Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Ольга Володарская » Плачь, влюбленный палач! (страница 23)


— О! — восхитился Суслик. — Всегда о таких мечтал.

— Дарю, — смилостивился банкир и подтолкнул коробку с легкомысленными буренками радостному Мишке.

— А я умираю, хочу такой телефон, — заканючила я, ни на что не надеясь. — Такой классный… Только дорогой, зараза…

Артемон хмыкнул.

— Ну бери, раз мечтаешь. Дарю.

— Артем Сергеич, — заблажил Кука. — Вы что с ума сошли? Благотворительностью вы занимаетесь по четвергам, а не… А ну верни! — телохранитель вырвал аппарат из моих рук и процедил сквозь зубы. — Попрошайка.

«А счастье было так возможно, так близко!» — пронеслось в моей голове. Ну ладно, хоть в руках подержала.

— Ну-ка отдай, — рявкнул Артемон, не по-доброму зыркнув на своего телохранителя.

— Но там все нужные номера, там ваш органайзер…

— Не твое дело! — Артемон буквально выдрал мобильник из Кукиной руки. — Забирай, Леля. Дарю.

— А я всегда мечтал о золотой цепочке с палец толщиной! — вскричал Зорин, алчно сверкая глазами.

— Не-е… Цепочку не отдам. Мне она дорога, как память. А ручку можешь взять, у меня еще есть.

— Спасибо, не надо. Я от руки не пишу, — немного обижено буркнул Юрка.

— Больше у меня ничего нет. Ключей тоже, — констатировал Артемон, заправляя карманы обратно в штаны. — Хотя должны быть.

— Украли? — ахнул Суслик, на миг оторвав взгляд от чудо-презервативах.

— За фиг?

— Потерял что ли?

— Фиг знает.

— Давайте искать.

— За фига?

— Слушай, Артемон, — возмутилась я. — А ты еще слова, кроме фига, знаешь?

— Ага, — радостно заржал он. — Букв в нем тоже три…

— Артем Сергеич, — строго гаркнул Кука, опять перейдя на «вы». — Вспомните о своем статусе.

— Ну да, — сник банкир. — Имидж, мать его за ногу. Помню.

— Итак, — произнесла я, когда Артемон, наконец, заткнулся. — Ключи пропали. Это факт. Давайте подумаем теперь, куда они могли деться.

— Выпали из кармана, когда я по кухне шастал. А вы, слоняры, их запинали в какой-нибудь угол.

— Но я уверен, что ты их положил на стол… — затянул свою старую песню Кука.

— И куда они испарились? Барабашки что ли утащили?

— Может барабашки, а может кто-нибудь из этих, — Кука кивнул в сторону Зорина и компании.

— За фиг? — взвыл Зорин. — И на фига? — похоже с перепугу он забыл свой родной, 5 лет изучаемый в институте, язык.

— А вдруг вы еще кого замочили и труп в одной их комнат заперли…

— Е-рун-да! — смело отчеканил Зорин. — А по-вашему — фигня на постном масле! У нас не было ни времени, ни возможности. И вообще, — не на шутку разошелся Юрка, —

хватит на нас с Левой наговаривать. Существует же такое понятие, как презумпция невиновности.

— Не треньди, — огрызнулся Артемон. — Кука просто так сказал…

— Почему же? Мне это толстяк с самого первого взгляда не понравился. У него рожа маньячная. Потом, он все время поет, а это не нормально…

Достойно ответить обидчику Зорин не успел, ибо пока он формулировал едкую фразочку, голосок подала, до сего момента незаметная и неслышная, Изольда.

— А как мы теперь из здания выйдем? Мы же не откроем дверь…

— А че? Жить здесь останемся, — юморил Артемон. — Жрачки-то полно, на сырое мясо перейдем…

— Нет, правда? — Изольда даже порозовела от удовольствия — ей видимо пришлась по душе мысль о житье с Артемоном под одной крышей.

— Девушка, — раздраженно вякнул Кука, очевидно, поклонница босса его бесила, почти так же сильно, как Зорин. — Вы что в бункере что ли сидите?

— Нет, — пролепетала бухгалтерша.

— Вот и я говорю. Дверь взломать — как чихнуть.

— А давайте лучше окно высадим, — возбужденно предложил Артемон — как я поняла, тяга к разрешению была у него в крови.

— Давайте, — поддакнул Суслик, этот после щедрого Артемонова жеста, готов был идти за кумиром хоть на край света.

— Ничего мы высаживать не будем, — с нажимом произнесла я. — И ломать тоже. В фойе огромные фрамуги, они закрываются на простейшую щеколду, откроем, и вылезем.

— Не-е. Я в форточку не полезу, — скривился Артемон. — В падлу.

— Бить стекла, значит, не в падлу …

— Я домушник что ли, что бы через фортку лазать? Говорю, стекло раздолбим. Значит, раздолбим.

— Зачем?

— Охота мне, — лаконично ответил Артемон. — А за ущерб я заплачу. Без базара.

— Тебе что, май месяц на дворе? Помещение же выстудим.

— Так это же еще лучше! Труп разложиться не успеет…

— Хватит болтать, — разозлилась я и со злости треснула Артемона по загривку. — Иди и ломай дверь.

Все притихли, ожидая — с какой части моего тела этот приблатненный мамонт начнет растерзание за неуважение. Но Артемон удивил.

— Да ладно тебе. Не дерись. Я так, шуткую, — миролюбиво буркнул он, потирая затылок.

Потом встал, распрямив свои богатырские плечи, похрустел суставами, побил кулаком (кулак с мою голову, честное слово!) по ладони — короче, приготовился к атаке на несчастную дверь. Потом, царственно нам кивнув, вышел.

Мы за ним.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать