Жанр: Исторические Любовные Романы » Елена Езерская » Принцессы тоже плачут (страница 17)


— Что? — Мария с ужасом переводила взгляд с одного на другого. — Что вы такое говорите, Натали? Вы… ведь я же доверяла вам!

— Вы и сейчас можете рассчитывать на меня, то, о чем я говорю, всего лишь слухи.

— Да-да, господин Жуковский разъяснил мне значение этого слова по-русски.

— Но, возможно, он рассказал вам, что в России говорят — в каждом слухе есть доля правды, — вмешался в разговор Александр.

— Что это значит, mon prince? — в глазах Марии заблестели слезы.

— Это значит, что нам бы очень хотелось, чтобы вы относились к этим слухам, как к правде, — Наташа бросила уничтожающий взгляд на цесаревича, поторопившегося поперек ее объяснений. — Дело в том, что Александр Николаевич только что совершил благородный поступок. Он заступился за меня — перед императором, который предложил мне стать его фавориткой. Его высочество сказал Его величеству, что я уже занята и что он мой покровитель.

— О, Боже! — воскликнула Мария.

Поверьте, принцесса, на моем месте любой благородный человек поступил бы точно так же. Еще минута, и я уверен, княжна подверглась бы насилию, — голос Александра звучал уверенно и жестко.

— Но она невеста!

— К сожалению, другого защитника на тот момент у княжны не было, и я счел своим долгом…

— Ваше высочество! Принцесса! — Наташа бросилась в объятья к Марии. — Спасите меня! Сказаться любовницей наследника — единственный способ избежать притязаний императора. Я клянусь Вам, что никогда не предам вашу дружбу и оправдаю Ваше доверие. Эта история ненадолго — скоро приедет князь Андрей, и мы отправимся с ним в имение. Вам нечего бояться — я никогда не стану у вас на пути!

— Я верю вам, Натали, — растрогалась Мария. — Не плачьте, я помогу вам. Но как это сделать?

— Мы что-нибудь придумаем, — радостно сказала Наташа, довольная, что все так удачно обернулось.

— Мне кажется, что вы можете и дальше пребывать в счастливом неведении, — предложил Александр.

— А если все станет настолько очевидным, что с моей стороны не замечать этого станет просто неприличным? — засомневалась Мария.

— Тогда… — задумался Александр. — Тогда вы вполне можете отлучить от себя Натали, и все окончательно поверят в серьезность этой истории.

— Может быть, может быть…

— Значит, вы поддержите нас? — улыбнулась Наташа.

— О, я с удовольствием сыграю вместе с вами в эту игру, — рассмеялась Мария. — Мне будет забавно наблюдать, как все станут обсуждать то, чего нет. А я буду знать правду!

— А сейчас — покончим на этом со сплетнями, и давайте собираться, — шутливым тоном .приказал Александр. — Нас ждет увлекательная прогулка в Павловск.


Следующий день стал началом Наташиных испытаний. Андрей по-прежнему не объявлялся, а по дворцу уже поползли разговоры о ней и наследнике. Первым делом ее вызвала к себе императрица.

— Мне стало известно, Натали, что вы…

— Да, Ваше величество, — не позволила ей закончить фразу Наташа.

— Александр, конечно, взрослый человек, — сурово сказала государыня, — но вы-то! Вас ждет жених, и мне казалось, что. вы относитесь к принцессе Марии с симпатией.

— Сердцу не прикажешь, Ваше величество, — тихо сказала Наташа, опуская глаза.

— Вы понимаете, что подвергаете его честь жесткому испытанию? И я уже не говорю о бедняжке принцессе, она и так слаба здоровьем — за время своего пребывания во дворце Мария дважды болела. А все, я уверена, нервы. Здешний воздух и обычаи вредят немецкой крови. Даже если она и разбавлена швейцарским коктейлем.

— Если принцесса предложит мне оставить должность ее фрейлины, я приму ее решение как кару за содеянное. Но изменить мое отношение к наследнику это вряд ли поможет.

— Вы крепкий орешек, Натали!

Но… — Александра выдержала паузу. — Я этого ждала. Или чего-то подобного. Рано или поздно это снова случилось бы с ним. Мой сын так влюбчив! Мне остается лишь уповать на то, что и это пройдет.

Когда Наташа возвращалась от императрицы к принцессе, у дверей ее встретила вездесущая Нарышкина. Она держалась за ручку двери, словно ей была необходима опора, и обмахивалась веером.

— Позвольте пройти, — вынуждена была сказать ей Наташа.

— Вот уж кого не ожидала здесь увидеть, так это вас.

— Отчего же? Я главная фрейлина принцессы Марии.

— И как у вас на все хватает времени? — ехидно поинтересовалась Екатерина.

— О чем это вы? — Наташа сделал вид, что не понимает предмета разговора.

— Дурной тон — пересказывать слухи! — Нарышкина захлопнула веер прямо перед самым носом Репниной.

— Верх глупости — изображать тайну из того, что уже и так всем известно! — в тон ей ответила Наташа и локтем отодвинула наглую фрейлину от двери.

— Странно, очень странно, — прошептала Нарышкина, едва только за Наташей закрылась дверь в покои Марии. — Или она беспредельно жестока, а принцесса до неприличия глупа и беспринципна, или здесь что-то не так.

Нарышкина задумалась, она была весьма наблюдательна и хитра. Ее подозрительности хватило бы на все Третье отделение, а в интригах Екатерине, несмотря на ее молодость, почти не было равных. И потому, обдумав происходящее, она решила поделиться своими сомнениями с императором.

Николай выслушал ее внимательно, хотя и не особо поверил. Но Нарышкина не унималась и приводимые ею доводы заставили поколебать его уверенность. Пожалуй, эта юная доносчица права, Александру столь откровенная демонстрация отношений с фрейлиной императрицы была не свойственна, к тому же принцесса Мария почему-то проявила в

этом случае такое смирение…

Николай решил устроить влюбленным западню. Он велел сообщить Репниной, что желает ее видеть, и одновременно вызвал к себе Александра. Николай хотел застать их в своем кабинете одних, чтобы потом внезапно появиться без предупреждения. Он рассчитал: если они действительно любовники, то воспользуются предоставленной им «случайной» возможностью быть вместе, если нет, то притворство не укроется от его глаз.

Увидев цесаревича в кабинете отца одного, Наташа нахмурилась, эта случайная встреча пахла ловушкой.

— Похоже, я напрасно оставила принцессу. Его величество, по-видимому, и не собирался встречаться со мной.

— Ах, Натали, — легкомысленно рассмеялся Александр. — Конечно, здесь все шито белыми нитками. Император специально оставил нас, чтобы мы могли…

— Предаться страсти? Какой смысл разыгрывать страсть, если императора нет?

— Предупредите меня, когда все будет готово! — донесся из-за двери голос Николая.

— Быстрее! — Александр бросился к Наташе и поцеловал ее.

— Кажется, Его величество изволили удалиться! — тихо сказала Наташа, когда намеренные шаги за дверью затихли, и мягко отстранила от себя цесаревича.

— Жаль! За этот поцелуй я позволил бы ему нести стражу у дверей круглосуточно!

— Александр Николаевич… — с грустью промолвила Наташа. — Если бы Вы не были помолвлены с Марией Гессен-Дармштадтской, а я с князем Долгоруким… Тогда я нашла бы способ пооригинальнее, чтобы получить Ваш поцелуй!

— Так может, мы отменим обе наши помолвки? И будем целоваться без повода?

Что же… — Наташа улыбнулась, не почувствовав двойного смысла его слов. — Если принцесса Мария полюбит кого-нибудь другого, а Андрей найдет девушку, более достойную, чем я, в таком случае, Ваше высочество, я смею рассчитывать на то, что вы соберете осколки моего разбитого сердца?

— Можете во мне не сомневаться, — Александр галантно расшаркался перед ней и вежливо поцеловал ее руку.

— В таком случае, я, пожалуй, вернусь к принцессе, она больше нуждается во мне, чем незримые наблюдатели этой сцены, — теперь Наташа уже точно была уверена в том, что за ними все это время присматривали. — А вы, в случае, если Его величество все-таки надумает вернуться, передайте, что у нас с вами все в порядке.

Александр улыбнулся ей и проводил до двери. По лицу вошедшего в ту же минуту в кабинет Николая, он понял, что розыгрыш удался. Император с довольным видом пригласил сына обсудить приготовления к свадьбе с принцессой Дармштадтской. И они душа в душу проговорили целый час о предстоящей церемонии.

Вернувшись к себе, Александр застал в кабинете ожидающего его Жуковского. Василий Андреевич, горячо симпатизировавший принцессе и уже наслышанный о «романе» наследника, счел своим долгом урезонить его. Но Александр только рассмеялся его нравоучениям.

— Дорогой мой воспитатель! Вам-то я могу доверить эту тайну. Мы притворяемся, — заговорщическим тоном проговорил вполголоса Александр, наклоняясь к самому уху Жуковского.

— Зачем, для чего?

— Я спасаю Натали от императора, вдруг воспылавшего к ней страстью. Понимаете, мой отец увлекся княжной Репниной. И мы с Натали решили таким образом охладить пыл Его величества.

— И все? — недоверчиво спросил умный Жуковский.

— Все! — самодовольно отрезал Александр. — А чего еще вы хотели?

— Припоминаю, что еще совсем недавно Вы были столь откровенно увлечены княжной, что даже приписали ей авторство писем своей таинственной незнакомки.

— Вот как? А мне казалось, что я сама сдержанность.

— В любом случае глаза выдают вас. Но мне не кажется, что ваша любовь взаимна. Или я не прав?

— Да, я знаю, что Натали любит своего жениха, но есть все же обстоятельства, позволяющие мне надеяться…

— Вы намерены отбить ее у князя Андрея? Вы опять добиваетесь вызова на дуэль?

— Нет. Уверен, что на этот раз все обойдется без драм. А поскольку я рассчитываю на ваше молчание, то могу сообщить, что свадьба Натали вряд ли состоится.

— И кто же вам сообщил эту сомнительную новость?

— Сам князь Андрей Долгорукий. Он признался мне, что любит другую женщину.

— А княжна Репнина знает об этом?

И что в таком случае будет с принцессой? Мне все это не представляется уж очень порядочным…

— У всего есть свои пределы. К примеру, у моего терпения. И у порядочности в том числе!

Жуковский был расстроен этой самоуверенностью наследника, но он хотел оставаться Александру другом, а не врагом. И поэтому промолчал.

Не успокоилась только Нарышкина. Когда Николай сообщил ей, что самолично наблюдал целующихся Репнину и Александра, она, как говорится, закусила удила. Она нюхом чуяла подвох и решила зайти с другой стороны. Воспользовавшись отсутствием Репниной, она явилась к принцессе и принялась мучить ее пересказом всех тех ужасных выражений, в которых обсуждались при дворе последние события. Большую часть из самых жестоких оценок происходящему Нарышкина придумала сама, ибо обладала умом изощренным и гадким. И в конце концов, довела Марию до слез. И в пылу истерики принцесса проговорилась.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать