Жанр: Исторические Любовные Романы » Елена Езерская » Принцессы тоже плачут (страница 16)


Слезы мгновенно высохли. Наташа села на кровати и принялась самовнушением успокаивать себя. Она давно уже заметила, что только сосредоточившись и уровняв дыхание, могла снять давление страшного обруча, обнимавшего голову при сильных напряжениях.

Наташа никогда не была легкомысленной и поверхностной, хотя на глазах предпочитала казаться беспечной. Она выросла в атмосфере доверия и взаимного уважения, ее родители сочетались по любви и жили душа в душу в полнейшем согласии. Иного образа жизни гордая Репнина и в страшном сне представить не могла, и даже при дворе она умудрилась сохранить независимость нрава и положения. И причиной тому была не только симпатия, которую испытывала к ее семье государыня, но и она сама — натура умная, цельная, смелая.

Последний раз вздохнув поглубже, Наташа стала с намерением куда-нибудь идти и что-то делать. Сейчас ей нужен был дельный совет человека взрослого, искушенного в придворных хитростях и понимающего толк в искусстве дипломатической балансировки. То есть, ее cher ami дядюшка Сергей Сергеевич Оболенский. «Надо ему написать и попросить о встрече», — подумала Наташа.

Но ей снова помешали. Лакей Его величества передал «княжне Натали Репниной самолично» письмо от императора. Задрожавшим вдруг голосом Наташа спросила, нужен ли ответ? Лакей, поклонившись, отрицательно покачал головой и вышел.

Вскрыв облатку, Наташа бросила взгляд на ажурные строчки, писанные по-французски, и побледнела. Николай рассыпался во всяческих похвалах ее внешности и выражал абсолютную уверенность в том, что сможет сегодня же вечером лицезреть ее у себя. Письмо, хотя и составленное в форме приглашения, звучало как приказ, ослушаться которого мог только сумасшедший. Надо было срочно придумать причину и оправдание для отказа. Наташа задумалась.

Ну, конечно, как ей это сразу в голову не пришло! Ведь она еще давеча отказалась сопровождать принцессу на маскарад в Павловск, куда государыня везла всех фрейлин. Во-первых, Наташа думала, что таким образом даст возможность Марии сблизиться с Александром, который балы просто обожал и пропускал за редким случаем. А во-вторых, ей просто хотелось отдохнуть от забот и треволнений последних дней. Но уж в самом деле лучше провести это время на публике, чем подвергнуться после публичному осмеянию и позору.

И поэтому Наташа прежде зашла к принцессе, сообщив о перемене в своем решении, чему Мария искренне обрадовалась. Она все еще чувствовала себя неуютно в обществе придворных дам, и Наташа была ее защитой и поддержкой в дни выездов и на прочих праздниках. После, собравшись с духом, она решительно направилась в приемную императора и испросила немедленной аудиенции.

Николай был на месте и приходу княжны обрадовался, велел просить, просить.

— Натали! — грудным, обволакивающим тембром приветствовал ее государь. — Вы явились раньше, чем я ожидал. Неужели наши желания настолько совпадают?

— Прошу прошения, Ваше величество, я знаю, что у Вас все расписано по минутам…

— Глупости! Ради вашей улыбки я готов отложить все дела, но вы почему-то не улыбаетесь?

— Я пришла предупредить Вас, что не смогу быть у Вас сегодня.

— Отчего же? — нахмурился Николай.

— Александр Николаевич пригласил принцессу Марию в Павловск, и я буду сопровождать ее.

— Только и всего? — рассмеялся император. — Какие, право, пустяки. Я велю ему повременить с поездкой, и Вы будете свободны. И сможете посвятить весь вечер Вашему императору.

— Нет, нет, я не могу… так скоро! — воскликнула Наташа, заметив, что Николай намерен приблизиться к ней.

— Вы огорчаете меня, Натали! — тоном обиженного ребенка сказал он.

— Но… я еще не замужем!

— Признание в этом делает ваш дар своему императору еще более бесценным.

— Но… я на самом деле не могу ответить Вам взаимностью, Ваше величество, — Наташа на мгновение замолчала, быстро соображая, что еще она могла сказать, дабы избежать «нападения».

— Почему же, почему? — шутливо настаивал Николай.

— Я люблю Вашего сына!

Эта фраза прозвучала, как гром среди ясного неба. Император отступил и воззрился на нее с выражением крайнего недоумения на лице.

— Что это значит, мадемуазель?

— Я люблю Вашего сына! А он любит меня, — решительно продолжала врать Наташа — отступать было некуда и поздно.

Николай вернулся к столу и позвонил в колокольчик. Явившемуся на зов адъютанту он приказал сейчас же сыскать Его высочество Александра и просить его немедленно явиться к отцу.

— Должен сказать, княжна, — равнодушным тоном произнес император, пока ожидали Александра, — что вы удивили меня этим сообщением не меньше, чем прежде самим фактом своего существования. Я полагал, что вы — образчик редкой нравственности, причаститься к коему было бы для меня столь же целебно, как испить из святого источника. Я был убежден, что вы — всего лишь добровольный посредник в делах моего сына, но никак не главный участник в его амурных похождениях.

— Ваше величество… — осмелилась Наташа подать голос.

— Молчите, княжна, вы сказали достаточно. Послушаем, что скажет Александр.

— Его высочество, Великий князь Александр Николаевич, — доложил адъютант.

И следом в кабинет отца вбежал цесаревич, удивленный и раздосадованный этим неожиданным вызовом. Вернувшись к себе после разговора с Наташей, он снова почувствовал в себе жажду к сочинительству и сел писать стихи, которые на сей раз уж точно были бы посвящены «не таинственной и не незнакомке».

— Отец, — начал было Александр, но увидел скромно стоявшую на отдалении Наташу и осекся.

— Это правда? —

неласково поинтересовался Николай. — Ты действительно влюблен в княжну?

— Да, я испытываю к мадемуазель Натали самые нежные чувства, — осторожно сказал Александр. — А почему это Вас так беспокоит?

— Потому что она только что недвусмысленно призналась мне, что состоит с Вами с любовной связи. И я всего лишь хотел получить от Вас тому подтверждение.

— Подтверждение? В какой форме — вам достаточно нашего признания или нужны будут более веские доказательства интимности наших отношений? — язвительно заметил Александр, едва пришедший в себя от изумления.

— Мне будет достаточно вашего слова, — кивнул император.

— Оно у вас есть. А теперь, с вашего позволения, мы можем покинуть эту комнату допросов?

— Не смею задерживать вас, княжна, — Николай холодно кивнул Наташе и, дождавшись ее ухода, обернулся к сыну, — а Вы, Александр, задержитесь! И объясните, как такое могло случиться, что столь важное событие в жизни наследника, как новая любовница, осталось при дворе никем не замеченным? Хотя, я признаю, княжна Репнина — достойная замена Ольге Калиновской!

— Я… я и сам не заметил, как сблизился с мадемуазель Натали. Дружба переросла в нечто большее.

— И какая роль в ваших сердечных делах отведена принцессе Марии?

— Мария моя невеста, я намерен на ней жениться. Но я не давал обещания любить ее. Достаточно того, что она любит меня!

— Я не стану более учить тебя жизни, но лишь позволю еще раз повторить тебе непреложную заповедь монарха — запомни, ни одна из твоих фавориток не должна стать помехой законному браку. А тем более — государственным делам.

— Я все помню, отец. Я могу идти?

— Иди, — Николай отпустил сына и вздохнул. Цесаревич молод, хорош собой, еще в детстве его избаловали многочисленные родственники, такой он был очаровательный ребенок. А повзрослев, Александр стал просто красавцем, неудивительно, что молоденькая Репнина предпочла его объятьям 43-летнего императора. Хотя, возможно, причина в ее неопытности. Женщина постарше знает, что в любви важнее опыт, который приходит только с годами…

— Следуйте за мной, сударыня, — вполголоса приказал Александр Наташе, дожидавшейся его у дверей в приемную императора.

Так, друг за другом, они прошли по коридорам в кабинет цесаревича — не разговаривая по дороге и делая вид, что торопятся по важному делу.

— А теперь признавайтесь, — тихо сказал Александр, отослав адъютанта и плотно прикрыв двери в кабинет, — что это вы такое удумали, Натали?

— Но разве не Вы сами предложили мне сказаться при государе Вашей любовницей?

— Но вы же отказались?

— Поймите, Ваше высочество, — взмолилась Наташа, — у меня не было иного выхода. Да и просто мне некогда было рассуждать. Его величество так близко подошел ко мне!..

— Хорошо, хорошо! Только не смейте плакать! В конце концов, я сам спровоцировал вас на это. Улыбнулись? Вот и славно. Давайте теперь думать, как нам вести себя дальше.

— Я думаю, мы прежде всего должны во всем признаться принцессе Марии. Я уверена, она нас поймет.

— Должны ли мы волновать ее?

— Эта новость может стать большим испытанием для принцессы, ведь будет задета ее честь!

— Лично меня больше волнует ваша честь. Вы готовы к тому, что на вас станут указывать и примутся обсуждать во все тяжкие?

— Я знаю цену этим разговорам и готова к ним. И потом, — Наташа гордо вскинула голову. — Я лучше буду мужественно переносить сплетни о моем бесчестии, чем действительно опуститься до него.

— Всегда восхищался вами, Натали, — Александр хотел было поцеловать ее руку, но Наташа так откровенно вздрогнула, испугавшись этого движения, что Александр отступил. — Но в одном вы, пожалуй, правы, нам стоит иметь принцессу Марию в союзниках. Условившись с нею, нам будет проще поддерживать свое алиби.

— И ее доверие не будет обмануто — надеюсь! — сказала Наташа, вложив в это слово особый смысл.

Александр ее понял. В глубине души он был несказанно рад тому, как повернулись обстоятельства. Свершилось то, о чем он мечтал, — Наташа, по крайней мере, в глазах окружающих, принадлежала ему. Осталось совсем немного — добиться того, чтобы воображаемое стало действительным.

Мария приняла их с радостью, про себя, правда, удивившись, что ее жених и фрейлина явились вдвоем. Наташа упросила ее сесть поудобнее, Александр же остался стоять рядом с диванчиком.

— Ваше высочество, — начала свой рассказ Репнина. — Понимаю, Вам кажется странным наш приход в неурочный час, но, поверьте, у меня не было иного выхода, ибо я попросила Александра Николаевича сопровождать меня и помочь объясниться с вами.

— Вы пугаете меня, Натали!

— Нет-нет, вам надо выслушать нас внимательно, а потому самое главное — это сохранять спокойствие и благоразумие.

— Что-нибудь с моим отцом?

— Дай Бог здоровья великому герцогу! Но испытание, которому Вам волею обстоятельств придется подвергнуться, тоже потребует мужества. — Наташа глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. — Думаю, что в самое ближайшее время к вам явится кто-нибудь из фрейлин императрицы — и даже догадываюсь, кто именно — и сообщит, что мы — я и Александр Николаевич — любовники.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать