Жанр: Детское: Прочее » Евгений Наумов » Коралловый город или приключения Смешинки (страница 27)


А в это время на стенах города ликующие жители взахлеб рассказывали друг другу, что Великий Треххвост на самом деле не настоящий владыка, а его чучело, которое сшили за две ночи Коньки-Тряпичники из биссусной ткани и раскрасили красками Мурексов. Движут чучело сидящие внутри раздувншиеся Иглобрюхи, а говорит через громадную рапану Язык, который устроился внутри глаза чудовища.

И вот теперь Язык и сотня раздувшихся Иглобрюхов, сидянщих в ярко раскрашенном чучеле, прогнали врага от города. Смешинка, глядя на эту картину, подбоченилась и стала смеяться. Она смотрела на удирающего Лупибея, на прожорнливых Акул, на коварных Каракатиц и Кальмаров, на труснливых Спрутов, еще недавно рвавшихся в город. Гнев и ярость прорывались в ее смехе. Этот смех - гневный и торжествуюнщий - подхватили все защитники города.

Войско было рассеяно.

Смешинка посмотрела на покачивающееся чучело.

- Уничтожьте его, чтобы жители ничего не боялись и чувствовали себя счастливыми.

- С радостью! - закричал Храбрый Ерш и, прихватив две гимнотиды, помчался к чучелу. Он поднырнул под чудище, наншел шов и провел по нему гимнотидой по направлению к паснти. Чучело на глазах у всех распалось, из него вывалились раздувшиеся, одуревшие в темноте Иглобрюхи. Они таращили ничего не понимающие глаза.

Последним выпал Язык с громадной витой раковиной. Чунчело съежилось, стало плоским и медленно опустилось на дно. Язык посмотрел на него с сожалением.

- Что ты наделал? - загремел он на Храброго Ерша, принставив раковину ко рту.- Там было так уютно и весело! А Храбрый Ерш снова появился на защитных стенах.

- Эх, с каким удовольствием я уничтожил бы самого Венликого Треххвоста! - мечтательно произнес он.- Но...

- Но прежде я уничтожу тебя, ничтожный Ершишка! - раздался гневный голос, и все обернулись.

Дельфины, которые до этого плавали наверху, выполняя просьбу Смешинки, теперь спускались вниз. На одном из них, на Сольдии, сидел так дерзко похищенный царевич.

- Ты?! - Храбрый Ерш задрожал от ярости.

- Да, я сын Великого Треххвоста! А ты способен только расправляться с безжизненными чучелами, герой! Главнокомандующий выхватил гимнотиду:

- Защищайся! - И никто не успел произнести и слова, как он бросился на царевича.

Капелька взмахнул саблей. Храбрый Ерш был опытным бойцом, не раз сражался даже с восьмирукими Спрутами. Он на ходу увернулся от удара и сам ткнул врага ножом, целясь в щель панциря. Капелька успел подставить руку и отразил удар перламутровым налокотником. Храбрый Ерш извернулнся и тут же ударил снизу - только панцирь снова спас его противника.

Но вот сабля сверкнула и выбила у Храброго Ерша гимнонтиду. На миг он застыл от неожиданности, и все затаили дыханние: сейчас царевич нанесет удар... Но Капелька указал на нож:

- Подними! С безоружными я не дерусь.

Главнокомандующий захлебнулся от возмущения:

- Не дерешься с безоружными? Но ведь ты закован в паннцирь с головы до пят! Давай биться по-честному, без кольчуг и панцирей!

- Согласен,- сказал царевич.- Но я не могу снять паннцирь. Только мастера подземелья в замке, которые заковали меня по приказу отца, Великого Треххвоста, могут меня раснковать...

- Ты считаешь, что твой отец - Великий Треххвост? - неожиданно раздался взволнованный голос. Это говорил Каппа.

- Да, он мой отец! - сказал царевич.

- Почему же ты совершенно не похож на отца?

- Я спрашивал у него, и он ответил мне так: "Почему гонловастик не похож на взрослую лягушку? Почему личинки Крабов и Угрей не похожи на своих родителей?"

- Значит, сейчас ты - личинка? А со временем будешь таким же страшным и уродливым, как Великий Треххвост? И ты хочешь этого?

Тень пробежала по лицу царевича.

- Пока нет,- тихо сказал он.- Этого может и не быть. Ведь мой отец - всемогущ. Захочет он - и я навсегда останнусь таким, как сейчас.

- Так он говорил? - Каппа обошел вокруг царевича, разнглядывая его.Нет, сейчас ты, Капелька, очень похож на драгоценную жемчужину - весь так и сверкаешь... Но что там, в середине?

Смешинка коснулась жемчужины, подаренной Сольдием, и повторила его слова.

- Если это настоящая жемчужина, то внутри у нее долнжна быть простая песчинка.

- Верно! И сейчас мы проверим, осталась ли у него в дунше хотя бы песчинка простоты и добра.

Каппа достал из сумочки тонкую рисовую лепешку.

- Вспомни, Капелька! В детстве ты любил эти незатейлинвые рисовые лепешки. Вспомни, Капелька! Их выпекал тебе дядюшка Карп. Возьми и съешь!

Как завороженный, не отрывая взгляда от Каппы, царевич взял лепешку и откусил от нее кусочек. И тотчас мучительно нахмурился, словно припоминая что-то. Откусил второй кусончек, третий...

- Кто ты? - с усилием выдавил он.

- Съешь всю лепешку и вспомнишь. Она впитает тот страшный яд, которым опоили тебя, и тогда разум твой пронсветлеет. Ешь!

Царевич торопливо ел лепешку, и все смотрели на него, затаив дыхание. Каппа стоял молча, с невыразимой мукой глядя на своего сына, который забыл его. И тут у царевича вырвалось:

- Отец!

Каппа и Капелька бросились в объятия друг друга. Что-то бессвязно говорили и не могли наговориться после долгой разлуки.

- Пойдем,- сказал Звездочет-Клоун друзьям.- Пусть никто не мешает им сегодня.

- Но что произошло? - допытывался Храбрый Ерш.- Я ничего не понял!

И Звездочет-Клоун рассказал им все: как похитили сына Каппы и сделали из него царевича, сына Великого

Треххвоста, как заставили забыть родного отца.

- Но зачем, зачем? - стиснула руки Смешинка.

- Это знает только сам Великий Треххвост.

- Теперь они уплывут домой? Навсегда?

- Нет, еще рано домой. Пока существует Великий Трехнхвост, Капелька всегда будет в опасности. И над городом винсит угроза. Нам нужно проникнуть в замок и сразиться с санмим владыкой. Только тогда мы вздохнем свободно.

- Что ты говоришь? - ужаснулась Сабира.- С самим Венликим Треххвостом? Он всех проглотит и не заметит! Он так велик и страшен!

- Ну, не так страшен и не так уж велик,- с загадочной улыбкой ответил Звездочет-Клоун.

- Но как проникнуть в замок?

- Очень просто, по Темной трубе. Это единственный путь.

КТО БЫЛ ЗА ПРОЗРАЧНОЙ СТЕНОЙ

Жуйдавись медленно прохаживался у двери, закрывающей Темную трубу, и тоскливо размышлял о том, как несправеднлива жизнь. Еще недавно каждый Спрут получал четыре обеда в день и, кроме того, мог прийти на кухню, выбрать люнбое приглянувшееся ему блюдо. А тот, кто нес ночные дежурнства, получал еще дополнительный обильный ужин. Теперь же, когда город взбунтовался, еды в замке не осталось и кажндому Спруту сократили норму до одного обеда в день. Да и что это за обеды? Повара тайком пожирают половину куншаний...

"Что же дальше будет? - подумал с отчаянием Жуйдавись.- Так мы умрем с голоду! Нет, надо обязательно отвоенвать проклятый Коралловый город!" Он подтянул пояс на отощавшем животе и разозлился: "Скоро мне придется меннять свое имя! Оно звучит насмешкой".

- Лапы вверх! - вдруг раздался решительный голос, прервавший невеселые мысли Жуйдавись.

Он с удивлением обернулся и увидел встопорщенного Бычка-цуцика, наставившего на него громадный пистолет.

- Что? - спросил растерянно Жуйдавись, потянувшись одним щупальцем к своему оружию.

- Лапы вверх, говорю! - еще громче крикнул Бычок-цуцик. - Не то стреляю! Ты окружен, так что лучше сдавайся!

- Сдавайся - мрачно подтвердил кто-то сзади.

- Сдавайся! - добавил голос справа.

Жуйдавись струхнул. Он не отводил вытаращенные глаз от громадного пистолета, и щупальца его медленно поднимались вверх, роняя дубинки. Кто-то обезоружил Спрута.

- Стой здесь и молчи! Не то пристрелю!

- По-осторожнее с оруж-жием,- прошипел Спрут. - Если этот большой пистолет... выстрелит...

- Не беспокойся, он не выстрелит! - звонко ответил Бычок-цуцик и бросил что-то рядом со Спрутом.

Тот скосил глаза и с удивлением увидел, что это не пистолет, а обыкновенный морской огурец. Какой позор!

А в это время позади лязгнул тяжелый запор, и дверь раснпахнулась. Оттуда вышли Смешинка, Храбрый Ерш, Звездончет-Клоун, Сабира, царевич Капелька с отцом Каппой и стали обнимать неустрашимого Бычка-цуцика, смелую Барабульку, отважного Бекасика. Это они, услышав из-за двери сигналы Морского Уха, подкрались и обезоружили Спрута.

- Молодцы! - одобрил Храбрый Ерш.

- А что мы будем делать с ним?

- Свяжем и бросим в Темную трубу.

- Чем свяжем? - задумалась Смешинка. Храбрый Ерш захохотал:

- Осьминога связать легче всего! Его же щупальцами Недолго думая, так и сделали. Бросили Жуйдавись в Темнную трубу, плотно набив его клюв пучком водорослей, чтобы

не орал, и закрыли дверь.

- Пусть посидит здесь, как мы сидели.

А в это время в большом зале Лупибей разглагольствовал перед собравшимися изможденными жителями подземелья и выстроенными рядами Спрутами.

- Наше войско временно отступило! Царевич погиб в бою. Но мы скоро нанесем решающий удар! Мы победим! - Он понвернулся к прозрачной стене, за которой с хмурым видом понкачивался владыка.

Все молчали. Владыка встрепенулся и озабоченно спросил:

- Замок хорошо охраняют? Бунтовщики не ворвутся сюда?

- Они никогда не осмелятся это сделать! Но даже если осмелятся... Лупибей злобно ухмыльнулся, - то найдут здесь свой конец! Смотрите,- он указал в сторону главного коридонра.- Большой кипящий котел я приказал накрыть тонким нанстилом. Как только бунтовщики ворвутся сюда и приблизятся к котлу, настил провалится, а перед ним упадет решетка. Буннтовщики с налету ударяются о решетку и сыплются в котел,

Лупибей подал знак, и Спруты подвели к настилу несколько дрожавших от страха Колюшек и Бобырей.

- Эти изменники,- указал на них Лупибей,- обвиняютнся в том, что подбивали слуг бежать из замка.

Он повернулся к Спрутам:

- Сейчас вы увидите действие котла-западни. Поставьте настил так, чтобы каждый, кто ступит на него, сразу же падал в котел. А потом бросьте туда изменников.

Спруты захлопотали у настила.

- Готово!

Начальник стражи поднял щупальце, чтобы подать знак.

- Трус! Подлый предатель!

Толпа качнулась, повернулась на крик. В одном из боконвые коридоров стоял царевич Капелька, глядя на Лупибея горящими от ненависти глазами.

- Ты?! - Спрут побелел, потом пожелтел. - Но ведь ты...

- Убит, хочешь сказать? - язвительно спросил царенвич.- Но ты ошибся, рано еще протянул щупальца к власти. Отец, я жив!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать