Жанр: Научная Фантастика » Юрий Нестеренко » Комитет по встрече (страница 1)


Нестеренко Юрий

Комитет по встрече

Джордж Райт

Комитет по встрече

Двое стояли под темно-сиреневым небом посреди рыжих песков. За из спинами, накрывая их своей тенью, возвышалась четырехлапая громада корабля, и датчики скафандров еще улавливали тепло не успевшей остыть обшивки.

-Идиотское чувство, - сказал Дженнингс. - Мы считаемся первой марсианской экспедицией... и в то же время до нас здесь побывали тысячи человек. Некоторые из них все еще живы и рассказывают о Марсе бойскаутам.

-Правительство любит громкие названия, - ответил второй, по фамилии Харрис, отгребая носком ботинка песок. Под песком показалась бетонная плита старинного космодрома. -Конечно, никакая мы не первая экспедиция. Мы - команда мусорщиков, присланная разгрести шестидесятилетний хлам к прибытию постояльцев.

-Кончайте философствовать, парни, - раздался у них в шлемах голос командира. - Вас дожидается диспетчерский пункт.

Астронавты вышли из тени и зашагали к возвышавшейся на краю поля грибообразной башне. Час назад компьютер этой башни показал себя молодцом, сопровождая корабль на посадку; хотя экипаж готов был к любым неожиданностям, компьютер, несмотря на свой почтенный возраст, ни разу не подвел. Это позволяло надеятся, что и остальная техника, по крайней мере здесь, не доставит особенных хлопот.

Дженнингс стер перчаткой скафандра многолетнюю пыль с панели у входа и повернул рычаг. Слабо скрипнув в разреженном воздухе, панель отошла в сторону, обнажив щель электронного замка. Дженнингс вставил карточку. Контрольная лампочка не зажглась, однако дверь, после секундной паузы, рывками пошла в сторону, открывая проход в шлюз. Астронавты включили фонарики на шлемах и вошли внутрь.

Шлюзовая система также работала. Вспыхнул зеленый транспарант, показывая нормальное давление и состав воздуха. Датчики скафандров это подтверждали, и Дженнингс решительно снял шлем.

-Подождал бы результатов комплексного теста, - с неодобрением заметил Харрис.

-А что здесь может быть? Сибирская язва? - усмехнулся Дженнингс.

-Мало ли... Может, кто-нибудь в спешке забыл в ящике стола бутерброд, и вывелась какая-нибудь плесень, от которой мы получим аллергию.

-60 лет на одном бутерброде ни одна плесень не протянет, заявил Дженнингс, выходя из шлюза и поворачивая рубильник. Во всех помещениях башни зажглись осветительные плафоны. Некоторые из них, впрочем, мерцали вполнакала или вовсе оставались темными.

Земляне спустились по лестнице в помещение диспетчерского поста. В башне размещалась только аппаратура, сам же центральный пост находился под землей. Вполне рациональная мера, если учесть, что авария какого-либо из кораблей чревата ядерным взрывом; по этой же причине космодром располагался в 10 милях от поселения. Впрочем, вероятность подобного даже на кораблях 70-летней давности была крайне низка; на Марсе такая катастрофа не происходила ни разу.

-А и не скажешь, что здесь никого не было с 56 года, - сказал Дженнингс, пробуждая к жизни центральный пульт. Изо рта его вырывался пар - воздух в помещении был все еще холодный, но обогревательные системы уже работали вовсю. -Даже пыли почти нет.

-Откуда ей взяться в герметично закупоренном помещении, где кругом сплошной пластик? - ответил Харрис, настраивая свою аппаратуру для комплексного анализа. Дженнингс покосился на индикатор термометра, затем решительно снял перчатки и уселся в кресло перед терминалом главного компьютера. -Привет, старина. Классно выглядишь. Спасибо за отличную посадку.

-Пожалуйста, введите ваш пароль, - осадила его машина.

Дженнингс хмыкнул и, сверившись с экраном своего электронного блокнота, отстучал на клавиатуре код.

-Добро пожаловать, мистер Норрис, - сказал компьютер.

"Естественно, в его памяти хранятся данные о последнем операторе", - подумал Дженнингс и ввел новое имя и пароль.

-Изменения приняты, мистер Дженнингс. Желаете также ввести данные о семейных праздниках, чтобы я мог поздравлять вас?

-Может быть, позже. А сейчас меня интересует полный тест...

Анализатор Харриса издал музыкальный звук, извещая о конце работы.

-Ну, что там? - спросил Дженнингс, не отрываясь от монитора.

-Все чисто. Марс стерилен, как ему и положено.

-Вот видишь.

-Зато я дождался, пока температура здесь перестанет напоминать Антарктиду, - ответил Харрис, нажимая на защелку шлема. -Ты на своей Аляске можешь хоть умываться жидким азотом. А мои предки, как-никак, жили в экваториальных лесах, - он снял шлем и перчатки. В своем белом скафандре чернокожий астронавт походил на фотографический негатив - впрочем, такая ассоциация могла прийти в голову разве что первым строителям этой башни. Цифровое видео давным-давно вытеснило старинные фото- и кинотехнологии, да и многие на Земле теперь сочли бы негативом скорее белого человека. В составе первой - по-настоящему первой - марсианской экспедиции были четверо белых и негр, причем последний был включен не без политических соображений. Из 12 человек, прибывших на Марс теперь, белых было только трое. Столько же было чистокровных негров, а остальные - мулаты и метисы. В жилах Харвиса Де Торо, командира экспедиции, текла кровь всех трех рас. За прошедшие сто лет расовый состав Земли, в том числе и Соединенных Штатов, претерпел заметные изменения.

-Марс-1 вызывает "Вандерер".

-"Вандерер" на связи, - ответил голос Де Торо. -Ну как там у вас, Дженнингс?

-Первичная расконсервация поста закончена. Есть мелкие неисправности, но в целом все о'кей. Если так пойдет и дальше, мы тут измучаемся от скуки. Можно подавать поезд к перрону.

-Успеется. Первым делом замените компьютер.

-Мне кажется, это может подождать. Старик превосходно справляется со своими обязанностями.

-Дженнингс, не говоря уже о том, что это

самый старый из действующих компьютеров в Солнечной системе, он - одна из немногих систем колонии, работавших непрерывно все эти 60 лет. Чем скорее мы его заменим, тем лучше. Ребята могут еще полчаса посидеть в корабле.

-Как скажете, командир.

Дженнингс окинул печальным взглядом терминал.

-Не придется тебе поздравлять меня с семейными праздниками...

-Чувствуешь себя убийцей, а, Тим? - усмехнулся Харрис.

-Не каждый день приходится отключать компьютер, который старше тебя более чем вдвое.

-Ты еще скажи, что он тебе в дедушки годится, - хохотнул Харрис. Пристрастие Дженнингса к технике не раз служило поводом для шуток; его спрашивали, на каком заводе он изготовлен и каков его гарантийный срок. Дженнингс говорил, что рассматривает это как комплимент.

-М-да, 60 лет... Знаешь, каких-нибудь полтораста лет назад фантасты считали, что в XXII веке люди уже облетят пол-Галактики. А мы едва добрались во второй раз до Марса.

-Фантасты! - презрительно хмыкнул Харрис. -В том же XX веке было доказано, что межзвездные полеты невозможны. Скорость света слишком мала для межзвездных расстояний, да и для достижения субсветовых скоростей нужно нереально большое количество топлива, даже при его полном превращении в фотоны по формуле E=mc^2.

-Они надеялись натянуть нос Эйнштейну, как он когда-то Ньютону.

-Хорошо, что в правительстве сидят не фантасты. Иначе мы с тобой торчали бы сейчас где-нибудь на Сатурне, где солнце величиной с горошину и в разговоре с Землей надо ждать ответа почти три часа.

-А если б все были такие меркантильные прагматики, как ты, мы бы даже до Марса не добрались и сидели бы теперь без работы.

-Можно подумать, что мы здесь из-за какого-то романтизма. У Земли кончились минеральные ресурсы, а Луна слишком бедна ископаемыми. Отсюда и возник проект разработок в поясе астероидов, а Марс нужен как перевалочная база.

-Но 80 лет назад такой проект был еще нерентабельным.

-Поэтому его и закрыли, - подвел итог дискуссии Харрис.

Он был прав. У марсианской программы всегда было множество противников, утверждавших, что выбрасывать деньги налогоплательщиков в космическое пространство - преступление. Но когда в начале XXI века на Марсе наконец была обнаружена жизнь, это вызвало настоящий бум. Разумеется, речь шла не о цивилизации и даже не о животных, а всего лишь о нескольких видах крайне примитивных бактерий и вирусов. И все же сам факт, что в пределах одной звездной системы жизнь зародилась на разных планетах, более не позволял считать ее уникальным во Вселенной феноменом - и даже напротив, наводил на мысль, что возникновение жизни в мало-мальски подходящих условиях - общий закон мироздания. Исследования Марса пошли вперед ударными темпами. Состоялась первая пилотируемая экспедиция, затем вторая, третья... Крупнейшие институты заваливали НАСА заявками. На Марсе побывали европейцы, потом китайцы. В конечном итоге Конгресс США отпустил ассигнования на программу строительства постоянно действующего марсианского поселения. Негласную поддержку проекту оказали военные, хотя формально соглашение о неразмещении оружия в космосе и связывало им руки. Существовал и совсем фантастический раздел программы, основанный на предположении, что микроорганизмы (кстати, совершенно безвредные для земных форм жизни) не всегда были единственными обитателями планеты и что тщательные раскопки помогут обнаружить останки иных существ... возможно, и артефакты древней цивилизации. Короче говоря, самые разные силы и организации возлагали надежды на марсианскую программу, и в 2042 году состоялось торжественное открытие Марсополиса; ради этого впервые в истории вице-президент США совершил дальний космический перелет. Изначально специалисты прилетали в Марсополис работать на несколько месяцев, но затем появились и постоянные жители, а в 2047 родился первый марсианин.

Время, однако, сильно охладило пыл энтузиастов. С каждым годом становилось все более ясно, что практической отдачи от марсианской колонии нет и не предвидится. Ни новых форм жизни, ни следов древних цивилизаций найдено не было; разработка полезных ископаемых обошлась бы во много раз дороже, чем на Луне, не говоря уже о еще неисчерпанных тогда месторождениях Земли; военные исследования... о них, конечно, ничего не говорилось, но, по всей видимости, их тоже можно было с большей эффективностью проводить поближе к основным промышленным и научным мощностям. В общем, за исключением планетологов, "удовлетворявших свое любопытство за государственный счет", и инженеров, опробывавших новые технические решения в создании закрытых экосистем, в выигрыше не был никто. С каждым годом голоса противников программы звучали все громче, ассигнования стали урезаться, и от полного закрытия Марсополис спасало разве что желание политиков в условиях нарастающей международной напряженности "сохранить лицо" перед остальным миром. Но, в конечном итоге, недовольство "выбрасыванием денег в космос" стало массовым, и в 2055 году Конгресс объявил о прекращении дальнейшего финансирования марсианской программы. Люди подлежали эвакуации, а колония - консервации до лучших времен. Последние "марсиане" покинули планету в 2056. "Лучшие времена" наступили 61 год спустя. В задачу экипажа "Вандерера" входило расконсервировать колонию, заменить устаревшее и неисправное оборудование и подготовить Марсополис к прибытию первой партии колонистов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать