Жанр: Детское: Прочее » Евгений Наумов » Коралловый город или приключения Смешинки (страница 23)


Остроклюв быстро летел вперед. Наконец показался полонгий берег, старый аист снизился и положил пленника недаленко от воды на влажный песок.

- Вот теперь поговорим.

- Что тебе от меня нужно? - возмущенно взвизгнул Долгопер.

- Продолжения рассказа. Выложив тайну, ты почувствонвал облегчение, зато стало тяжело мне, и я захотел узнать, как попал сын Каппы пруда Тарусава к Великому Треххвосту.

- Ты очень любопытен,- проворчал Долгопер, потирая плавники, помятые старым аистом.

- У меня длинный нос, и я люблю совать его во все тайны.

- Великий Треххвост не простит тебе этого.

- Если узнает. Но ведь ты сам заинтересован в том, чтонбы он ничего не узнал.

- Все равно, я ничего не скажу тебе.

- Скажешь. Или я оставлю тебя здесь на песке, с котонрого ты не сможешь взлететь, а утром тебя изжарит солнце и съедят муравьи.

И Долгопер покорно принялся рассказывать.

- Сына Каппы похитили мы, летучие рыбы. Великий Треххвост созвал нас и приказал это сделать. Сначала на разнведку вылетели рыбы-Бабочки. Они долго кружились над прундом Тарусава и высмотрели, когда сын Каппы выходит гулять и где он любит лежать, греясь в лучах солнца. Потом отпранвились Летучки. А вслед за ними большой отряд Долгоперов появился над прудом и стал неслышно снижаться. Но Летунчая мышь заметила нас и крикнула Капельке: "Беги!" Ночнной Сверчок прервал свою песню, которую он пел для него. Светлячки выстроились вдоль тропинки, освещая ему путь. Но мы схватили Капельку и взмыли в воздух.

На рассвете мы доставили пленника в замок владыки. Лупибей насильно дал ему выпить волшебного зелья, и он забыл отца и место, где родился. "Ты мой сын, царевич", - сказал ему владыка, и: Капелька послушно кивнул головой. Довольнный повелитель отпустил нас, строго-настрого приказав никонму ничего не говорить. "Иначе ни одного Долгопера не останнется в море!" И мы молчали... до тех пор, пока я не проговонрился. О, горе мне!

- Ты думаешь,- холодно сказал Остроклюв,- о преступнлениях становится известно только благодаря преступникам? Как видишь - не всегда. Иди же! - он поднял его, готовясь зашвырнуть в море, но передумал. - Нет, погоди... Сначала ты укажешь мне, где находится пруд Тарусава.

- Но ты говорил, что не раз бывал там!

- Я очень забывчив. Вот и теперь я забыл дорогу к пруду. И они снова полетели - на этот раз впереди Долгопер, а за ним старый аист, который зорко следил, чтобы коварное существо не вильнуло в сторону и не попыталось удрать. Он не верил ему, и когда Долгопер сказал, что там, внизу, поблеснкивает пруд Тарусава, старый аист объявил, вздохнув:

- Ну вот, наконец-то я могу проглотить тебя, а то давно ничего не ел...

- Не надо глотать меня! - закричал Долгопер. - Я ненвкусный! В пруду Тарусава ты наловишь много жирных лягуншек и славно поужинаешь.

- Но я не слышу ночного кваканья лягушек,- сказал старый аист.- А сейчас как раз их пора. Долгопер понял, что попался, и заныл:

- Я приведу тебя к настоящему пруду Тарусава, клянусь?

- Твоим клятвам я не верю, но помни, что я узнаю, тот ли это пруд, и если ты меня обманул, то пеняй на себя. Долгопер испугался так, что его плавники задрожали:

- Будь уверен, не обману!

Они поднялись снова высоко, и Остроклюв из любопытства спросил:

- Что же за пруд был там внизу? Долгопер смущенно пробормотал:

- Пруд Тысячи Выдр...

- И они принимают каждого аиста не очень любезно, правда?

Долгопер промолчал и вскоре стал снижаться.

- Теперь я привел тебя к настоящему пруду Тарусава. Верь мне.

- Я верю не тебе, а себе. Можешь убираться и больше не попадайся мне на глаза.

Обрадованный Долгопер кинулся наутек.

Старый аист неслышно опустился между деревьями и замер, осматриваясь.

Он стоял на тропинке, а над головой шелестели могучие кроны. Там и сям в траве чернели валуны, поодаль стояла легкая беседка с позеленевшей чешуйчатой крышей, от нее вверх на холм вела лестница со стершимися каменными ступеннями и белеющими бамбуковыми перилами.

Тропинка привела его к пруду, где басами неумолчно кринчали лягушки-быки и рогатые лягушки. Пруд зарос листьями кувшинок. Кое-где белели цветы водяных лилий. Посреди пру

да на замшелых валунах росли карликовые сосны. А у самой воды на берегу красивейшим цветком блистал маленький донмик из чистого золота. Блики от его стен ложились на воду, и она светилась. Там нежились в лучах золотые и серебряные толстогубые карпы. От воды поднимались нежные белесые нинти тумана и растворялись вверху.

Старый аист трижды взмахнул широкими крыльями и очунтился на маленьком островке. А едва опустился, увидел: кроншечный человечек, нежно розовея обнаженным телом, лежал на замшелом камне животом вниз. Он чуть приподнялся, нанстороженно глядя на пришельца, готовый в любой миг скольнзнуть в воду.

- Не бойся меня,- сказал Остроклюв.-Мы, аисты, люнбим младенцев.

- Я не младенец,- ответил человечек, поправляя повязнку на бедрах.Уже много-много лет я живу на свете. Я стар, как этот пруд, и эти деревья, и эта земля...

- Тогда, значит, ты очень счастлив. Только счастливые выглядят всегда молодыми.

- Да, я счастлив, потому что люблю свою судьбу, хотя иногда она бывает горька.

Остроклюв огляделся и вздохнул:

- Какой красивый пруд!

- Да. В такие ночи, созерцая красоту, примиряешься даже с горем, ибо красота будет жить вечно...

- В твоей речи настойчиво звучит нотка печали. А мне рассказывали о Каппе пруда Тарусава, как о самом веселом существе. Его

шутки так смешны и остры, что поневоле забынваешь о всех своих бедах и печалях, - говорили мне.

- Тот, кто сам не знал горя, не сумеет заставить других забыть о нем,- вздохнул Каппа.

- Расскажи о своей беде, может быть, я помогу тебе.

- Нет! Прохожий может лишь снять соринку с чужой головы или сдвинуть с дороги мешающий камень. Но он не монжет врачевать сердце.

- Но прохожий может извлечь песчинку из глаза или кость, застрявшую в горле,- возразил старый аист и полон

жил перед Каппой тоненький золотой перстень.- Тебе сыновнний привет от Капельки...

И показалось ему, что солнце осветило лицо Каппы - так оно просияло от радости. Он схватил перстень и прижал его к груди.

- О сын мой! Наконец-то я услышал о тебе! Ты жив, ты подаешь знак!

- Да, он жив, Каппа,- ответил Остроклюв.- Но он не свободен.

- Я знал, что его держат в заточении, иначе он давно убенжал бы и вернулся ко мне. Скажи, где эти решетки?

- Они не простые. - вдохнул Остроклюв. - Это решетнки зла.

И он рассказал, как встретил по пути Долгопера и тот пронговорился, рассказав о похищении Капельки.

- До сих пор меня удивляло, почему царевич при кажунщемся его благородстве так легко уступает Лупибею, Великонму Треххвосту и старается не вмешиваться в их злодеяния. Теперь я понимаю: ядовитое зелье отуманило его душу.

Каппа поник головой.

- Чего ты хочешь от меня? - произнес он.

- Помощи. Горюя здесь, на этом камне, не вернешь сына Капельку. Садись ко мне на спину, и мы полетим туда, где он томится, чтобы освободить его. Но томится он не один, и освонбодить его можно, только освободив жителей замка и Коралнлового города.

- Понимаю,- сказал Каппа.- Если упавшее дерево приндавило пять птенцов, нельзя вытащить одного, не приподняв дерево и не освободив всех.

- Но птенцов можно освободить одной силой,- добавил Остроклюв,- а для того чтобы освободить морских жителей, нужна не только сила, но и ум, смелость, отвага... Так не тенряй времени. Садись и летим! Ведь и на земле люди ждут, когда я верну им утерянную радость.

Через минуту над старым парком и чудесным прудом взмыл вверх чеканный силуэт старого аиста. На его спине, крепко вцепившись в перья, сидел Каппа пруда Тарусава.

ПУТЬ К ДЕЛЬФИНАМ

- Если вокруг мрачного замка Великого Треххвоста столько сторожевых поясов, то сколько же их должно быть вокруг Моря Счастья? - сказала Смешинка. - В замке жить несладко, но как его охраняют! А уж в Море Счастья все хотят попасть, наверное. Отбоя нет!

- Да, видать, там охрана поставлена что надо,- поддакннул Храбрый Ерш. - Не прорвешься... Но где оно?

И он с сомнением посмотрел на Сабиру, которая уверяла их, что плывут они правильно.

Крылатки устали, и карета опустилась на дно. Путники сошли прогуляться.

- Надо спросить кого-нибудь, туда мы плывем или нет,- Храбрый Ерш ухватил пробегавшего мимо Шримса-Медвенжонка.

- Скажи нам, где Море Счастья?

- О-о! В Море Счастья не каждый попадет! - Шримс-Медвежонок хитро улыбался.

- А кто же? - придвинулись к нему путники.

- Узнаете... В ту сторону поезжайте и узнаете,- Шримс-Медвежонок вырвался и проворно нырнул в какую-то щель.

- Я же говорила,- сказала Смешинка,- там охрана - ого!

Они сели и задумались. Что же делать? Вдруг раздался торопливый стук Морского Уха.

- Тревога! Тревога! Я опять слышу погоню! Все вскочили.

- Какую погоню? Кто гонится?

- Лупибей.

- Но ведь Акулы растерзали его.

- Значит, не растерзали. Я слышу его голос... он кричит. Ох, плохи наши дела! Горе нам!

- Что такое? - переполошились беглецы.

- Он напал на наш след.

- Да как же он сумел? - удивился Язык.- Море такое большое!

- В его карете находятся три Угря-сыщика. Их носы учунют в воде даже прошлогодний след крохотной Пандаги - рынбы-Муравья. А уж по нашим следам они идут, нигде не своранчивая. Меч-рыб в упряжке теперь вдвое больше, и несутся они, не останавливаясь ни на миг.

- Тогда и нам нельзя задерживаться. В путь! В путь! Со стонами впряглись Крылатки в карету и потащили ее.

Храбрый Ерш поплыл рядом, чтобы не перегружать карету,

и заставил Языка сделать то же.

- Сколько дней пути до Моря Счастья? - спросила Сменшинка.

- Три,- грустно ответила Сабира.

- А скоро ли нас догонит Лупибей?

- Он догонит нас за один день,- печально прошелестело Морское Ухо.

- Веселее смотрите, друзья! - воскликнула Смешинка.- Нам осталось жить целый день. Большой прекрасный день!

Карета плыла над угрюмыми скалами, на которых там и сям виднелись воротники актиний. Потом скалы кончились. Потянулся ровный желтый песок. Путешественники увидели, как впереди вырастает какая-то голубая гора. Они подъехали поближе и оказались перед лежавшим на песке большим синним Китом. Он заговорил, глядя на них помутневшими от страндания глазами:

- Сжальтесь надо мной, проплывающие! Замучили меня прилипалы, присоски и балянусы. Не могу дальше плыть, опунстился на дно и задыхаюсь. Если вы не поможете, не снимете с моей шкуры паразитов, то я погибну.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать