Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Четвертая охота (страница 3)


Азарт грибной охоты с первых минут захватил их целиком. Важно, кто первым найдет гриб - тот и герой дня. К удивлению и искренней досаде Виктора, Марине везло чаще, да что там чаще - почти всегда. Как она умудрялась со своими очками в минус пять диоптрий обнаруживать грибы буквально на пустом месте - уму непостижимо. Вот и на этот раз уже вскоре Марина проворно нагнулась к небольшой кочке - раз, раз! - ножичком сверкнула и победно подняла-выставила два крепких черных груздя.

- Вот так, Витенька!

- Зато я первым боровик найду, - кисло отпарировал Виктор и, сжав зубы, пошёл на штурм леса.

Грибы, словно оробев, начали сдаваться целыми семейками. Ну прямо, как в нынешнем сне. Виктор уже всерьёз подумывал - надо бы, действительно, только белые брать...

Вдруг в душе его исподволь, из глубины возник какой-то дискомфорт. Что такое? Он осмотрелся, глянул вверх - над деревьями висело непроницаемое матовое стекло неба. Виктор понял: они - заблудились. Он вообще плохо ориентировался в лесу.

И тут послышался странный шум... Или - кажется? Что это -- кабан?

- Марина! - вскрикнул он.

- Я здесь, - отозвалась она. Самой не видно, а голос - близко.

- Иди сюда!

- Ну подожди, здесь лисичек и маслят полно.

- Я сказал - иди сюда! - Голос его сдавило от ярости. - Иди немедленно ко мне!

Марина появилась, недовольно глянула.

- Господи, что такое? Чего ты?

- Где, по-твоему, находится госдорога? - Виктор цедил слова всё так же сдавленно, психуя.

Жена неуверенно огляделась, подумала, махнула через плечо ножом:

- Там.

- "Там, там", - передразнил зло Виктор. - По мордaм! Надо на просёлок снова выбираться - плутать начали.

- А просёлок где?

- "Где, где"... На бороде! Вон там твой просёлок.

- И совсем не там. Надо вон туда...

- Иди за мной! - рявкнул Виктор. - Иди и не отставай.

Ему опять почудились треск и топот за деревьями. Он нервно схватился за топорик, расстегнул чехол. Спешно зашагал к проселочной дороге. Марина, вполголоса ворча, - следом.

Внезапно на небе протаяла полынья, солнце ударило лучом прямо им в спины. Вот тебе и на! Виктор смущенно крякнул, сдвинул кепку на затылок.

- Гляди ты, совсем в другую сторону прём...

Марина только вздохнула:

- Баламут ты, баламут ты у меня...

4

По расчетам Виктора, до магистрали оставалось километров шесть. ещё часа полтора ходу. Притом особо теперь можно и не охотиться: корзины уже руки оттягивают - добыча добрая.

Марина расстелила газету на низком пне у края обширной вырубки. Накрыла походный стол: тугие яйца, сахарные на изломе помидоры, бутерброды с пахучим сыром, густой бодрящий чай на мяте. Жевали молча, устало жмурились на разгулявшееся солнце. И куда только все тучи разметало? Ветра внизу, у земли, почти нет, тёплынь - как в разгаре бабьего лета. Да и жёлтизны в лесу ещё довольно мало - припозднилась нынче осень.

Виктор прожевал бутерброд, сделал два солидных глотка из термосной крышки и намеревался уже завалиться на пяток минут покейфовать, как вдруг поперхнулся, схватил Марину за плечо. На другом краю вырубки показались двое мужчин. Один: низкий, коренастый - в бушлате защитного цвета. Второй: высокий, тонкий - в ярко-голубой куртке. У низкорослого за плечом торчит ствол автомата...

Сердце Виктора обмирает, потом ухает куда-то вниз. В подвздохе вспыхивает стонущая боль. Может, они пойдут в сторону? Но нет, двое идут прямиком на них.

- Витя, Витенька, это они? Это что - они? Ой!

Пара минут ещё есть: вырубка завалена кривыми стволами, утыкана столбиками пней. Виктор и Марина, не сводя глаз с мужчин, пихают шмутки в рюкзак, подхватывают корзины. До ближайших деревьев - метров двадцать. Бежать Виктор и Марина почему-то не решаются - семенят. Перед тем как нырнуть под кроны, Виктор ещё раз оглядывается - те явно нажимают.

- Быстрей, Марина!

Виктор цепляет жену за руку и почти бежит. В мозгу стучат, сталкиваются мысли: "Может - на просёлок? Где его теперь искать? Да ещё наперерез рванут... Главное - оторваться от них..."

- Витя! Я не могу! - задыхается Марина. -Вить!

- Брось корзину!

Марина на бегу откидывает руку, разжимает пальцы. Корзина с маху трахается о ствол берёзы...

Виктор нутром чует: те отстают всё больше. Надо передохнуть. Марина поминутно спотыкается, почти падает. Он поддерживает жену, замирает, затаивает болезненное дыхание, вслушивается: вроде - тихо. Виктор кепкой утирает своё лицо, промокает щёки и лоб Марине. Она, сняв очки, закрыв глаза, никак не может надышаться.

- Вот гадство, везет же нам! Надо же так нарваться - Виктор сам слышит дрожь в своем голосе. - Давай-ка в темпе к дороге - шутки плохи.

Но не успевает он сделать и пяти шагов, как левый сапог его проваливается, черпает воды.

- В лоб твою мать!!!

Виктор шмякает кепку об землю: как же это он забыл? Ведь здесь болото, и они впоролись по узкой косе в самую его сердцевину.

- Бегом! - Виктор поворачивается, подхватывает жену под локоть. Бегом, Марина, бегом!

Он запинается о свою корзину, с проклятием отшвыривает её ногой.

Только-только выскакивают они на крыло болота, как невдалеке за деревьями возникает голубое пятно. В сапоге оглушительно чавкает болотная жижа. Виктор, ступая левой ногой только на носок, съёживается и, увлекая за собой Марину, крадётся вправо. Ему

почему-то мнится, что эти хотят обогнуть болото другой стороной.

И - снова промашка. Оставив топь справа, Виктор вытягивается во весь рост, оглядывается и видит убийц в страшной близости за спиной.

"Мамочка моя! Может -- опять сон?" Но Виктор с тоскою сознает: это - не сон.

Вдруг передний из них, тот, в голубой куртке, машет им рукой, что-то властно кричит. Ветер сминает, отбрасывает слова. Коренастый начинает снимать с плеча автомат...

Виктор подхватывается и, уже не таясь, бросается прочь на полную мощь своих длинных ног. Бежит зигзагами, в ушах - свист, ветки так и норовят вышибить глаза. Виктор, выставив ладони, на лету расчищает перед собою спасительное пространство.

"Марина!" - словно вспышка в мозгу. Он выкручивает на мгновение шею: жена, нелепо подпрыгивая и размахивая руками, во всю мочь несется за ним.

- Не отставай! - хрипит он и наддаёт сильнее. "Только б выскочить на дорогу! Только б не сбиться в сторону!"

Нежданно, как из-под земли, перед ним вырастаст высокий зелёный забор. Поверху топорщится в два ряда колючка. Доносится злобный брех собак. "То ли склад какой, то ли - тюрьма? На тюрьму не похоже - вышек нет..."

Виктор заполошенно дышит, туго, с трудом соображает. Влево плотный забор уходит в темную глубь леса, сливается с ним, кажется бесконечным. В другой стороне виден обрыв деревянной стены, вероятно - угол. А где же ворота?

Марина подбегает из последних сил. На перекошенном от изнеможения и страха лице очков нет. На лбу кровавится ссадина. Подломив неловко ноги, жена падает, упирается в землю руками перед собой: дыхание - со всхлипами, голова мотается вверх-вниз, вверх-вниз...

"Сил у нее не хватит... нет, не хватит...", - свербит в голове Виктора. Он одёргивает себя, встряхивается.

- Снимай штормовку и свитер.

Сам скидывает с себя рюкзак, куртку, олимпийку. Хватается за пояс ножа в чехле нет. Топорик -- оставить? Да толку от него против автомата, только бежать мешает...

Виктор бросается вправо - вдоль забора. Еле сдерживая себя, умеряя рысь, на буксире тащит Марину.

- Ну, шевелись же, чёр-р-рт!

Обрывистые лихорадочные мысли: "Если ворота за углом - туда вбежать? Там люди должны быть... А если одни собаки?.."

Вот и угол. Виктор всматривается назад. Никого. Слава Богу! Скользит взглядом по окрестности... Сволочи, вон они! Спешат наперерез. Проклятое голубое пятно маячит метрах в ста. Только б не стреляли!..

И тут Виктор замечает трёх женщин. Первый порыв - броситься к ним: люди, живые люди! Но счастливая чёрненькая мыслишка шмыгает в мозгу, обжигает радостью:

"Они отвлекут, отвлекут на себя..."

Женщины - две пожилые и молодуха - с пустыми корзинами деловито вышагивают навстречу тем.

"Господь вас спаси и сохрани!"

Виктор, дёрнув оцепеневшую Марину, резко сворачивает и на полусогнутых скользит вдоль забора. И в ту же минуту слышит мощный гул впереди. Это же трасса...

- Дорога!

5

Они выбрались на бетонку рядом с автобусной остановкой, но другой, километра на два выше своей, привычной. Остановились, не доходя до толпы. Пассажиры, человек пятнадцать, все как один выпучились на них, зашептались меж собой, заволновались.

Виктор глянул на жену и внутренне ахнул: растрёпанная, в крови, летняя белая маечка -- в грязи, разодрана на плече, открытые руки под октябрьским знобким ветерком посинели, покрылись пупырышками... Сам он, конечно, не краше.

Вспышка радости начала притухать, гаснуть. Виктор обнял поникшую Марину, согревая, прижал к себе, тупо упёрся в толпу взглядом. "Пропади всё пропадом - живы и ладно... Деньги-то в рюкзаке остались - как доедем?.."

Внезапно по нервам что-то ударило. Виктор повернул голову - голубое пятно! Оно проявлялось всё отчетливее, приближалось, и наконец из-за стволов показались те двое.

"Не может быть! Здесь же - люди..." Виктор отпрянул, стиснул Марину так, что она застонала, но глаз не открыла.

Парень в голубой куртке шёл прямо на них и ... улыбался. Виктор отступил шаг, другой... И тут с ужасом потаённого ещё стыда понял: он знает этого человека. Больше того, парень этот - Олег, кажется? - служит в одной с ним конторе, только кабинет его этажом выше.

Олег приближался, улыбаясь всё неувереннее, пробормотал:

- Я смотрю, ты это или не ты? Кричу, кричу, а вы - бежать.

За его спиной маячил похожий на него мужик в солдатском бушлате, за плечом его из рюкзака торчала какая-то палка или трубка.

Виктор напрягся, хотел удержать себя, скрутить, но не успел. Что-то всплыло из глубин прямо к горлу, перекрыло дыхание. Он резко оттолкнул Марину, вскинул белые кулаки перед лицом оторопевшего парня и, взбешённо потрясая ими, завизжал:

- Что-о-о? Что-о-о-о?! Не позво-о-олю! Я не позво-о-о-олю!..

Он захлебнулся, затопал ногами, тоненько, страшно завыл в голос.

Люди испуганно, встревожено смотрели на него.

На земле сидела озябшая Марина и, закрыв ладошками лицо, тихо плакала.

1992 г.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать