Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Трое в Долине (страница 75)


Глава 40

Из-за края стола женские головки высовывались медленно, словно вырастали грибы. У всех в глазах ужас и готовность юркнуть обратно под стол. Трое урчали, трудясь над дичью, хорошо бабы готовят, травы горькие и острые добавили, и наелся вроде, а руки сами тянутся за новым куском.

Алконост все еще приходила в себя, краска так медленно возвращалась на щеки, что вокруг миски Мрака снова вырос частокол из костей, а Таргитай в одиночку прикончил гуся, мелкий какой-то, начал метать в пасть жареных голубей.

— Вы в самом деле великие чародеи, — выговорила Алконост, голос ее дрожал, — никто из нас не ожидал...

Таргитай ответил с набитым ртом:

— Я тоже не ожидал, что пойдут хвастать!.. Они такие... робкие.

— Робкие? — переспросила Алконост.

— Еще какие! — сказал Таргитай. — Вот уже застеснялись, сопят в тряпочку. Ну, в скатерть... Правда, жрут все одно в три горла каждый.

Мрак что-то проворчал, словно волк, у которого щенок пытается выдрать из пасти кость. Олег ел молча, но споро.

Женщины сидели за столом смирные, как мыши. Алконост медленно подбирала слова, словно страшась рассердить страшных гостей, улыбалась светло:

— Нам часто встречались шахраи, что выдавали себя за чародеев. Но чтоб вот так... кушайте и этого кабана, сейчас принесут еще!..

Мрак возразил с набитым ртом:

— Я не чародей. Это вот этот рыжий — чародей.

— Но ведь ты...

— Я невр, — объяснил Мрак.

— Невр?

— Да.

— Но что это?

Мрак в затруднении сжевал и кость, не заметил, только хрустом оглушил и женщин на той стороне стола.

— Человек. Человек леса! У нас все оборачиваются волками. Но это все, что мы умеем... К тому же это не чародейство.

Алконост обратила ясные глаза на Олега. Страшные люди вели себя смирно, ели и пили, она заметно успокоилась.

— А ты, с красными, как огонь, волосами?

— Я тоже не чародей, — признался Олег. — Но иногда мне кое-что удается.

Мрак прервал:

— Не слушай его, царица! Он чародей могучий, только еще не научился пользоваться силой. Сам недавно узнал о своей мощи.

Алконост прислушалась, на верхней площадке пение стало громче. Она светло улыбнулась:

— Хорошо... Ты, который прикидываешься волком, будешь рыскать в лесу и приносить нам добычу. Если встретишь людей... что ж, загрызи, если их немного, а добычу принесешь.

Таргитай, замерев, слушал эти страшные слова, не веря, что произносит их такая красивая и светлая женщина, похожая на веселую девчонку из их лесной деревушки. Перевел взгляд на Мрака, тот сейчас сказанет ей такое, что покраснеют не только кони, но и вся конюшня, но Мрак, продолжая жевать, только угрюмо кивнул.

Алконост несколько мгновений смотрела на черноволосого чужака, словно ожидала и боялась возражений, не дождалась, перевела взор на Олега:

— А ты, умеющий превращаться в птицу... такую злобную и гадкую, будешь летать над нашими владениями. Если покажутся купцы, то сообщишь мне. Если один-два путника, пусть их перехватит и загрызет этот волк.

Олег замедленно кивнул, его руки равномерно отрывали куски сочного мяса, отправляли в рот. Глаза становились сытыми, спокойными, страх ушел.

Притворяются, внезапно понял Таргитай. Не хотят обидеть. А утром, когда отоспимся, просто спокойно уйдем, не сказав им дурного слова. Такие красивые... а что дурные и хотят слишком много, так все женщины дурные аж круглые и хотят чересчур много.

— А ты, — спросила Алконост внезапно, — что умеешь?

Таргитай не сразу понял, что обращается к нему:

— Я?

— Да. У тебя золотые волосы и синие глаза, как у моих сестер, значит, ты должен уметь еще больше этих двух!

Мрак хмыкнул, а Олег откровенно засмеялся. Алконост коротко посмотрела на них:

— Я что-то сказала смешное?

В ее светлом голосе впервые проскользнула угроза. Мрак пояснил кротко:

— Не гневайся, великая царица. Это ведь Таргитай!

— И что же?

— Он ничего не умеет. Даже дров наколоть нельзя поручить, топор на ногу уронит.

Она вскинула брови, красивое лицо стало надменным:

— Так зачем же таскаете с собой?

Олег развел руками, сам не знал, он бы давно оставил в темном лесу, а Мрак пояснил снисходительно, словно сам удивляясь своей глупости:

— Он играет на дудке.

Алконост недоверчиво смерила Таргитая холодноватым взглядом:

— А где же его дуда?

Таргитай вытащил дудочку, показал и тотчас же, застеснявшись, спрятал обратно. После такого пения, как здесь, свой голос кажется грубым, как рев глупого медведя.

Но глаза молодой царицы оставались настороженными. Она медленно, но властно протянула руку ладонью вверх:

— А ну-ка, дай мне дудку.

Таргитаю страсть как не хотелось отдавать свою дудку в чужие руки, но отказать не посмел, он не грубый Мрак.

Алконост приняла сопилку, посмотрела с недоверчивым удивлением, передала женщине рядом, та поспешно встала и ушла вместе с его дудочкой. Таргитай дернулся было следом, но Алконост молвила властно:

— Сиди.

— Она... вернет?

— Нет.

— Но это моя!

— Тебе дадут дудочку лучше, — сказала Алконост строго. — И даже покажут, как играть красиво.

Таргитай сразу опустился обратно, поерзал, устраиваясь за столом надолго:

— Это хорошо бы! Я буду учиться.

— Тебе многому придется научиться, — сказала Алконост многозначительно.

Ему почудился злой умысел, но Мрак и Олег молчали, неспешно допивали вино. Алконост поднялась, властно хлопнула в ладоши:

— Все! Пир закончен. Отныне ты, волк, будешь делать то,

что я сказала. А ты, нелепая птица — свое. Принимайтесь за дело сейчас же.

Мрак поднялся, вышел на середину зала и, к великому изумлению Таргитая, грянулся мощно, даже кости стукнули по камню, поднялся волком и тут же унесся огромными прыжками к выходу. Ему открыли дверь, он исчез. Почти одновременно ко своду взметнулась птица с красным гребнем, сделала круг и унеслась прочь...

Алконост снова села, голос ее был полон брезгливости:

— Грязь, что осталась от этих зверей... собрать и сжечь. Им эта одежда больше не понадобится.

Таргитай, предчувствуя нехорошее, опустил кость с лохмотьями мяса. Глаза его с мольбой поднялись на прекрасное лицо царицы. Она улыбнулась, показав ровные жемчужные зубки:

— Я помню, ты умеешь петь?

— Умею, — ответил Таргитай. Он наблюдал за ней исподлобья, недоверчиво. — Верни мою дудку.

Женщины заволновались. Сиринга наклонилась к ее уху, торопливо зашептала, указывая глазами на Таргитая.

Алконост улыбнулась Таргитаю светло и чисто, но в глазах была насмешка:

— Мы наслышаны о волшебных дудочках, свирелях.

— Что в ней волшебного, — пробурчал Таргитай. Он опустил глаза, поковырял носком мраморный пол. — Дудка как дудка...

Женщины посмеивались уже раскованнее, указывали пальцами. Алконост проговорила задумчиво:

— Говорят, древние волхвы правили мечи, которые могут рубить сами... Слыхивала и о коврах-самолетах, шапках-невидимках и о других чудесных вещах. Были разговоры и о чудесных дудках, совсем простых с виду...

Таргитай сказал с гордостью:

— Моя дудка совсем не древняя! Я сам ее вырезал.

Он увидел, как на другом конце стола над его сопилкой склонялись золотоволосые головки, слышался мелодичный щебет, уже не обеспокоенный, дудка пошла по рукам, колыхаясь как по волнам, наконец Таргитай, как ни вытягивал шею, потерял ее из виду. Он ощутил болезненный укол, словно оторвалась важная ниточка в сердце.

Алконост внимательно смотрела на его побледневшее лицо:

— Это дудка для тебя что-то да значит. А раз так, ты ее больше не увидишь.

— Зачем ты так? — спросил Таргитай грустно.

— Потому что так! Потому, что изволю. А ты, ни на что не пригодный... будешь смотреть за нашими конями. Если хоть одной из нас не понравится, как работаешь, тебя приставят к колесу, что запирает врата.

Таргитай смотрел глупо и растерянно. Женщины снова начали посмеиваться, впервые с того времени, как Мрак обратился в волка. Таргитай развел руками:

— Я не очень хорошо знаю коней...

Алконост зло улыбнулась:

— Тем скорее окажешься у колеса!

Но Мрак же послушался, мелькнуло к него в голове. И Олег... Значит, так надо. Оба не сказали, зачем прикидываются, просто случая не было...

— Хорошо, — ответил он. — Как скажешь, царица.

Она вскинула высокие брови:

— Так чего же стоишь, растяпа?

Он с трудом понял, что от него хотят, вылез из-за стола, пошел к выходу. Уже у самой двери услышал затухающие слова Алконост, значения которых не понял:

— Когда он не встал сразу, я уж начала было беспокоиться...

И чей-то угодливый голосок:

— Кто из них устоит?

Ноги сами понесли к раскрытым дверям конюшни. Коней любит, за ними ходить вовсе не зазорно, а если что делать надо, то подскажут Олег, он умный, или Мрак, тот смелый. А ему лучше сопеть в тряпочку, он что ни скажет, то невпопад, оба только сердятся...

Кони довольно фыркали, он расчесывал гривы и хвосты, всем до единого заменил теплую воду на свежую ключевую, досыпал овса. Выбрал колючки, осмотрел копыта, проверил уши, нет ли клещей. Кони благодарно обнюхивали его руки и даже лизались как собаки.

Лишь к полудню увидел, как огромный черный волк проскочил в прикрытые врата. В окровавленной пасти трепыхалась птица, какой Таргитай никогда не видел. Таргитай бросился наперерез, но Мрак словно не видел, а то и в самом деле не видел, не может же в самом деле быть таким... таким...

К вечеру удалось увидеть пролетевшую над дворцом огромную страшную птицу с красным гребнем. В когтях что-то висело, даже шевелилось, но птица исчезла так быстро, что рассмотреть не успел.

А когда пришла ночь, он потерянно улегся на охапке сена, поплакал немного, чувствуя себя совсем покинутым. За весь вечер ему бросили пару сухих лепешек, которыми хоть о землю бей, хоть под ножку стола подкладывай.

Конечно, как всякий невр, он умеет обходиться без еды по несколько дней, но все ж после такого обеда...

Остальные невольники, как и он, спали там же, где трудились. Лишь двух-трех он видел, когда те рано утром таскали бадьями воду наверх к женщинам, но затем и эти бедолаги отправлялись крутить колеса. Таргитай слышал треск, расщелкивание камешков, глухое постукивание массивных жерновов.

Он заметил, что когда невольники возвращались из женских палат, у многих кровоточили спины, исхлестанные так, что кровь стекала по ногам.

Снились ему поляны, хлев, стога сена, а когда открыл глаза, он в самом деле лежал на охапке сена. Удивленный, поднялся, огляделся, не сразу вспомнил, что Мрак и Олег что-то задумали, а ему пришлось ухаживать за конями, где, не дождавшись возвращения друзей, и заснул.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать