Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Трое в Долине (страница 46)


Глава 25

Ряска сомкнулась, пошли медленные круги. Кувшинки заколыхались, но тяжелая гладь выровнялась, застыла, как темное масло.

Олег сказал напряженно:

— Что теперь? Мы не согласились, теперь оставил нас посреди своего болота. Мы отсюда не выберемся.

Таргитай сказал дрогнувшим голосом:

— Тебе что, только крылья растопырить, всего-то делов!.. Даже Мрак мог бы волком, хотя тут и волку не выбраться. А я?

— Да что ты, — отмахнулся Мрак.

— А что я? Как я, так меня и не жалко?

— Да нет, — пояснил Мрак, явно думая о своем, — ты бог, тебе что...

— Я ж не болотный бог! Я утопну, как жаба. Хотя нет, жабы не топнут. Тогда, как твоя секира. Олег, поколдуй, а?.. Даже если что случится, ну и что?.. Хуже не будет.

Олег в бессилии оглядывался, стиснул руки:

— Не могу.

— Разучился?

— Не могу рисковать, — пояснил Олег. — Можно бы попробовать заморозить болото, чтобы убежать по льду... но я могу проморозить до дна, как бы далеко ни тянулось. Погибнут все лягушки, пиявки, все живое и неживое... Нет, Род не простит, что ради собственного спасения отнимаем жизнь у других существ.

Мрак выразительно покрутил пальцем у виска:

— Олег, тебе эта вонь не стукнула в голову? Мы ж уйму людей перебили по дороге сюда!

Олег отмахнулся:

— Людей можно. Их не жалко, они отвечают за свои поступки. А жабы зависят от нас, нашей милости. Да и если бы я был уверен, что проморожу здесь, а не в тридевятом царстве... и что именно проморожу, а не сожгу...

— Тогда не надо, — сказал Мрак поспешно. — Колдун ты, конечно, знатный, таких ни в одной земле нет, но я еще не знаю, что лучше: гореть или тонуть.

Олег торопливо огляделся:

— Тогда выбирай скорее. Вода, похоже, прибывает.

В самом деле, сапоги постепенно погружались в топь, скоро жидкая грязь хлынет через голенища. Воздух стал вроде еще плотнее, в нем вот-вот поплывут все трое... А Олегу летать будет совсем легко. Вообще-то птица в воздухе, что рыба в воде...

Он сам удивился, как умно все выстроил, хотел поделиться с Олегом и Мраком, но посмотрел на их хмурые лица, смолчал. Даже если и в самом деле умно, то все равно найдут за что наругаться.

— Ну и что? — сказал Мрак раздраженно. — Хоть круть, хоть верть, а надо что-то делать... Ты еще можешь упорхнуть, пташка наша волосатая, но мне уже выбраться вряд ли. А Тарху так и вовсе скоро грязь в ноздри хлынет. Правда, ему не привыкать... У него в носу и так...

Смолчу, решил Таргитай.

Олег сосредоточенно двигал складками на лбу, брови сшибались так, что над головами гремело, но вид становился все несчастнее. Развел руками:

— Мрак... землю расколоть — могу. Еще ливень большой вызвать...

— Опять из жаб? — вскрикнул Таргитай. — Не надо! От них бородавки.

— Нам только ливня недостает, — бросил Мрак зло. Он ругнулся, ибо вода, поднимаясь, хлынула через голенища. Вокруг начали ходить медленные бурунчики, словно нечто невидимое уже примеривалось к ним, копало ямки. — Давай хоть землю растрескивай!

— Но тогда...

— Что? Болото провалится к чертовой матери?

— А мы?

— А что нас ждет сейчас? — отпарировал Мрак.

Олег с отчаянным видом начал двигать руками, морщины на лбу заходили, как волны, а зеленые глаза то вспыхивали, как изумруды на ярком солнце, то угасали, становясь похожими на темно-зеленую траву.

Таргитай сказал просительно:

— А в вихре, как нас снес с небес?

— Только вниз, — ответил Олег жалким голосом.

— А вверх?

— Сейчас не получается! Не мешай, у меня и так все не так...

Плечи Таргитая передернулись, как на морозе:

— Вниз не надо. Мы уже набывались у Ящера.

Мшистые кочки исчезали под водой, теплая нечистая вода поднялась до пояса. Олег судорожно поворачивался во все стороны, в глазах откровенный страх, губы дергались. Мрак, опасаясь, что волхв в ужасе сунется в самую топь, придержал за шиворот. Ноздри оборотня вздрагивали, уши стояли торчком. Только Таргитай, что искательно и с надеждой заглядывал в глаза оборотня, видел, что там не было никакой надежды. Плавать никто из них не умеет...

— Надуем мешки, — выкрикнул Олег жалко. — За них можно цепляться!

— У нас все мешки дырявые, — с готовностью сообщил Таргитай. Заулыбался во весь рот, довольный, что помог: — Ты думай, думай! Уже по грудь, а с водой во рту говорить труднее...

Вода колыхалась, прибывая, с поверхности исчезли последние кочки, самые высокие, на поверхности теперь колыхались только листья кувшинок, да в медленных водоворотах кружились мелкие листочки ряски.

В десятке шагов под водой мелькнуло белое, исчезло, затем в трех шагах из воды с шумом выметнулось, перепугав Олега, гибкое женское тело. Зеленые волосы красиво пошли веером, серебристые брызги рассыпались на десяток шагов. Болотница убрала волосы за спину, от этого движения ее некрупная грудь нацелилась в мужчин красными кончиками, похожими на раскаленные в огне наконечники стрел.

Голос ее прозвучал мелодично, но тихо, словно шелест осоки:

— Что, за гусем можно попросить сплавать, а как что-то серьезнее, так гордость не позволяет?

Олег шлепал губами, не зная, что сказать, Таргитай таращил глаза, а Мрак прогудел с неловкостью:

— Понимаешь, чудо болотное, мужчины сами должны находить выход.

Она пошла в их сторону, медленно поднимаясь из воды. Ее обнаженное тело отливало светлой зеленью, по чистой упругой коже скатывались крупные капли. Мокрые волосы падали на спину, пара прядей осталась на узких плечах. Тонкие косточки ключиц торчали беспомощно, в ямочки набралась вода.

— Ты ж его нашел, — ответила она.

— Да? — удивился

Мрак. — Укажи.

— Я — твой выход.

Вода поднялась Мраку до груди, а когда болотница подплыла ближе, волна плеснула ему на подбородок. Мрак скривил рожу:

— Ты о чем?

— Идите за мной... — сказала она торопливо. — Через два шага надо прыгнуть!.. Если не сумеете, то задержи дыхание, там яма...

Он едва не отдернул руку, когда в его широкую горячую ладонь скользнули ее узкие пальцы, холодные, как у ящерицы. Но вода поднялась до подбородка, Мрак ухватил Олега, тот качнулся в сторону, словно ловил раззевавшегося Таргитая, и так, цепочкой, двинулись зигзагами, петлями, вода иной раз плескала в глаза, дважды пришлось окунуться с головой, было страшно, но он заставил себя двигаться, к тому же болотница тянула как водяной тур, он не столько перебирал ногами, сколько его тащили как доску, а когда болотница остановилась, вода ей достигала по пояса.

Мрак опустил ноги, ощутил твердое, встал, огромный и широкий, с него текло в три ручья. Сзади радостно завопил Таргитай, Олег молчал, Мрак слышал мокрый стук, словно волхва все еще трясло от страха.

Она тяжело дышала, грудь ее поднималась и опускалась, Таргитай засмотрелся как заколдованный, ребра то остро натягивала белую нежную кожу, то резко исчезали вовсе.

— Успели, — прошептала она. — Честно говоря, даже не верила... А теперь проще. Пойдемте. Надо спешить.

Она безбоязненно шла от Мрака на расстоянии вытянутой руки. На плечах блестели крупные капли, по прямой спине сбегали тоненькие струйки, на пояснице останавливались в нерешительности, одна струйка пробовала огибать оттопыренные ягодицы справа, другая слева. Некоторые капли безуспешно пытались пробиваться напрямую. Ее длинные ноги шагали уверенно, но Олег, в отличие от Таргитая, заметил, что она никогда не поднимает ступни над водой.

Мрак бросил на него насупленный взгляд, догадался, но молчит и поглядывает угрожающе. Да я что, ответил Олег взглядом, мне все равно, что у нее там с ногами. Лишь бы выбраться из этого вонючего места. Таргитаю тоже все равно, да он и не заметит вовсе, даже если его этой перепончатой лапой смазать по роже...

— Все, — сказала она внезапно. Остановилась так резко, что Мрак натолкнулся на нее, ухватил за плечи, не то, чтобы не свалить, не то, чтобы удержаться самому. Ее узкое тело было чистым и прохладным. Она запрокинула голову, чтобы смотреть в нависшее над ней лицо с грозно сдвинутыми бровями. Глаза этого человека, такие коричневые, чуть посветлели, но взгляд ушел в сторону, словно их хозяин не знал, что сказать, куда убрать руки.

— А-а, — проговорил он наконец, голос сел, стал сиплым, — дальше вон деревья... И кусты... Ага, понятно.

— Мое имя ты знаешь, — напомнила она.

Хотя Мрак тут же убрал ладони с ее узких плеч, она отодвинулась с таким трудом, словно рвала по живому, в ее зеленых глазах было странное выражение. Она упала в воду навзничь, на миг открыв белый плоский живот, но все равно ухитрилась не показать ступни, медленно погрузилась, на глубине очертания ее тела расплылись, изломались, всплыл крохотный зеленый листок.

Олег после паузы сказал все еще нетвердым голосом:

— Давай выбираться отсюда.

Мрак молчал, смотрел на воду. Таргитай ухватил Олега за руку:

— Ну хоть Змея, хоть что-нибудь!

Олег осмотрелся:

— Туда!.. Мне бы только сухое место, чтобы не тревожили. А там, Мрак прав, будь, что будет.

Мокрые, как бобры, они брели к берегу, загребая воду сапогами, за ними тянулись облака желтого ила. Таргитай завернул руку за спину, щупал мешок, тяжелый гусь оттягивал, да еще набралось воды, что сейчас вытекала тонкими струйками в дыры.

— А куда? — спросил он с надеждой. — Нам бы к людям... Отдохнуть, набраться сил. Когда я нееденный... ненаеденный, то-исть, я совсем слабый! Может быть, вас этот мокрый и уговорил отдать власть упырям, но мне почему-то не хочется. Даже если он такой же мудрый, как три Олега.

Мрак брел хмурый, собирал складки на лбу, наконец проворчал:

— Мне вообще плевать, что я не стану мудрецом. Я никогда не хотел стать умным... даже человеком! А если захочу, то стоит посмотреть на Олега, чтобы заречься навеки.

Олег спросил ядовито:

— Так что ж тебе не нравится?

Мрак прорычал:

— А то, что я не хочу, чтобы мне указывали, кем быть!.. Да, я — охотник. Но потому, что сам хочу быть охотником, а не потому, что какая-то толстая жаба, великий волхв Боромир или сопливый Олег мне это указывают. И если вдруг восхочу стать, скажем, волхвом, чтобы мне не указывали, что я дурнее Таргитая!

Олег не удержался:

— Да-да, почему, в самом деле, не стать волхвом?

Мрак метнул неприязненный взгляд:

— Я же сказал, любому перехочется, стоит тебя, зануду, увидеть. Я только сказал, что не хочу, чтобы не давали стать волхвом, а не то, что я им хочу стать!

Олег уже не отвечал, стоял, упершись лбом в чахлую березу, корявую на болотной воде, губы двигались, глаза закрыл. Таргитай раскрыл рот, кулак Мрака ткнулся под нос, и певец застыл. Волхв шептал все быстрее, пальцы двигались, даже Таргитай ощутил, что сейчас толкни волхва под локоть или спроси, почему рыжий, и вместо Змея к ним рухнет скала, или земля разверзнется, это у Олега получается как бы само, стоит только хоть что-то перепутать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать