Жанр: Боевики » Андрей Дышев » Отходной маневр (страница 41)


35

Я стукнул ломиком по глыбе льда и едва удержал его в руке. Не среагировал бы вовремя, и лом буром пробил бы мягкий лед и ушел бы на глубину. Две недели назад, когда спасательные работы были в самом разгаре, лед был куда тверже, и нам приходилось на пределе сил разбивать его на мелкие кусочки.

— Ну что там? — крикнул сверху Дацык.

Я стоял на дне узкого, как колодезная шахта, шурфа и наполнял снежной кашей ведро. По рыхлым стенам ручьями стекала грязная вода. Ноги мои увязали в мешанине из битого льда. Процесс таяния льда шел полным ходом. Мне на голову упал комок грязного снега. Не хотелось бы, чтобы обрушились стены.

Старый шурф, в котором я нашел номерной знак, был полностью затоплен водой, и я решил рыть новый, в нескольких метрах от старого. Сначала я мельчил лед ломиком, а потом загружал им ведро, которое Мураш вытаскивал наверх. Мы работали без перекуров уже несколько часов подряд, и я уже прошел ту глубину, на которой нашел знак, но ничего, кроме обломков веток, не находил. Дацык скучал на скамеечке, под которую приспособил одну из стропильных досок, и время от времени подходил к шурфу и задавал мне глупые вопросы.

Совковая лопата с коротким черенком раз за разом врезалась в разлагающееся тело ледника, не встречая никаких препятствий. Сколько мне еще рыть вглубь? Сколько шансов на то, что я приближаюсь к цели? Нисколько. Номерной знак мог отвалиться от машины от первого удара ледовой массы, которая затем уволокла машину на многие десятки, а то и сотни метров. Значит, я буду копать день, два, буду менять угол направления шурфа, и лед постепенно будет становиться все более рыхлым и наконец завалит меня.

— Давай! — зло крикнул я и пнул ногой ведро.

Мураш взялся за веревку и начал ее тянуть. Прикрыв глаза ладонью, я смотрел, как мятое, дырявое ведро, раскачиваясь, медленно поднимается вверх.

— Есть что-нибудь? — снова проявил нетерпение Дацык.

Он стояла на самом краю колодца, и комки грязного снега из-под его ног падали мне на голову.

— Есть, — ответил я, с ненавистью вонзая лопату в снежную кашу.

— Что есть?! — закричал Дацык и мигом опустился на колени, сунул голову в шурф и заслонил собой и без того скудный свет.

— Бревна кусок! — ответил я. — Такое же тупое, как ты!

— Доиграешься у меня! — пригрозил Дацык, и снова стало светло.

Куда уж дальше играть! Эта игра явно затянулась и уже давно мне не по душе. Самое скверное в ней то, что я до сих пор ничего не знал о судьбе моей Ирины. Ничегошеньки! Надо бежать отсюда! Бежать, какую бы цену ни пришлось за это заплатить. И делать это надо днем, когда у меня свободны руки. Дацык с каждым часом все более расслабляется и доверяет мне. Пройдет время, и он допустит какую-нибудь незначительную ошибку: встанет ко мне спиной, или наклонится, или выронит пистолет, и тогда у меня появится реальный шанс обрести свободу. И Мураша надо обязательно взять с собой. Дацык рано или поздно убьет его. В этом можно не сомневаться. Но Мураш слишком упрям, он слишком зациклен на идее найти тело отца. Во что бы то ни стало я должен убедить его в полной бессмысленности этой затеи. Можно даже солгать ему, что я умышленно копаю шурф в другом месте.

Я не заметил, что давно наполнил ведро и замер над ним, погруженный в свои мысли. Теперь идея побега всецело овладела мной… Нет, я не стану тянуть, ждать, когда наступит завтра, а потом послезавтра. Мы с Мурашом убежим сегодня же, когда вернемся с ледника в лагерь. Я скажу Дацыку, что хочу до ужина просушить на печке ботинки. Он поведет меня к моему сараю. Чтобы открыть дверь, Дацыку понадобиться вытащить скобу из «ушек». Он прикажет мне отойти на пару шагов и, высвобождая руки, сунет пистолет за пояс. У меня будет секунда или две на то, чтобы кинуться на него и свалить

с ног. А дальше — дело техники. Я оглушу, свяжу его и запру в сарае. Как бы только предупредить Мураша, чтобы ждал меня не за общим столом, где обязательно будут Лера и Альбинос, а где-нибудь в стороне, скажем, у туалета?

— С вами все в порядке? — отвлек меня от мыслей голос Мураша.

— Тяни! — скомандовал я.

Идея зрела во мне и стремительно обрастала деталями предстоящего побега. Побежим сегодня вечером. Если понадобится, я понесу Мураша на себе. Я выдержу. Когда я злой, мои силы почти беспредельны… Я почувствовал прилив энергии и принялся работать лопатой словно золотоискатель, наткнувшийся на золотую жилу. О побеге я скажу Мурашу, когда мы будем возвращаться с ледника в лагерь. Я постараюсь, чтобы Дацык отстал…

Возбужденный предстоящим мероприятием, я излишне сильно вонзил лопату в снежную кашу, и вдруг раздался непривычный глухой удар. Я замер, не зная, как отреагировать. Затем медленно присел и стал разгребать руками ледяную жижу. Нащупал пальцами рифленую резиновую поверхность. Без сомнений, это автомобильное колесо, вырванное с шаровой опоры «с мясом». Очень может быть, что от десятой модели ВАЗ…

— Нашли что-то? — с волнением спросил Мураш

— Показалось, — не очень убедительно ответил я, наступая ногой на край колеса так, чтобы его нельзя было увидеть сверху.

— Да Нет же! Вы задели лопатой какой-то твердый предмет! Я хорошо слышал!

— Это была моя бедренная кость, Антон.

— Нет же! — громко возразил Мураш. — Вот там, под вашей ногой, что-то темнеет!

Не вовремя нашел я это колесо! Теперь Мураш черта с два согласится со мной бежать… Рядом с Мурашом появилась голова Дацыка.

— Нашел что-нибудь, скотина?! — крикнул он и с волнением добавил: — Что это? Колесо?

Отрицать очевидное было бессмысленно. Я еще два раза махнул лопатой и вырвал из ледяных тисков колесо.

— Ура!! — завопил Дацык и от радости двинул Мураша кулаком в плечо. — Не стой, копай дальше! Машина там?!

— Машина, два самолета и один пароход — все тут! — буркнул я и швырнул лопату в снежную кашу. — Но выкапывать их будет уже Мураш.

Злость на Мураша захлестнула меня. Надо было этому придурку увидеть колесо! Теперь придется менять планы и бежать без него. Может, это и к лучшему. Быстрее доберусь до цивилизации и позвоню в милицию. Хотя, конечно, шансы дожить до ее прибытия у Мураша невелики. Зачем бандитам свидетель? Кинут они его головой вниз в этот шурф, и поминай как звали.

Мураш вытянул колесо наверх. Схватившись за веревку и упираясь ногами в стену шурфа, я тоже полез на свет. Это несложное упражнение показало, как сильно я устал. На середине пути мне едва удавалось держаться за веревку, а когда выбрался на поверхность, несколько минут лежал на мокром льду, как вытащенная из лунки рыбина. В шурф спустился Мураш. Близость к желанной цели подействовала на него лучше лекарств. Он работал в таком бешеном темпе, что я едва успевал вытаскивать ведро. Дацык все это время стоял на колесе, покачиваясь на нем, как на батуте, и с напряжением следил за работой Мураша. Если бы не пистолет в его руке, я смог бы свалить его с ног и до отвала накормить снегом.

— Неужели больше ничего нет? — досадовал Дацык. — А если взять чуть в сторону?.. Тоже ничего? Давай еще на два штыка вглубь!

Мураш безостановочно проработал не меньше часа и наконец обессиленно сел на дно шурфа.

— Эта штуковина, — сказал Дацык, постучав ботинком по колесу, — красноречиво говорит о том, что мы на правильном пути.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать