хоть мне остаться.

- И мне! И мне! - закричали со всех сторон Осьминоги такими жалобными голосами, которых никто из жителей замнка никогда у них не слышал. Многие Спруты побежали прочь от клетки, думая, что хоть это избавит их от жестокой участи. Но теперь сами жители не выпускали их из зала.

- Да, да,- облегченно подхватил Великий Треххвост.- А кто же будет поддерживать порядок?

- Сами жители замка. Правда? - повернулась Смешинка ;Х залу.

- Правда! - закричали все.- Порядок будет! Сами подндержим!

Служитьрад бросился I: прозрачной стене и умоляюще слонжил щупальца:

- Жители сами не смогут... они даже не знают, как подндерживать порядок. Он упадет! Его не будет... Исчерпав все доводы, он завопил:

- У них даже дубинок нет! Смешинка улыбнулась.

- Пусть все стражники отдадут жителям дубинки. Служитьрад хотел сказать еще что-то, но владыка хмуро отвернулся от него и махнул последним хвостом:

- Выполняй!

В молчании стражники стали снимать с себя каски, пояса Хс пистолетами, отдавать жителям дубинки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать