Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Знак вопроса, Юрий Морозов » Следы древних астронавтов (страница 3)


Проявляя неистощимую изобретательность в поиске все новых и новых «следов пришельцев», Деникен складывает из их яркой мозаики свою картину земного прошлого, которая для непосвященных людей притягательнее «скучных» и «туманных» концепций ученых. В самом общем виде его «теория» такова.

Посланцы космических цивилизаций прилетали на Землю неоднократно. В свой первый визит они – ни много ни мало – создали на нашей планете «по образу и подобию своему» человека разумного. С этой целью пришельцы внесли целенаправленные изменения в наследственность гоминид, к тому времени уже выделившихся из обезьяньего стада. Чем аргументировано сие более чем смелое утверждение? Ссылками на перспективы генной инженерии, нашумевшие публикации о «детях из пробирки» и мифы о божественном сотворении человека. Вот, например, как расшифровывает Деникен «истинную историю Адама и Евы».

Чужепланетные астронавты (тут автор напоминает, что в библейском повествовании о божественном сотворении людей исконно шла речь не о боге, а о богах, «элохим») начали с искусственного выращивания мужской особи. Затем у первого земного мужчины взяли «клеточную культуру», чтобы вырастить из нее первую женщину – впоследствии это обстоятельство трансформировалось в мотив сотворения Евы из ребра Адама. Желая изолировать первых земных людей от контактов с окружающим миром, «элохим» содержали их в «резервации», память о которой сохранилась в представлении об утраченном «рае».

Хотя появившийся таким путем новый вид земных существ обладал уже разумом и речью, инопланетяне сочли свой эксперимент не во всем удавшимся. Во время второго визита им пришлось даже уничтожить большинство людей (вот откуда легенды о Всемирном потопе!), а у оставшихся вызвать еще одну «искусственную мутацию». Только с этого момента, считает Деникен, начался ощутимый прогресс человеческой культуры: появились письменность, математика, техника, искусство, мораль. Из суеверного преклонения перед своими творцами и наставниками люди стали почитать их за богов, сделали главными персонажами религий.

Более того. Деникен убежден, что все дальнейшее развитие человечества осуществлялось и будет осуществляться по «плану», заложенному в людях «богами-астронавтами». К примеру, авторы открытий, изобретений, новых идей только мнят себя творцами, в действительности же, сами того не ведая, извлекают из глубин своей генетической памяти информацию, унаследованную от «богов». Не случайно даже то, что догадка о пришельцах из космоса одновременно родилась в сознании многих людей: появление этой идеи наверняка было запрограммировано с момента сотворения человека.

По существу, Деникен превратил «гипотезу о пришельцах» в мировоззрение, которое в рамках массовой культуры способно заменить для миллионов людей научную, как, впрочем, и религиозную, картину мира. Стоит ли после этого удивляться, что некоторые единомышленники автора «Воспоминаний о будущем» сравнивают его с Коперником и Дарвином, а один даже заявил в восторге: «На мой взгляд, Эрих фон Деникен выявил больше фактов относительно древнего человека и деятельности людей на Земле, чем все ученые, когда-либо жившие».

Массовый успех «теории» Деникена не на шутку обеспокоил многих ученых и популяризаторов науки. В печати поднялась ответная волна критических публикаций. Вот, кстати, еще один грустный парадокс в судьбе идеи палеовизита: «большая» наука, проигнорировавшая взвешенную постановку вопроса в работах М.М. Агреста, К.Сагана и некоторых других ученых, по-настоящему «заметила» тему палеовизита только после того, как она расцвела пышным пустоцветом в книгах Деникена и компании.

Будем объективны. Далеко не все из написанного против «деникенизма» можно признать удовлетворительным. К сожалению, в «разгромных» статьях эмоции и стремление подавить оппонента «авторитетом науки» частенько брали верх над основательностью контраргументов. И все же недостатки «теории древних астронавтов» в ее нынешнем виде настолько сильны и очевидны, что даже говорить о ней как о теории мы не имеем права. Подтвердилась старая истина: дилетант способен высказать свежие идеи, увидеть привычные вещи в новом свете, обратить внимание на факты, по каким-либо причинам недооцененные наукой, но квалифицированно исследовать факты и создать на их основе строгую, критически выверенную концепцию он не в состоянии.

Должен признаться, что даже изложить общий взгляд Деникена на историю человечества было нелегко. «Сценарий» палеовизита от одной его публикации к другой

постоянно меняется и полон внутренних противоречий. Скажем, в книге «Посев и космос» Деникен красочно описал, как в космосе завязалась битва «между двумя враждебными партиями» инопланетян, как побежденная сторона нашла себе прибежище на Земле и с помощью генной инженерии положила начало виду гомо сапиенс. А в следующих своих книгах Деникен эту версию… забыл. Не отверг, не заменил более обоснованным вариантом, а просто опустил без всяких на то объяснений. Великанов, о которых повествуют некоторые мифы, швейцарский автор объявляет то пришельцами с Марса, то первыми, малоудачными творениями « богов», то потомством, появившимся от связей инопланетян с земными женщинами.

Трудно понять, в какой мере прогресс нашей культуры обязан, по Деникену, генетической программе человека, а в какой – «урокам» инопланетян; да и вообще неясно, зачем «богам-астронавтам» понадобилось еще и обучать землян, коли все необходимые знания и так «всплывут» из глубин генной памяти людей в предначертанный срок… Подобных несуразиц в многотомной эпопее Деникена – масса. Похоже, сам автор, завороженный фейерверком своих догадок и сногсшибательных «сценариев», не в силах контролировать их логическую согласованность. Нет, теорией здесь и не пахнет!

Замечу, что все критические оценки, адресуемые в этой главе Деникену, могут быть распространены и на его коллег по Древнеастронавтическому обществу. Книги, скажем, Робера Шарру, Петера Крассы или Робина Коллинза несколько отличаются от деникеновских набором аргументов, но не их, качеством и системностью. В частности, никто так и не попытался сложить все предполагаемые «следы древних астронавтов» в логически и хронологически цельную картину палеовизита; да вряд ли это и возможно в принципе – так разноречив материал.

Отсутствие у исследователя-любителя навыков научного мышления обычно делает весьма легковесным и его анализ конкретных фактов. Решив, что «шар – идеальная форма для космических кораблей», Деникен затем механически, без каких-либо дополнительных доводов, связывает с воспоминаниями о таких кораблях и культовую игру в мяч у индейцев майя, и мифы о мировом яйце, и находимые в разных местах каменные шары, и кружочки на наскальных рисунках… Или совсем уж курьезный случай. Однажды Деникен привел фото древнего каменного изваяния человеческой фигуры с «точным числом ребер», многозначительно напомнив: рентгеновские лучи открыты только в 1895 году. Не берусь судить, все ли читатели успешно выдержали этот тест на сообразительность; во всяком случае, печатно никто не растолковал «писателю-исследователю», каким образом можно без рентгена и подсказки инопланетян узнать число ребер у человека…

Разумеется, было бы несправедливо утверждать, что книги Деникена сплошь состоят из подобных нелепостей. Но на каждый аргумент, с которым можно если не соглашаться, то хотя бы серьезно спорить, у него приходится с десяток таких, что вызывают лишь улыбку – причем для самого автора все они одинаково приемлемы! Когда один из его ученых критиков заметил, что простое накопление фактов, каждый из которых лишен доказательной силы, не прибавляет веса гипотезе, Деникен парировал: «Для меня, нормального обывателя, десять косвенных данных в пользу какого-нибудь утверждения всегда имеют больше доказательности, чем одно!» Действительно, у обывателя и ученого – разные представления о доказательствах…

Вряд ли есть смысл повторять все возражения против «гипотезы о пришельцах», высказанные специалистами – как по поводу интерпретации памятников прошлого, так и по вопросу о происхождении человечества. Сейчас важнее сформулировать общий итог печатной полемики. Он малоутешителен. Если подходить к оценке ситуации с максимальной научной строгостью, следует признать: «кавалерийская атака» на проблему, предпринятая энтузиастами-непрофессионалами, не удалась. Ни одним по-настоящему убедительным свидетельством палеовизита мы не располагаем.

Значит ли это, что на «теории древних астронавтов» можно поставить крест, а все вопросы и предположения ее сторонников с легкой душой отбросить в область «лженауки»? Нередко так и поступают. Между тем на деле все обстоит гораздо сложнее.




Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать