Жанр: Детское: Прочее » Евгений Наумов » Коралловый город или приключения Смешинки (страница 7)


- Я научу их.

Барабулька пришла в восторг:

- Вот здорово, честное слово! Мы будем смеяться! Но Храбрый Ерш насупился и так посмотрел, что Баранбулька забулькала от испуга.

- Ах вот как...- процедил он, поворачиваясь к Смешиннке.- Ты научишь жителей смеяться? А кто тебя об этом просил?

- Царевич,- девочка недоумевающе смотрела на него.- Он и пригласил меня в Коралловый город, чтобы я научила жителей смеяться. А то они какие-то унылые.

- Ага! - Храбрый Ерш даже подскочил от ярости.- Так вот зачем ты приехала сюда! Теперь все понятно!

- Что тебе понятно?

- Я ошибся. Ты не такая, как царевич или Лупибей. Нет, - голос бунтаря выражал презрение: - Ты хуже! Ты во сто раз хуже, чем Лупибей, чем все эти Спруты, чем Дракончики-шпиончики, чем Прилипалы и Прихвостни, чем Пузанки, Ротаны, Горлачи, хуже, чем самый гадкий Слизень!

Сначала Смешинка добродушно улыбалась, потом побледннела, улыбка исчезла с ее лица...

- За что? За что ты так меня оскорбляешь? - спросила она дрожащим от возмущения голосом.

Но Храбрый Ерш молча отвернулся от нее.

- Поясни мне. Храбрый Ерш, - вмешался Мичман-в-отнставке,- почему милая девочка Смешинка кажется тебе такой плохой?

- Потому что она будет учить всех смеяться в то время, как жители стонут и плачут от горя и страданий. Зачем нам ее смех? Он будет только на руку этим восьмируким и десятируким, которые захватили власть в Коралловом городе! Да знаешь ли ты, какую клятву дал я себе в тот день, когда Спрунты и Каракатицы наводнили наш прекрасный город?

- Какую же?

- Не смеяться нигде и никогда до тех пор, пока хоть одно их щупальце находится в городе. Вот! А она заставила меня нарушить клятву.

- И ты думаешь, что если все время будешь мрачным, то этим поможешь жителям города? - задумчиво опросил Мичнман-в-отставке.

- Я не должен забывать, как страдают морские жители,- упрямо твердил Храбрый Ерш.- И всегда должен воевать, чтобы плохо было всем тем, кто заставляет их постоянно страндать. А если я буду весело посмеиваться, то мне и воевать раснхочется!

- Че-пу-ха! - отрезала Смешинка.- Когда я научу житенлей смеяться, то им легче будет переносить страдания, легче жить. И они с веселой улыбкой будут...

- ... гнуть свои спины на поработителей? - с возмущеннием крикнул Храбрый Ерш. - Нет, не бывать этому! Мы занставим тебя убраться из нашего города!

В тот же миг из-за развалин взметнулось длинное черное щупальце и обвило его поперек туловища.

- Преда...- захрипел было Храбрый Ерш, но другое щунпальце приставило к его носу пистолет.

Бекасик, Барабулька и Бычок-цуцик тоже были скручены. Не избежал этой участи и Мичман-в-отставке - он трепыхался в объятиях здоровенного стражника.

- Так-так-так! - Из-за камней показался Лупибей, опинраясь на дубинку.- Попались наконец! Всю шайку накрыли в полном сборе! И как раз в тот момент, когда они угрожали нашей драгоценной гостье Смешинке!

Храбрый Ерш отчаянно барахтался, пытаясь вырваться из цепких объятий Спрута.

- А это кто такой? - Лупибей остановился возле Мичма-на-в-отставке.

- Его отпустите! - рванулась к нему девочка.- Он защинщал меня! Он со мной!

- Тогда совсем другое дело,- Лупибей дал знак стражнинку, и тот освободил изрядно помятого пленника.- Кто же ты все-таки?

- Мичман-в-отставке, - просипел тот, с трудом расправнляя плавники.

- Гм... в отставке, - начальник стражи с сомнением рас сматривал его. - А почему, собственно, отставили? За какой проступок?

- За старость... кхе-кхе! Этот проступок совершает кажндый в своей жизни... рано или поздно.

- Оставьте его здесь. Он будет напоминать мне о старом аисте, Смешинка погладила Мичмана-в-отставке, - который исчез, спасаясь от бандитов.

- И из-за которого пострадал наш славный Крадимигом.- Начальник остановился над оглушенным Спрутом и велел его унести.- Ничего, бандиты за все ответят!

- Но они не виноваты в гибели старого аиста и ранении стражника, возразила Смешинка. - То были другие... банндиты.

- Бандиты есть бандиты, дорогая девочка, - веско сказал Лупибей. Они не могут быть одними, а потом другими. Они всегда бандиты и будут отвечать за свои преступления.

- Но они не совершали никаких преступлений! - воскликннула девочка. - Клянусь вам! Наоборот, они спасли меня!

- Когда мы подкрадывались сюда, я хорошо слышал, как бунтарь Ерш угрожал тебе! - настаивал начальник стражи,

Вдали показались Крылатки, взмахивающие алыми плавнниками.

- Сюда спешит царевич! - воскликнул Лупибей. Действительно, то была карета Капельки. Он на ходу соснкочил и торопливо подбежал к Смешинке.

- Моя маленькая девочка! - он порывисто схватил ее за руки.- Ты здорова? Как я рад! Почему ты убежала из дворца, ничего не сказав мне? О, я был в ужасе, когда мне сообщили об этом - ведь в городе столько опасностей!

- Я искала своего друга,- грустно сказала Смешинка.

- И нашла?

- Нет, это мы ее нашли, - почтительно вмешался начальник стражи, прикладывая сразу три щупальца к каске.- И как раз в тот момент, когда шайка грязного Ерша угрожала ей вот этим.

Царевич брезгливым движением оттолкнул от себя гимнотиду, которую совал ему Лупибей.

- Уберите! Какой ужас, какой ужас! - повторял он, не сводя встревоженных глаз со Смешинки.- И где же эти пренступники?

- Взяты под стражу. Вот они, полюбуйтесь,- победоносно заявил Лупибей, указывая на пленников. Но царевич замахал руками:

- Что ты говоришь! Я не хочу смотреть на этих гадких бандитов, а ты

предлагаешь еще ими полюбоваться! Лучше позаботься, чтобы в городе не совершалось преступлений.

- Будьте уверены! - рявкнул Лупибей и, обернувшись к подчиненным, приказал: - Посадить их в темницы-одиночнки! Я сам займусь ими!

Царевич Капелька взял девочку под руку:

- Пойдем отсюда скорее.

Смешинка таяла от удовольствия. Она не могла не огляннуться торжествующе на Храброго Ерша: вот, мол, как нужно обращаться с девочками, а не кричать и грозить. Но бунтарь только презрительно отвернулся.

- Пойдем, Мичман-в-отставке! - крикнула она старичку. И объяснила царевичу: - Я хочу, чтобы он был со мной.

Четырехглазка взмахнул длинным бичом, и карета троннулась.

ВЕСЕЛЬЕ НА ПЛОЩАДИ

С утра по городу ходил глашатай Большая Глотка в сопронвождении Крокеров и Барабанщиков и оглушающе орал:

- Собирайтесь, собирайтесь к Голубому дворцу! Сегодня Смешинка научит вас смеяться! Хватит тоски и плача! Теперь вы будете веселиться - везде и всегда! Да, да, да!

И вот на площадь потянулись вереницы морских жителей. Они оделись во все лучшее, как велела Большая Глотка, шли чинно, с детьми. Вокруг площади стояла двойная цепь Спрутов.

- Тише, тише! - время от времени покрикивали они. - Соблюдайте порядок! Смеяться только по команде!

Но никто и так не шумел. Все стояли, хмуро переговаринваясь и уставясь в землю. То и дело проносился приглушеннный шепот:

- А что это такое - смеяться?

- Зачем?

- Наверное, очередная выдумка Спрутов".

- Мало нас притесняют!

А из дворца смотрел на волнующуюся толпу Мичман-в-отнставке и задумчиво качал головой. Он не разделял увереннонсти Смешинки в том, что она научит веселиться этих хмурых, усталых, забитых морских жителей "Нет, даже ее волшебный смех здесь бессилен!" - думал он.

Смешинка торопилась. Она прихорашивалась перед зерканлом, думая: "Храбрый Ерш запретил мне учить жителей смеху! Какой нахал! Вот я ему покажу!"

Она вышла в зал, и царевич Капелька ахнул от изумления. Пышные золотые волосы Смешинки водопадом струились на плечи, щеки ее разрумянились, глаза сияли.

- Один твой вид вызывает радость! - сказал он, невольно склоняясь перед девочкой. - Морской народ будет в восторге!

Действительно при появлении Смешинки на балконе дворца все вокруг оживились. У многих глаза посветлели при виде пренкрасной золотоволосой волшебницы. Смешинка заметила это и сказала, протягивая руки:

- Скажите, почему вы такие грустные? Почему не смеетесь? Забудьте о своей усталости, о своих заботах. Ведь жизнь так хороша! Не нужно думать о плохом, давайте думать и мечтать о самом чудесном, самом лучшем... Давайте смеятьнся, петь и веселиться!

И она залилась своим самым заразительным смехом. Цанревич, стоявший рядом, тоже засмеялся - он не мог не засмеяться!

И так они стояли на балконе, смотрели друг на друга и смеялись. И глядя на них, красивых, молодых и жизнерандостных, морские жители сами стали понемногу улыбаться, глаза их заблестели.

Но тут Лупибею, стоявшему на нижнем балконе и наблюндавшему за порядком, показалось, что все радуются недостанточно, плохо выполняют призыв Смешинки.

- Смеяться! - заорал он. - Хохотать во все горло! Вынполняйте приказание, ну! Вы слышали, что вам говорят: весенлитесь, радуйтесь!

Он дал знак, и первая цепь Спрутов врезалась в толпу. Разндались крики, кто-то упал, кто-то побежал в страхе. Жители испуганно переглядывались тут уж всем стало не до смеха и веселья...

Смешинка в отчаянии смотрела на свалку, которую устроинли Спруты.

- Прекратите! Прекратите сейчас же! - кричала она, но ее никто не слышал: топот, шум оглушали всех.

Тогда царевич перегнулся через перила балкона, сказал что-то Лупибею, и тот замахал белым жезлом. Спруты ворча вернулись на свои места.

Расстроенная Смешинка убежала с балкона. За ней поспеншил царевич:

- Подожди, девочка! Послушай, случилось недоразунмение!

Но она бросилась в свою комнату. Рыдая, упала на кровать и повторяла:

- Ох, я несчастная! Из-за меня им попало, из-за меня! Обессилев, Смешинка заснула. Долго ли спала, она не знанла. Только неожиданно поднялась и стала протирать глаза. Рядом, в кресле, сидел Мичман-в-отставке.

- Выспалась? - приветливо улыбнулся он.- А почему такая заплаканная?

Смешинка вспомнила все и снова огорчилась. Опустив голову, она сплела пальцы рук на коленях.

- Ничего не получилось... - прошептала она. - Я принеснла жителям не радость, а горе... И она горячо заговорила:

- Давай уйдем куда-нибудь, а? Чтобы царевич Капелька не знал, чтобы никто-никто не знал! Куда-нибудь далеко... Мичман-в-отставке ласково погладил ее по головке.

- Бедная девочка! Не надо падать духом. Вчера ты все сделала правильно, только несколько подробностей забыла.

- Каких подробностей?

- А вот слушай...

И через некоторое время Смешинка передала через стражнников царевичу Капельке, что она хочет видеть его и начальнника стражи. Встреча произошла в небольшом Сиреневом зале дворца. Смешинка вошла вместе с Мичманом-в-отставке, и Лупибей, стоявший у кресла царевича, невольно поморнщился.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать