Жанр: Исторические Любовные Романы » Елена Езерская » Принцессы тоже плачут (страница 23)


Глава 6

«Карфаген должен быть разрушен»


Вернувшись из Петербурга в имение матери, Андрей долго не находил себе места. Он был растерян. Предложение, сделанное им Наташе, для порядочного человека (а он продолжал считать себя таковым!) означало, что обратного хода нет. Из головы не шло случайно подсмотренное во дворце, ее нежный поцелуй с наследником престола. Что мог он думать? Если Наташа желала отомстить ему, то месть удалась вполне. Хотя представить Наташу в образе злобной фурии, замышляющей страшную кару, было невозможно — Андрей не смог удержаться от улыбки. Прямая и искренняя натура княжны не позволила бы ей унизиться до мелочного сведения счетов с тем, кому она подарила свою любовь — в подлинности этого чувства он ни на минуту не усомнился бы ранее. Но что же означала сия притча? Лишиться разом всего, в чем он был так самонадеянно уверен, — верности невесты, дружеского расположения к нему наследника! Задета честь, обмануты надежды — возможно, ему следовало вызвать цесаревича на дуэль, разделив печальную славу Владимира Корфа… С другой стороны, ему ли не знать, что чуть не каждый день во дворце случается много такого, о чем лучше никогда не вспоминать; не забывались только те из происшествий, которые были на руку тем, кто жаждал скандалов. Чего же желал он? Только назвать Наташу своей женой. Он хотел правды? Для этого нужно было быть правдивым самим с собой: разве не он позволил себе связь с крепостной, унизительную для самой Татьяны и оскорбительную для Наташи. И ведь это именно он, признавшись цесаревичу в двуличии, объявил тому путь к сердцу Наташи незанятым…

Не зная, как дальше действовать, Андрей проводил за днями дни в тяжких раздумьях, решив наконец открыться Лизе. За последнее время сестра немного пришла в себя, на посвежевшем лице стала появляться улыбка. Лизе казалось, что самое страшное уже позади, ведь рядом с нею сейчас брат, ее лучший друг и заступник.

— Ты чем-то встревожен? Давно замечаю твое беспокойство, — встретила Лиза Андрея, появившегося в дверях ее комнаты.

— Мне надо поговорить… Но прежде обещай, сестра, что все сказанное останется только между нами.

— К чему тебе мои клятвы? Знай, что ты самый близкий мне человек.

— Милая Лиза, ты не представляешь, в каком я отчаянии! Я понимаю, что совершил нечто ужасное, но теперь совсем не представляю, как вести себя дальше.

— Что ты мог сделать дурного? Ты самый честный, добрый, благородный человек!

Лиза, не надо, — Андрей схватился за голову и сел подле нее на кушетку. — Когда ты так говоришь, я чувствую себя ничтожеством. То, что я сделал, недостойно честного человека и дворянина.

— Андрей, что бы ты ни натворил, я не перестану быть твоей сестрой и всегда буду любить тебя.

— Но ты же не знаешь!..

— Так расскажи, — улыбнулась Лиза.

— Все это очень серьезно. И очень глупо! Даже не знаю, с чего начать.

— Андрей, не пугай меня. Неужели ты передумал? Ты дал согласие на мой брак с Забалуевым?

— Нет, родная, нет! — воскликнул Андрей. — Речь идет о совсем другой свадьбе. Я говорю о моем будущем, о нас с Наташей.

— Разве вашим отношениям что-нибудь угрожает?

— Да, и эта угроза — я сам, — Андрей выдержал паузу и, собравшись с духом, признался. — Уже. какое-то время у меня близкие отношения с другой девушкой, ты ее знаешь, — с Татьяной.

— Что? — растерялась Лиза. — Ты говоришь о нашей Татьяне? Но как же… как же так? Таня нам как сестра!

— Когда ты пропала, мы стали неразлучны с Татьяной — повсюду искали тебя, весь лес обошли. И вдруг… я и сам не знаю, как это случилось! Мы вдруг поняли, что очень дороги друг другу. Мы… как это объяснить словами?! — Андрей встал и принялся ходить по комнате.

— Но ведь ты женишься на княжне Репниной. Боже мой, бедная Таня!

— Я запутался. Я не хочу ее обижать. И Наташу не хочу обижать. Не представляю, как она к этому отнесется, когда узнает обо всем. Остается надеяться, что ее любовь ко мне пересилит оскобленное самолюбие.

— Ее любовь, ее чувства? А как же Татьяна? Андрей, скажи мне — ты любишь Таню?

— Татьяна — чудесная девушка, чистая, открытая. Но я не знаю, люблю я ее или нет.

— Однако как же ты различаешь, любовь это или не любовь?

— Любовь? Любовь — это соприкосновение душ…

— Весьма туманное объяснение, — нахмурилась Лиза.

— Хорошо, я постараюсь объяснить тебе. Как-то мы были на балу. Там одна старая графиня с вечно трясущейся головой — да, с ней еще была такая маленькая тощая собачонка — так вот, графиня рассказывала своим скрипучим голосом утомительные истории о блистательной юности, время от времени нюхая табак, отчего делала огромные паузы, чтобы чихнуть. Тут принималась тявкать ее противная маленькая собачонка. Из вежливости гости терпели — слушали то полусумасшедший бред, то чих, то гавканье, тайно умирая от скуки и про себя даваясь от хохота. Пока кто-то не выдержал, и раздался такой живой, очаровательный смех…

— Наташа?

Да, это была Наташа. Она смеялась так заразительно, что и я засмеялся, и вместе мы бежали из залы — на воздух, где не надо было изображать чопорное приличие и дослушивать всю эту чушь до конца. Вдруг я понял, что мне с ней невероятно легко. И что я всю жизнь готов был вот так болтать о всякой чепухе — и смеяться.

— Но если ты любишь Наташу, зачем тебе Татьяна? — задала прямой вопрос Лиза.

Андрей смутился. Он еще метался в

поисках ответа, когда пришла та самая Татьяна, не понимая, почему оба они смотрят на нее с неподдельным ужасом. Она позвала господ вниз — приехал господин Забалуев, и матушка велела всем собраться, господин Забалуев обещал сделать какое-то важное сообщение.

— И, кажется, я знаю, какое именно, — сквозь зубы процедил Андрей, когда Татьяна вышла, чтобы звать Соню.

— Он в курсе? — догадалась Лиза.

— Забалуев видел нас с Татьяной, когда мы целовались, — вынужден был признать Андрей. — Он угрожал мне, если я не перестану противиться вашей свадьбе, открыть эту тайну при матушке.

— О чем ты только думал, Андрей? — укоряюще вздохнула Лиза.

— Не знаю, я вообще не думал. Но ты должна мне верить, я не поддамся на шантаж этого мерзкого старика. Я предпочту сам во всем признаться.

— И поставить Татьяну под удар?

— Об этом я пока не думал…

— И кто сказал, что ты умный? — перевела все в шутку Лиза. — А теперь пойдем в гостиную, нас уже ждут. Возможно, этот господин всего лишь блефует, хочет запугать нас.

Картина, которую они застали внизу, разнообразием не отличалась: княгиня Мария Алексеевна сидела по обыкновению на диванчике, рядом нависал и что-то нашептывал ей на ушко лысый и противный Забалуев. Соня скромно держалась поодаль, Татьяна с понурым и покорным видом ждала приказаний у двери.

— А, вот и вы, мои милые, — разулыбалась Долгорукая. — А нам Андрей Платонович что-то очень важное объявить пожелал. Нуте-с, Андрей Платонович, мы слушаем вас.

— Даже не знаю, с чего начать, — Забалуев переминался с ноги на ногу, как будто и впрямь испытывал сильнейшие сомнения. — Дело ведь, так сказать, деликатное, хотя и житейское… В общем, сын ваш, Андрей Петрович, как вы могли заметить, в последнее время зачастил в поместье. Матушке с делами помочь, с сестрами повидаться…

— Да вы никак ему в воспитатели намерились? Не поздновато ли, младенец-то уже изрос, однако, — рассмеялась Долгорукая.

— Никак нет, у меня расчет тоньше и вопрос позабористеи, — Забалуев вызывающе посмотрел на Андрея.

— Господин Забалуев, если и есть что-то, что я должен сказать маменьке, я предпочту это сделать сам, — перебил его Андрей и подошел к княгине. — Я должен признаться. Точнее покаяться…

— Надеюсь, вы не будете против, если я тоже буду присутствовать при вашем раскаянии, Андрей Петрович? Я хочу все знать о своем будущем муже.

В гостиную легкой походкой вошла Наташа, и слуга, не успевший объявить о приходе неожиданной гостьи, заметался за ее спиной, пытаясь взглядом вымолить себе прощение у гневливой и скорой на расправу Долгорукой. Но уж Андрей-то точно знал — остановить Наташу не мог никто, и уж если она чего захотела, ей вряд ли кто указ и преграда.

— Наталья Александровна, — Нараспев потянула Долгорукая, — как я рада! Идите ко мне, деточка! Присаживайтесь. Право, я уже и не верила, что Андрюша решится довести дело до обручения. Соня, Лиза — поздоровайтесь с княжной! А это вот, познакомьтесь, сосед наш, предводитель уездного дворянства, Андрей Платонович Забалуев. Княжна Наталья Репнина.

Очень приятно! — кивнула Наташа выпрыгнувшему из-за дивана поцеловать ей ручку Забалуеву, чья радость от ее приезда усилилась и стала злорадной. — Мне, как всегда, везет. Появляюсь, когда в вашем доме происходит нечто интересное. Андрей Петрович, кажется, собирался в чем-то признаться?

— Марья Алексеевна, разрешите мне уйти! — вдруг от двери взмолилась Татьяна.

— Что загомонила-то? С тобой никто не разговаривает, будет дело — пойдешь, а нет — так и стой себе, жди приказаний, — цыкнула на нее Долгорукая.

— И, правда, куда ты заспешила? — поддакнул Забалуев. — Андрей Петрович не раз говорил, что ты, милочка, в этом доме не просто крепостная. И эту исповедь тебе послушать не грех.

— Довольно, Андрей Платонович, довольно! Наташа, я должен сказать тебе… — начал было Андрей и запнулся на полуслове.

— Все-таки чувствуется, что сынок ваш, Мария Алексеевна, отвык от жизни нашей, деревенской, где все по-простому, без интригующих пауз и тайн… — подбавил жару в огонь Забалуев, воспользовавшийся некоторым замешательством Андрея, который никак не мог решиться сделать признание.

— Быть может, это я помешала? — заволновалась Наташа, вдруг вспомнив свой прошлый приезд в имение.

— Да какие же секреты у будущих супругов? У супругов не должно быть тайн, — не унимался Забалуев.

— Вы правы, господин Забалуев, — прервал его Андрей. — Я должен сказать правду. Правду, которую не имеет смысла больше скрывать.

— Андрей, ты все-таки хочешь сейчас сообщить всем о нашем решении? — спросила Лиза, вставая со своего места подле маменьки.

— Каком решении? — вздрогнул Андрей.

— Так скажи и не смущай всех подозрениями — свадьба состоится.

— Какая свадьба? — побледнел Забалуев.

— Наша свадьба с вами, Андрей Платонович. Которая чуть было не расстроилась из-за глупого пустяка. Андрей убедил меня, что вы с маменькой правы, и столько времени потрачено зря!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать