Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Трое в Долине (страница 64)


Глава 34

Волк рыкнул, встал на задние лапы и попытался пролезть в щель. Голова застряла, он пыхтел, напрягался, под толстой шерстью волнами ходили тугие мышцы, даже заскулил, но голову кое-как протиснул, а затем с усилием протискивался весь, кости хрустели и сдвигались с мест, но старик со страхом и восторгом видел, что волк до половины уже протиснулся, а с волками известно, что если голова пролезет, то и весь зверь проберется.

Наконец остался только поджарый зад и толстые лапы, напоследок вильнул хвост, и волк исчез. Старик метнулся к дыре, приник, но по ту сторону свет не проникал, в полной тьме он услышал мягкие прыжки волка, потом затихло... И затихло надолго.

— Ты живой? — позвал он дрожащим голосом. — Кто бы ты ни был, незнакомец... Откликнись!

Ответом была тишина. Потом мягкие прыжки послышались снова, приблизились. Что-то стукнуло, был стон, ворчание, в темноте кто-то возился. Тяжело дышал, наконец загрохотало, словно этот невидимый отодвигал засовы по ту сторону незримых ворот.

По стене пробежала вертикальная трещина. Пахнуло могильным холодом, перед устрашенным старым колдуном начали открываться исполинские врата. Не комнатушка, за вратами медленно открывался необъятный зал, высеченный в самой горе, но умело отделанным драгоценными камнями, златом и неведомыми металлами.

Теперь свет проникал в потерявший чары зал свободно, колдун увидел далеко, в самом центре, небольшой стол на высоких изящных ножках. Там было пусто, а из-за створки ворот вышел чудовищно мускулистый человек, лохматый и голый, в правой руке небрежно держал книгу, а левой, жутко перекосив и без того страшную рожу, с наслаждением драл левый бок крепкими ногтями, больше похожими на когти.

— Всегда потом чешусь, — объяснил он доверительно. — Зуд, как будто всю ночь комары ели!..

Он пошел мимо колдуна к оставленной на полу одежде. Колдун собрался, его длинные сухие руки выхватили книгу с неожиданным проворством и силой. Мрак обернулся с удивлением и недовольством. Колдуна трясло от возбуждения, глаза торопливо бежали по строкам. Он отбежал с своему заваленному свитками столу, там светило ярче, раскрыл, поднес к подслеповатым глазам почти вплотную, повел по странице носом, забормотал.

Мрак поднял одежду, начал одеваться, прогудел укоризненно:

— Батя, ты чего? Мы ж договорились!.. Это для моего волхва. В чужую книгу как-то заглядывать не здорово...

— Изыди, — бросил колдун. — Теперь я — повелитель мира!

Он быстро читал заклиная, все повышая и повышая голос. Глаза горели победным блеском. Мрак смерил расстояние до колдуна, но одним прыжком не достать, особенно, когда только одной ногой в портках, а тот уже заканчивает заклятие, слышно по тону, и видно, что уже все продумал, что книга никому больше не достанется, что отныне колдун всесилен...

В тот миг, когда Мрак присел и отталкивался от каменного пола, на том месте, где стоял колдун, блеснул яркий белый свет. В лицо ударило сухим жаром. Мрак пролетел три сажени, упал на горячие камни, откатился, вскочил, дрожа от неведомого страха. Спина уперлась в острую стену. Перед глазами плясали темные пятна. Но быстро исчезли, он увидел на самом горячем месте книгу... слегка посыпанную пеплом.

Из темной щели наконец-то донеслись голоса, раздраженный — Олега, и скулящий — молодого бога. Мрак поспешно выпрямился, не ронять же себя перед этими сопляками, подошел осторожненько, потрогал крышку из толстой позеленевшей меди. Цело, даже не согрелось. Поднял, сдунул пепел. Пальцы осторожно приподняли медную полосу, сразу пошли страницы из тонко выделанной телячьей кожи, вспыхивали и угасали колдовские знаки, огоньки перебегали по строчкам, все знаки переливались разными цветами.

— Люблю книгу, — сказал он ошарашенно, — источник знания!

Послышался топот. Из щели вывалились двое, расцепились. У Олега был кровоподтек под глазом, у Таргитая рассечена бровь. Мрак брезгливо поморщился, а Таргитай, опережая его укоры, завопил:

— Это ты нас бросил!.. Мы в темноте вообще заплутали!.. У Олега сперва жук-светлячок летал, а потом и его унесло... К светлячихе, наверное...

— Темно было, — вставил Олег виновато. — Не понимаю, но ни одно мое заклятие не срабатывало. Все углы мордой стесал. Правда, я Таргитая вперед послал, но и после него много оставалось...

Говорил он все медленнее, глаза не отрывались от книги в руках оборотня. Таргитай, ощупывая разбитую скулу, подошел, удивленно воззрился:

— Никак, и ты в волхвы?

А Олег вскрикнул:

— Мрак, осторожнее, не повреди! Книга древняя, чую. Листы, должно быть, хрупкие.

— Если бы, — сказал Мрак с сомнением. — Мне бы такую хрупкость.

Олег выхватил книгу, а Мрак опасливо отодвинул его вместе с книгой:

— Ты не торопись... По складам читай.

Рыжие брови волхва сами поползли на лоб:

— Зачем?

— Да так, — сказал Мрак нерешительно. — Береженого бог бережет. Ну, не наш, конечно, но все же губами шлепай, а вслух остерегись, Пока все не узнаешь... Вообще-то, опасная эта штука — волхование!

Олег с удивлением посмотрел на оборотня, который вдруг зауважал его занятие. Книга показалась легкой, Олег даже взвесил ее на ладони, предложил великодушно, чувствуя необходимость ответного широкого жеста:

— А не пора ли и тебе научиться? Будешь понимать эти знаки. Это Тарху ни к чему, он бог, а мы ж люди.

Мрак отшатнулся:

— Ни за что!

— Да, что с тобой?

— Вон Таргитая учи! Его не жалко.

Олег сказал с

грустью:

— Как люди косны в своем невежестве! И не хотят покидать царства тьмы. Ты, когда прочтешь хоть слово из этой книги, сразу ощутишь, как перед глазами вспыхнет яркий свет...

Мрак отшатнулся:

— Ни за какие пряники!

— Мрак, — сказал Олег укоризненно, — неужто так хорошо быть неграмотным?

— Мне живым быть хорошо, — ответил Мрак нервно. — Жизнь хороша, только ее и так мало. Пошли, что ли? А книжку запрячь, запрячь. Когда-нибудь на досуге посмотришь. Когда никто под руку не гавкнет, под локоть не пихнет... и когда мы с Тархом будет далеко-далеко.

Тарх послушно двинулся за Мраком, Олег завопил:

— Погодите!

Мрак обернулся:

— Ну чего еще?

— Погодите, — повторил Олег уже тише. — Вы что, не видите? Здесь столько всего... Надо посмотреть, понять...

Мрак сказал предостерегающе:

— Олег, не сходи с ума. Людству осталось неделю быть людством, а ты готов здесь закупориться?

Олег, не слушая, торопливо перебирал странные фигурки, баклажки, вытаскивал затычки, нюхал, иногда даже лизал, друзья слышали его вздохи, фырканье, чих, даже ругань, а когда волхв умолк, Мрак беспокойно оглянулся, увидел, как тот позеленел, даже волосы из красных стали зелеными, на голове начали появляться рога, что во всех народах считалось признаком силы и могущества, рога росли, утолщались, начали ветвиться, появились острые и крепкие с виду отростки, Олег обещал быть могучим властителем, но волхв как-то сумел обуздать свою истинно мужскую мощь, съежился, рога тоже съежились и пропали вовсе.

Фигурки перебирал с недоумением, наконец просиял, разобравшись, но следом набежала гримаса отвращения:

— Умно, но подловато...

— Что там? — поинтересовался Мрак.

— Способы, говорю, не совсем лесные... Видишь, фигурка? Если ее потыкать, скажем, иглой, то человеку, с которого сделана, будет худо. Ткнешь в грудь, у него где-то за тридевять земель сердце заболит, ткнешь в ногу, нога отнимется, поскребешь ногтем по спине — завопит там, всех удивив, будто с него шкуру сдирают!

— Здорово, — согласился Мрак. — Дай, я ее выпотрошу.

— Мрак... А вдруг это достойный человек?

Мрак с сомнением посмотрел на куклу. С такой рожей и чтоб достойный? Нос крючком, уши лопухами, пузо через ремень...

— С куклами ладно, — согласился он. — Только с книгами поосторожнее. И с картами, хрен их знает...

Олег сказал потрясенно:

— Ты прав, ты прав! Карта тоже чародейская!.. Видишь на ней изображены дальние страны... это вон реки, а это горы... Нет, это не реки, а караванные пути. Реки синим помечены, а караванные дороги — коричневым. Ну, кони да верблюды отмечают каштанами да лепешками... Если на такую карту, скажем, дунуть, то там поднимается ветер. Если дуть сильно, скажем, вот в ту пустыню, там такой песчаный вихрь поднимется, что и верблюдов позасыпает!..

Мрак смотрел с опаской:

— Ого! Выходит, горами можно двигать и так?

— Можно, но не нужно, — ответил Олег, трезвея.

Он повернулся к оборотню спиной, тот некоторое время с опаской посматривал на книгу и карту, но Олег ими вроде бы не занимался, карту так вовсе с предосторожностями отнес в самый дальний угол, и успокоенный Мрак пошел шарить по сундукам, скрыням, примериваясь к тому, что считал оружием, а в оружие сгодится все, отыскал балку с одежкой, брезгливо перебрал халаты, простые и роскошные, колпаки, портки из странной гладкой материи, в задумчивости повертел в руках, а, отыскав целую вереницу сапог, одни даже примерил. Свои же, стоптанные и с налипшей грязью на каблуках, зашвырнул на другой конец пещеры, прямо в угол с умными книжками и картами.

Олег оглянулся на грохот затуманенными глазами, Мрак видел в зеленых глазах досаду и смутную тревогу, но в следующее мгновение кукла в руках волхва задергалась и попыталась вырваться. Ученый волхв в рассеянности свернул ей голову, отбросил и потянулся к полке с бутылочками из цветного стекла.

Мрак усмехнулся, прошелся по пещере в новых сапогах. Его старые, стоптанные и с наполовину оторванной подошвой, лежали в углу среди вороха умных книг, свитков и прочего умного, прямо на старой карте, но нужен ли этот хлам людям?

— Олег, — крикнул он, — мы уходим! А ты как хошь.

Гулкое эхо ответило страшным голосом из темноты под сводом, там захлопали крылья, посыпалась мелкая шерсть и крупный сухой помет.

Таргитай послушно пытался идти следом за Мраком, натыкался, цеплялся за его плечи, едва не обдирая шкуру. Мрак отпихивался, глаза зорко осматривали пещеру, дальние стены открывались не раньше, чем когда подходил на пару шагов.

Эта часть пещеры, где он добыл Книгу, уже не пещера, а отделанная драгоценностями палата. На миг показалось, что уже был в такой, что все это уже происходило, вот так стоял даже, Олег это называет ложными воспоминаниями, но трезво напомнил себе, что во все времена строили одинаково, а в пещерах вовсе не разойдешься: камень и есть камень, разве что раздолбишь во все стороны, как свинья чужой хлев, а золото везде золото, чем больше натыкаешь во все углы и на стены, тем зауважают шибче.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать