Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Трое в Долине (страница 19)


Олег, явно намереваясь вести разговор сам, сердито отпихнул локтем оборотня:

— Вообще-то мы ищем Хозяина Леса. Вы ведь знаете здешний лес?

— Вы идете правильно, — ответил человек, которого Олег уже начал называть войтом, он выглядел старше других, живее.

Мрак хмыкнул, глупые вопросы задает волхв. И так видно, что это племя наполовину из деревьев. Рожи деревянные, сами, как мухи в начале заморозков, серые, а кожа на мордах так и вовсе зеленоватая.

— Тогда заночуем, — решил он. — А утречком и отправимся.

Он быстро оглядел остальных, никто ли не возражает, по спине снова пробежал недобрый холодок. Лица у всех не просто деревянные, у них и глаза... не глаза, а наплывы на дереве, такие же серо-зеленые, только и того, что поворачиваются с натугой, слышно даже как скрипят.

— Добро, — ответил войт ровным бесцветным голосом старого дерева. — Но вам не отыскать дорогу.

— Да мы тоже, вроде бы, в лесу не чужие.

— Здесь даже мы не знаем дорог, — ответил войт тихо.

— Запреты? — спросил Олег.

Войт медленно покачал головой:

— Кикиморы.

— Ого! А чего с ними не ладите? Нам они никогда под ногами не путались.

— Им так сказано, — изрек войт негромко. — Никто и никогда не находит дорогу к Хозяину. Только один человек, но он хранит тайну, а передает ее только своим сыновьям...

— Ого! Кто это?

— Наш вождь.

Мрак посмотрел по сторонам:

— Вождь? А я ж думал, ты и есть вождь. Вид у тебя прямо как у вождя над вождями.

Войт вроде бы выглядел чуть польщенным, но голос не изменился:

— Только вождь.

— Как с ним повидаться?

— Вождь сейчас на охоте, — ответил войт. Подумал и повторил значительно. — На Великой Охоте. Вернется только через два-три дня.

Олег тихонько выругался, Мрак удивленно покосился на мудрого волхва. Таргитай с раскрытым ртом глазел по сторонам.

— Черт, — сказал Мрак раздосадовано. — У нас не так уж много времени... Он нам сможет показать?

— Смог бы, — ответил войт, — но станет ли...

Его водянистые глаза остановились на Олеге, у того пробежал по спине холодок, а внутри стало тяжело и холодно. Глаза войта без зрачков, серо-зеленые, болотного цвета, не глаза, а молодые наплывы древесной коры, пока еще не затвердели не стали темными, как чага, но уже такие же неподвижные, не мигнет даже, без век, как у ящерицы...

Войт указал на дальний домик, Мрак хмыкнул: все правильно — в сторонке, огорожен, на виду. Гостей не то, что опасаются, но глаз не спустят, а кто ночью выйдет по нужде, того могут и копьем пощекотать, мол, ты ж обещал наших женщин не трогать...

Когда прошли мимо домика войта, самого высокого, Таргитай горестно вскрикнул. От дома войта к соседнему на высоте крыши тянулось огромное длинное бревно. Ствол слегка прогибался под тяжестью пятерых молодых парней, подвешенных за ноги. Лыковые веревки плотно обхватывали лодыжки, а руки несчастных не доставали до земли по крайней мере на сажень. У всех были бледные измученные лица.

— За что их так? — спросил он жалостливо.

Олег оттолкнул его от войта подальше, а Мрак процедил сквозь зубы:

— Не твое собачье дело, хоть ты и бог! Забыл, как ведьму спасал?

— То была не ведьма, — возразил Таргитай горячо.

— А кто?

— Ее приносили в жертву местному богу.

— Замуж, значит, отдавали, — вспомнил Мрак. — Вот видишь! А ты влез со своим божеским ликом... Хотя, нет, тогда ты еще не был богом. Значит, со своим свинячьим рылом... А даже собачьей свадьбы нельзя портить, не знаешь?

Таргитай оглядывался на измученные лица, вытянутые тела, беспомощно свисающие руки. Когда подошли к гостевому домику, не утерпел, спросил войта почти враждебно:

— Их повесили до смерти?

— Нет, конечно, — ответил войт бесстрастно.

— А докуда?

Войт задумался, посмотрел на небо, уже темнеющее, только красный закат окрашивает верхушки домов. Проговорил медленно:

— До сухости.

— А что это?

Мрак пихнул Таргитая, но войт ответил неспешно:

— Еще день-два. Пройдет дождь, все подсохнет, тогда и отвяжем.

Таргитай ахнул:

— Они ж загибнут!.. За что такая кара?

Мрак тащил Таргитая к лестнице, все как у дрягвы, только что не на болоте, Таргитай упирался, как коза, которую тащат на базар. Войт ответил равнодушно:

— Это не кара.

— А что?

— Так наши боги велят.

Таргитай покраснел от гнева. Мрак опасался, что дурак заорет, что он сам

бог, ему никакие здешние деревяшки не указ, но Таргитай все же смолчал, не стал напрасно состязаться с чужим богом, или постеснялся, только спросил:

— Почему?

Войт подумал, развел руками:

— Не знаю.

— Тогда надо отпустить.

— Нет, — ответил войт серьезно. — Боги рассердятся.

Таргитай скрипнул зубами, Мрак пихнул его в спину. Лестница скрипела и раскачивалась под могучим телом тоже лесного человека, но из другого лесного племени, очень другого... Мрак развел руками, улыбнулся войту. Добрый дударь редко когда сердился даже чуточку, а сейчас вон затрясло всего.

Лицо войта было бесстрастным, глаза не двигались. Он показался бы слепым, если бы не ощущение, что видит даже лучше их всех, вместе взятых. Мрак поднялся вслед за Таргитаем в хижину. Внутри чисто, сухо, стол и широкие лавки, они же лежанки, охапки сухой травы. Воздух тоже сухой, словно здесь нарочито все высушивали.

— Здесь нам постелили? Здесь и дождемся утра. И не твое собачье дело как у них и что. Говорю тебе еще раз, будь хоть трижды богом. В чужую боговню со своим камнем не ходят... Я говорю, в чужой храм свой жертвенник не носят!

Пристыженный Таргитай, так о нем подумали, повесил голову. Не нужны ему никакие жертвы. Разве что его песни поют, но какие это жертвы, если поют не из-под палки? И никаких девок по весне ему топить не надо, пусть Мрак не дразнится. И летом тоже не надо. И даже на осень, когда ждут урожай, пусть не топят...

Мрак походил, пощупал стены, даже потряс, остался доволен хрупкостью, Если надо будет бежать, то прорвутся в любую сторону. Олег прилип к единственному окошку, рассматривал странную деревню, а Таргитай впервые не лег, послонялся и снова полез вниз по лестнице.

Олег и Мрак видели, как певец растерянно огляделся, потом побрел к ближайшим деревьям. Везде на диво чисто, словно гигантская поляна выметена, пришлось брести к дальним деревьям. Выбрался обратно почти сразу, за спиной такая вязанка хвороста, словно за все годы никто сухие ветви не собирал, копились столетиями.

Когда он добрался до их домика на курьих лапках из осин, Мрак вытащил кисет с огнивом, в его ладонях появились трут и кремень. Едва приготовился прыгнуть вниз, Олег поспешно ухватил за руку:

— Погоди, не слезай!

— Ну, что еще?

— Ты не заметил, что нет следов костра?

Мрак огляделся, насколько позволяли стены. Да, это не совсем по-людски, но здесь этой нелюдскости, как в лесу деревьев, эта затерялась подобно листу на березе.

— Заваливают, — предположил он.

— Но следы? Пепел, зола?.. Черные угольки?

— Может быть, выметают? — предположил Мрак, но сам видел, что такую тяжкую работу не заставит делать ни один бог, его тут же сменят на другого. — Нет, не то...

— Здесь какой-то запрет на огонь, — сказал Олег возбужденно. — Пока погоди... Надо разобраться. Не хотелось бы нарушать их ритуалы.

— Да мы всю деревню разнесем!

— Это легко, — согласился Олег, — но ты ведь хочешь их помощи?

Внизу Таргитай сбросил хворост на землю, обиженно топтался, задирал голову. Мрак высунулся, злорадно показал ему что-то из трех пальцев, ядовито поинтересовался:

— Что, впервые не из-под палки собрался поработать, а тебе говорят, полежи?

— Мрак, кушать хочется, — пожаловался Таргитай.

— Да? С чего бы... Ладно, быстренько собери этот хворост, бегом отнеси обратно. И положи так же, как там было. Олег говорит, что это очень важно. Запомнил, как какая веточка лежала? Иначе такой ливень будет, что град с мой кулак покажется горохом.

Таргитай побледнел, золотистые волосы на миг показались Мраку сразу поседевшими от горя. В невинных синих глазах вспыхнуло отчаяние, неужто снова придется тащиться к далеким деревьям, хотя могучий волхв мог бы подтащить поближе весь лес, но почему-то так редко пользуется волхованием.

— Ладно, лезь сюда, — сжалился Мрак. — Сырым жратаньки будешь. Богу все можно.

— Мрак...

— Ну, ладно, не сырым, — сообщил Мрак, чувствуя себя, как бог, великодушным. — У нас есть еще жареное мясо, пара вяленых рыбин. Не бог весть какая еда, но ведь какой бог...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать