Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Трое в Долине (страница 67)


— Некрасиво.

— Неумно, — сердито поправил Олег. — Неумно. По-детски.

Мрак подумал, оглянулся на то место, где была долина, а теперь лишь нагромождение диких скал, сквозь которое еще поднимались синие струйки дыма, почесал в затылке:

— Да, всех так не передавить... Но хоть и мелочь, а все-таки приятно.

— Надо идти другим путем, — сказал Олег убежденно.

— Каким?

— Пока не знаю, — признался он.

Таргитай растерянно топтался на месте, а Мрак рассудил:

— Тогда пойдемте.

— Куда?

— Прямо. Говорят, кто прямо ходит, тот дома не ночует. Разве не про нас? Когда не знаешь, что делать, просто иди. Все равно лучше, чем стоять.

Олег пошел задним, головой покачивал с сомнением. Конечно, кто идет, тот и наткнется... но кто стоит, на того само набежит. Только что: удача или беда?

Мрак посмотрел на красное закатное небо, где между темным виднокраем и таким же темным небом полыхала узкая, как окровавленный меч, полоска огненного заката.

— Далеко в темноте не уйдете, — проворчал он. — Придется переночевать. Утро, конечно, вечера мудренее... но это еще сутки прочь.

Впереди ведогони затеяли драку. Деревья тряслись, ветки трещали, а листья осыпались. Их подхватывали беспричинные вихри и вихрики, а на земле возникали и тут же пропадали отпечатки огромных трехпалых лап.

Ниже по склону, отыскав ручеек, Таргитай взялся за костер. Мрак отступил, растворился в кустах, что-то да заполюет, Олег вяло тюкал кремнем по огниву. Вчера утром видел змею на востоке, плохая примета, зато потом сразу целую вереницу муравьев, что тащили высохшую жабу с севера, хорошая примета, но при этом нечаянно плеснул в костер воды...

Таргитай взвыл, сунул пальцы за берестой и попал под удар кремня, Олег виновато вскрикнул, пообещал залечить так, что никогда в жизни болеть не будет. Надо только залезть на скалу, где гнездо орла, в их гнездах часто находят особый камень — огневик, им хоть болячки залечить, хоть порчу наслать, хоть бородавки вывести...

— У меня нет бородавок, — огрызнулся Таргитай. Он подул на окровавленный палец. — Это не бородавка!.. А омела не сойдет? Во-о-он куст на дереве. Большущий!

— Омела — гнездо черта, — объяснил Олег. — Там не огневик, а чернострел можно найти. Черный такой камень, блестящий.

Таргитай задрал голову, всматриваясь серьезными синими глазами в почти отвесную скалу. И хотя Олег знал, что Таргитай даже ради разбитой головы не перевернется с боку на бок, но на миг усомнился: это о нем, волхве, можно сказать все заранее, он поступает по уму, а у дурака и поступки дурацкие...

Мрак не стал одевать волчью личину, некогда. Когда лук за плечами, а теперь в руках, то собьет что-нибудь в перьях или шерсти, сожрут, не до разносолов.

Место было такое красивое, что даже его мохнатая душа ощутила красоту, когда из-под красивой, как старый матерый воин, скалы, мохнатой и блистающей красными прожилками, брызжет веселый, как ребенок, ручеек, смеется серебряным голоском, прыгает по камешкам, по берегам цветы и красивые кусты, тоже сплошь покрытые красными и желтыми головками. Впереди ровная площадка, каменная

плита, а дальше уже густая трава на полет стрелы, затем дубовая роща, а еще дальше сплошная стена березняка с его кудрявыми головками.

За кустами почудилось движение. Его рука метнулась к рукояти секиры и замерла на полдороги. Впереди на поляну вышла женщина. Солнечный свет упал на ее лицо, Мрак охнул, ноги ослабели, а сердце застучало часто-часто, узнавая ее, Единственную.

— Ты... — прошептал он непослушными губами. — Как ты... оказалась здесь?

Она смотрела на него без страха, в карих глазах отражались колышущиеся ветви.

— Ты... — сказала она нерешительно, — тот герой, который не дал принести меня в жертву?.. Я заблудилась, герой. Я не понимаю, где я.

Мрак чувствовал, как вздрагивает его голос, как дрожат руки, как неистово колотится сердце:

— Я знаю, где ты сейчас.

— Ты так много сделал для меня, — прошептала она. Ее карие глаза не отпускали его мужественного, угрюмого лица. — Я не знаю, как тебя благодарить...

Он подошел ближе, взглянул в ее глаза. Она вскинула голову, такая маленькая и хрупкая в сравнении с его могучей фигурой. Ее лицо было бледным и чистым, как чистый ствол березки со снятой корой, а губы от усталости посерели.

— Я сделаю для тебя все, что смогу, — ответил он тихо.

— Что?

— Я оборотень, — сказал он горько. — Все, что я могу в этом... мире... это распознать другого оборотня.

Она отшатнулась, но карие глаза ее остались такими же, даже не мигнули. Мрак взял ее за плечи. Пальцы ощутили нежные девичьи плечи, но он заставил себя стряхнуть наваждение, и ладони почувствовали твердое прогретое солнцем дерево.

— Я узнал, — произнес он с тоской. — Теперь ты должна вернуться.

Она все еще смотрела ему глаза, в голосе было недоверие:

— Ты... не скажешь Слово?

— Нет.

— Тогда... ты позволяешь мне?

— Иди, — сказал он, в горле прокатился ком, он проглотил с усилием и повторил, — иди. Возвращайся к своим.

Тонкая девичья фигурка грациозно колыхнулась, Мрак остановившими глазами смотрел, как она проплыла через поляну, исчезла на миг за деревом, снова показалась, чистая и гибкая, нежная в незащищенной юности, и великим усилием напоминал себе, что это личина, видимость. Так можно обмануть простодырого Таргитая, даже умника Олега, но не оборотня, не оборотня...

Женская фигура придвинулась к старому исполинскому дубу в пять обхватов, приподнялась на цыпочках, ее тонкие руки, которыми задушила бы с легкостью, позволь обнять себя, обхватили ствол... и Мрак с острой болью увидел, как начала медленно врастать в коричневый ствол, сливаться с ним, принимая цвет дерева...

Не понимая, зачем идет следом, он подошел к дубу, потрогал твердый наплыв, который все еще можно было принять за девичью фигуру. Под ладонью твердо и холодно, но внезапно он ощутил нежное легкое щекотание, словно дерево... или та часть дерева, что пыталась его погубить, молча ответило.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать