Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Трое в Долине (страница 61)


Таргитаю пришла в голову новая мелодия, Мрак видел, как дударь торопливо достал из-за пазухи дудочку, приотстал, затем услышали его вопль, оглянулись, Таргитая как корова языком слизала.

Чертыхнувшись, Мрак вернулся, Олег видел, как оборотень остановился над узкой расщелиной, упер руки в бока. Снизу доносились приглушенные вопли. Морщась, Олег вернулся, заглянул в щель.

Внизу, на глубине в два-три роста, Таргитай безуспешно подпрыгивал, но стены гладкие, пальцы скользили, как по льдине. Он чуть не плакал от обиды, видя, как могучий Мрак стоит и скалит зубы, только что не поплевывает на голову.

— Может быть, оставим? — предложил Мрак. — От него только помехи.

— Думаешь, выживет? — усомнился Олег.

— Он бог или не бог?

— Бог, — согласился Олег нехотя, корчило при одной мысли, что богство досталось этому ленивому дураку. — Но все-таки смертный, ибо из людей, не по рождению...

Мрак поморщился, свое занудство не замечает только сам волхв, предложил:

— А дуда?

— Только на людей действует, — пояснил Олег. — Да и то не на всех, а только на дураков. Для меня, к примеру, это скулеж голодной собаки, а не песни. Так что долго не выживет... Но можно сходить к великанам, что-то узнать... и даже сделать, если надо, потом вернемся и вытащим.

— Если, конечно, — сказал Мрак в глубокой задумчивости, — воробьи не заклюют, жабы не забодают, щепкой не завалит...

Мрак в задумчивости смотрел на Таргитая, что как лягушка все подпрыгивал и подпрыгивал, не понимая, что от усталости каждый раз скачет на волосок ниже.

— Наше встречу с великанами он переживет, — сказал он медленно, — но как выдержит, если сядем обедать без него?

Таргитай все слышал, взвыл от обиды. Говорят, как будто он конь, которого взяли по дороге, потом продали или отпустили, а затем где-то возьмут еще других!

Вдруг внизу в расщелине дрогнула каменная стена, посыпались мелкие осколочки. В углу образовалась черная дыра, куда пролез бы некрупный поросенок. Мрак упал животом на край расщелины, готовясь ухватить подпрыгнувшего Таргитая за руку и тащить, как вдруг из темной норы выполз маленький человечек, не крупнее толстого кота, толстый, с голыми блестящими плечами, похожими на сглаженные волнами камни, лохматый.

Вслед за ним вылез еще один, толще, волосы падали на спину, лица не разглядеть. Оба осмотрели замершего Таргитая, переглянулись, один сказал:

— Да, это из тех, что мир спасли.

— Я ж говорил! — сказал второй.

— Это я говорил, — возразил первый. — И еще я говорил, что среди победителей сразу же начинаются распри!

— Это наш волхв говорил... Да, соромно тем так отступать... Но мы, гномы, помним их подвиг...

Подгорный житель ударил кулаком по стене. Затрещало, пролегла узкая дорожка с острыми краями. Второй хмыкнул критически, тоже подошел и ударил, теперь новая щель стала совсем зубастой, каждый зубец почти ступенька.

Таргитай завизжал, сообразив, поспешно бросился карабкаться наверх, вылез, с верха обернулся, помахал им:

— Спасибо!

— Не за что, — буркнули гномы уже из норы.

Заскрипело, со стен расщелины обрушился валун, наглухо закупорил дыру, а затем невры ощутили, как стены подрагивают, начинают сближаться. Мрак отвел изгоев, издали видели, как гномы ревниво сомкнули щель, чтобы люди не вздумали охоться за их сокровищами.

Таргитай теперь бежал впереди Мрака и Олега, угадывая направление, к дудочке не прикасался. Мрак двигался все так же ровно и быстро, даже не удивился, что горные рудокопы, вроде бы не видящие света вовсе, знают их в лица, зато Олег хмурился и едва не скрипел зубами от бессильной злости.

Дубы знают, болотницы знают, упыри знают, только люди, для которых жилы рвали, для которых расшибались в лепешки, для которых жертвуют и сейчас черт знает чем... вон Мрак рвется искать ту, которую спас от жертвенного ножа, а

он, волхв, откладывает и сейчас вообще-то не терпящий отлагательства путь познания магии, а значит познание мира, и познание тех колес, которые его движут!

Возможно, он даже заговорил вслух, потому что Мрак как-то странно посмотрел на бегу, хмыкнул:

— Люди не знают? Это еще полбеды.

— А что беда?

— А кто за нами гонится? — бросил Мрак раздраженно. — Упыри или великаны?

На этот раз Олег скрипнул зубами так, что услышал даже Таргитай, оглянулся с испугом.

Впереди из травы метнулся зверек, стебли закачались, открывая белые кости, уже обглоданные не только зверями и муравьями, но и солнцем, ветром, дождями. Мрак на ходу смерил взглядом череп, что мрачно смотрел на них пустыми глазницами, кости рук, уважительно присвистнул.

— Крепкий был мужик!.. Кто его только и завалил.

Олег бросил через плечо:

— Что сила? Против нежити, навьев, упырей, лесных колдунов... А в этом лесу может встретиться и похуже.

Мрак поинтересовался, что же бывает хуже колдунов, разве что занудные волхвы, Олег ядовито начал перечислять, а когда спохватились и оглянулись, Таргитай остался все там же, возле костей, быстро рыхлил мечом твердую землю, а глыбы выбрасывал руками.

Мрак заорал, раздувая ноздри:

— Ты что там застрял, дурило?

— Кости, — крикнул Таргитай. — Здесь кости!

— Да? — переспросил Мрак зло. — Да быть не может!

— Правда, — уверил Таргитай. Он нырнул в траву, стебли скрыли на миг, наверх вылетели черные комья, он выглянул снова, как суслик из норки, виноватый, но упорный: — Я счас, счас!

— А застрял чего? — гаркнул Мрак.

— Кости, — повторил Таргитай, — сейчас закопаю! Негоже, что зверье растаскивает.

— Ты смотри, какой чувствительный, — бросил Мрак ядовито. — Кому нужны кости, что лежали сотни лет?

— Негоже, — ответил Таргитай жалобно, — что непогребенные... Я счас, счас!

Видно было, как там за травой, он суетится, ерзает из стороны в сторону, явно собирал кости и складывал в ямку, благо закопать череп и кости проще, чем только что убитого человека.

Потом принялся спешно забрасывать землей, а когда запрыгал сверху, утаптывая, Мрак брезгливо отвернулся:

— Пойдем. Пусть догоняет.

— Что с дурака возьмешь, — вздохнул Олег.

Они были у кромки леса, когда сзади догнал торопливый топот. Таргитай бежал запыхавшийся, в мыле, с черными по локоть руками. Мрак покосился темными, как кора дерева, глазами:

— Ну, исполнил сыновний долг?

— Исполнил, — ответил Таргитай счастливо, не заметив насмешки. — Еще и камень большой сверху накатил! Чуть пуп не порвал.

Олег бросил Мраку:

— Хорошо, что эта дурацкая мысля не пришла в дурацкую голову, когда мы шли через то поле... помнишь?

Мрак догадался:

— Поле, усеянное костями?

— Да.

— Нашему дурню хватило бы работы на годик-другой.

Воздух был холодный, свежий. Они прыгали по камням, даже не разогрелись, из рта начал вырываться пар, будто бежали утром по морозному следу лося. Подошвы скользили на покрытых инеем камнях, а когда Таргитай треснулся особенно сильно, они все трое замедлили бег, чаще поглядывали по сторонам, а Мрак оторвался вперед, изгоям велел бежать за ним не ближе, чем за два десятка шагов.

Он беспокойно принюхивался, но теперь и Олег с Таргитаем уловили сильный запах немытых тел, козьего молока и несвежего мяса. Мрак указал на гребень, его фигура наклонилась для быстрого бега вверх по склону, и Таргитай сразу же бросился вперед, ибо если не успеть, то придется плутать по скалам, безжалостный оборотень ждать не станет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать