Жанр: Научная Фантастика » Борис Немировский » Сказки (страница 4)


- А лицензия на вывоз есть?

- А оплата по факту?

Попик отвечает:

- Что ты, сынок, предоплата...

Хохот в зале. Даже ведущий смеется.

- Предоплата не катит, батюшка, пора знать!

- А почем опиум для народа?

Вдруг вопрос, за которым следует напряженная тишина:

- А деньгами возьмешь?

Попик грустно качает головой:

- Нет, сынок. Царствие небесное за деньги не продается...

Вдруг - от дверей:

- Что ты мелешь, окаянный! Не слушайте его, господа, продается!

У дверей - огромный, благолепный. Седая борода, золотой крест, шелковая риза... Голос зычный, но приятный:

- Продается, господа, подходите. За деньги все продается!

Вот это по-нашему! Вокруг благообразного сразу собирается толпа. Размахивают деньгами, целуют руку... Оно, может быть, товар и непонятный, да авось пригодится... И только старенький попик сокрушенно бормочет: - И легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богачу войти в царствие Господне...

Борис Немировский. Спи, сынок, спи...

Жарко. Очень жарко. Май на дворе, а печет, как в июле. Вроде бы каменные стены, солнца нет - а жарко. Есть там еще что-нибудь во фляжке? Heinz, K umpel, gibв?? mir mal die Wasserflasche...* Полфляжки... Губы смочить, остальное - пулемету. Зараза, пятый ствол меняем, а еще удивляюсь, что так жарко... Вроде затихло немного. Сбегать, что ли, воды набрать? Herr Oberleutenant, darf ich kurz ein biГ?chen Wasser ho len?** - Володя, поди-ка сюда. - Что, лапка? - Да вот, с Тимкой что-то... Ворочается, руками машет... - Нуу, ничего. Плохой сон, значит, снится. Бывает. Небось, нахватал двоек, совесть мучает. - Да ну тебя, я сегодня дневник смотрела. Все у него в порядке, пятерка по квантовой, пятерка по пению... Ты послушай, он чего-то бормочет такое, а что - не пойму. Не по-нашему вроде. - Так может, по английскому двойка? Или контрольная завтра. Переучился... - Нее, это не английский. Какой-то другой, похожий...

Бегу-бегу! Я уже здесь. Что, снова Иваны лезут? Как у нас с патронами? Хайнц, ну что ты смотришь, заряжай давай. Подавай, подавай... Что там валится? Дьявол, они тут все обрушат! Herr Oberleutenant, давайте перемещаться, тут скоро совсем делать нечего станет. Сектор обстрела никакой, ничего не вижу. Да знаю я! Ни шагу назад, за фюрера... Так за фюрера драться ж надо, а не под завалом погибать. Есть отставить. Иваны справа! Хайнц, помогай! Хайнц!

- Не, это не английский. Это, по-моему, немецкий. Фюрер, вассер, оберлейтенант... Он что, визио насмотрелся? Что там сегодня такое было? Что-то такое про войну, не помню. Да... неудивительно. Только он ведь длинно так бормочет, понимаешь? Он же немецкий в школе не учит, откуда это? - Из фильма, наверное. Или игрушка какая-нибудь компьютерная. Говорил же - не надо ему брать этот дурацкий "Виртуал". Он же из него не вылазит, все время что-нибудь крутит. То он Робин Гуд, то Конан-варвар, теперь это еще... - Да нет, нет там такой игры. Хотя - может, дал кто из ребят...

Так точно, товарищ старший лейтенант. Там здание какое-то заслоняет, подвал. Из подвала пулемет без передышки кроет - не пройти. Улица такая, узкая, знаете... Нет, мин нет. Вроде нет. Хотя там поди проверь, как следует - он же строчит, погань. А на чердаке ...кукушка" сидит, одна или две. Осторожнее, товарищ старший лейтенант. Не высовывайтесь - они сверху мочат. А обойти эту точку как-нибудь нельзя? Что там за этим домом такое? Что-о-о? Нет, правда? - Schatz***, я волнуюсь. С ним такого никогда не было. Он всегда очень спокойно спит. - Ну что ты, Гунде, ну успокойся. Ну что ты все время плачешь? Глаза на мокром месте... - Да-а, ты за сына не волнуешься, да? Я тут переживаю... - И я переживаю, только не плачу. Ну чего ты паникуешь? Сон плохой приснился, с кем не бывает. - С ним не бывает! Я же говорю - он всегда очень тихо... - А сегодня - нет. Мало ли, перепугался чего-нибудь. Я, помню, когда маленький был, во сне иногда такое орал... - А он - какое? Ты понимаешь, что это за язык? - Нет. Латынь? - Сам ты латынь! Это не французский и не английский. Это какой-то славянский. У меня бабушка - полька, так она как заговорит - вот точно так же, "псс" да "пшш". - Славянский? Он что, польский в школе учит? - Нет, не учит, чего вдруг? Английский, французский да латынь.

Товарищ старший лейтенант, нельзя там просто так пройти. Танк бы подогнать да прямой наводкой раздолбать, а так - нельзя. Положат всех. Он же там, понимаете, сидит, как заноза в... ээ... в общем, не выковыряешь. Даже гранату кинуть не подберешься - "кукушка" сверху снимет. Нет, я понимаю, что танк тоже нельзя - у них там фаустпатроны тоже должны быть. Вот же ж закопались, фрицы поганые...

- Кто это - Фриц? У него в классе есть такой? - Нет, кажется. И поляков нет. Есть несколько турок, есть русский. Послушай, может - это по-русски? - И откуда он так хорошо по-русски тебе станет говорить? Ты послушай - он же бегло чешет, как на родном. И потом - что такое фаустпатрон? Это же не по-русски вроде, по-нашему. А что такое - непонятно. Может, у них там игра какая-нибудь? - Не знаю. Только не нравятся мне эти игры. Смотри, до чего ребенка довели, он же так заболеть может...

Я же говорил, уходить надо! Куда-куда?Я знаю, куда? Вы здесь начальник, вот и командуйте! Что, запасных позиций нет? Как это - нет? Я под Харьковом еще не так дрался, а за спиной всегда окопчик был! Вы мне перед носом своим пистолетом не машите, я Вам не... что? Как - некуда? Что сзади? Вот черт, а я ж не знал... Я не берлинец, Herr Oberleutenant, я из Гайленкирхена...Понял. Понял. Все. Некуда. Хайнц, заряжай. Сейчас они опять пойдут. Им через нас только...

- Вовка, ну нет, ну так нельзя... Давай его разбудим... - Тоже плохо. Еще вскочит, переполошится... Попробуй его укачать, что ли. Ничего себе, тринадцатый год оболтусу - укачивать его надо. - Ну и ничего, ну и укачивать! Некоторых и в сорок надо... Тшшш, тшшш, маленький. Все хорошо, все хорошо. А-а, а-а, мама покачает, все будет хорошо... Спи, птенчик, спи...

-Гельмут, я боюсь. Я так не могу. Что делать? - Ну погоди... У него температура есть? - Нет, кажется. Вот, лоб нормальный, губы не запеклись... - А он поел хорошо сегодня? - Вот вечно ты так - ты же рядом за столом сидел! - Слушай, перестань. Ну не помню я... - А, ладно. Хорошо, нормально поел. Может, позвонить доктору Платтену? - В три часа ночи? Нет уж, давай как-нибудь его до утра успокоим, а утром отвезу его к доктору - пусть посмотрит. - А в школу? - А что в школу? Ничего, пропустит денек. Напишу записку.

Артиллеристов? Точно. Правильно. Если вон туда поставить сорокапятку, она сможет в пару выстрелов там хотя бы кирпичом все завалить. Нет, о "кукушках" постараемся позаботиться - прикроем, чем сможем. - Здорово, боги войны! Давай-давай... стала. Что? Да, я. А откуда... Женька?!Женька, братан! Я и не знал, что ты поблизости. Слушай, вырос... Лейтенант! Старшего брата козырять заставишь, а? - Виноват, товарищ старший лейтенант. Брательник это мой, младшенький. Я-то думал, его еще в сорок втором... Извините. Ну, Женюра, покажи, чего твоя бухалка умеет! Не боись, прикроем. Уж я прикрою, не сомневайся... - Schlaf, Kindchen, schlaf... Dein Vater...*** - Гунде, что ты делаешь? - А на что это, по-твоему, похоже? Успокаиваю его. Укачиваю. - Мальчишке скоро тринадцать, что ж ты его укачиваешь? - Бла-бла-бла, тринадцать. А вот укачиваю - видишь, помогает. Улыбается. - Так все равно же что-то бормочет. - Зато хоть улыбается. Ты иди, ложись. - А ты? - Я тут еще немножко посижу, мало ли что.

-Смотри-ка, вроде успокоился немного. - Не нравится мне, как он успокоился. - Ну, знаешь - на тебя не угодишь. Кричит - плохо, молчит опять не слава Богу... - Да-а, ты посмотри, какой он. Насупился, лицо какое-то застывшее... Не нравится мне это. Не нравится. Может, неотложку вызвать? - И что мы им скажем? У сына кошмары, дайте таблетку? Вчера праздник был, он, наверное, перевозбудился, да так и спать лег. - Может, он простудился? Вчера с ребятами на речку бегал - может, они купаться лазили? Я запретила. - Запретишь ему, как же...

Хайнц! Хаааайнц! О, Господи, Хайнц! Хайнц, ты что? Ну погоди чуток, я сейчас тебя перевяжу... Да какого дьявола?! Что Вы говорите, Herr Oberleutenant, какой там "мертв"! Да я с ним с польской! Хайнц! Скажи что-нибудь! Убит. Господи, ну что же это... Есть прекратить панику. Уходить? Куда уходить? Вы же сами говорите - Рейхстаг уже там, за спиной. И Иваны тоже, наверное, уже там. Некуда. Иваны атакуют! Да бросьте Ваш пистолетик, что Вы им там навоюете! Подавайте ленту! Ленту, я сказал, Himmelherrgottnochmal****!!! Женька, что же это ты... Женька... Братишка... Ребята, ну как же так? Он же не высовывался. Я ведь этого кукушонка снял, кто же... Жееенькаааа! Есть отставить панику. Есть. Да, сейчас уже можем там после двух снарядов, наверное, всех поубивало к матушке. Женя всегда так основательно работал... Что ж я маме-то теперь скажу... Готовы? Да, готовы. Давайте, ребята. Зинченко и Берштейн - прикрывайте. Посматривайте на крышу, если что. Остальные... приготовились...За Родину, за Сталина! К Рейхстагу! Урааааааааааа!!!

- Мама! Мамочка! - Тшшш, маленький, тише, тише... Все хорошо, сыночка, все в порядке. Мама здесь. Мама рядом. - Мама, меня убило! Меня... там... - Ну-ну-ну, тише-тише. Ты просто видел плохой сон. Видишь, все хорошо, все спокойно. Скоро утро. Спи, мой маленький, спи. Мама здесь. Все хорошо...

За окнами занималось утро второго мая 2045 года.

* Хайнц, дружище, дай мне фляжку. (нем) **Господин оберлейтенант, можно мне воды набрать? (нем.) ***Иносказательно: дорогой. (нем.) ****Немецкая детская

колыбельная. *****Немецкое грубое ругательство.

Примечание: Эта вещь - явно не для печати, как Вы, несомненно, поймете. Так, маленький бред...

Борис Немировский.

ОБЫКНОВЕННЫЙ ВЕЧЕР ДОКТОРА ДЖОКЕРА.

"Как уютно, как спокойно посидеть у камина в такой отвратительный день, как этот" - лениво думал доктор Джокер, раскачиваясь в кресле и задумчиво посасывая трубку... Кресло было вообще-то не качалка, а просто колченогое и разболтанное старье, но доктору оно нравилось, так как своей разболтанностью с успехом заменяло ему дорогой предмет обстановки. До той поры, конечно, пока не развалится. Но доктора такая перспектива трогала мало - он не очень любил заглядывать в будущее. Хотя и умел. В последний раз он предсказал своей горничной Марте, что ее богатый дядюшка скоропостижно выздоровеет, да так и случилось. С тех пор Марта затаила злобу и делала док- тору всякие пакости при каждом удобном случае. Впрочем, дядюшка ее тоже остался на доктора в обиде, так как не только благодаря ему поправился, но в то же время и разорился. Благодаря доктору же - тот его лечил и счет оказался для старика губительным. К счастью, пакостей добрый дядюшка творить не мог богадельня, где он нынче обретался, была далеко, и вся его нерастраченная изобретательность уходила на бесславную борьбу с ненавистными врачами и крысами. Что же думали по этому поводу последние - доктор Джокер не знал и знать не хотел. Он мирно сидел в раздолбанном кресле, размышляя о камине, которого у него не было, и посасывая, как было уже выше сказано, телефонную трубку... За окном вечерело. Лил промозглый осенний дождь, еще более отвратительный оттого, что вечер был июльским. Сквозь щели в оконной раме в комнату пробивался туман мерзкого желтоватого оттенка, обильно сдобренный различными кетонами и альдегидами фабричного производства. Вместо уютных отблесков каминного огня на задумчивое лицо доктора падали уютные отблески ближайшего горящего дома, что было с точки зрения освещения в общем-то, одно и то же. Доктор уронил на пол трубку и взялся за газету. Он очень любил такие вот одинокие, спокойные вечера, полные уюта и сибаритства, когда ровным счетом ничего не случалось. Мир был особенно прекрасен в эти минуты, обещая долгие часы упоительного безделья и тупого глазенья в перевернутую вниз заголовком газету... К химическому запаху тумана вдруг примешалась новая струя, явно биологического происхождения. Доктор Джокер с беспокойством повел носом, пытаясь определить таким образом источник этой, прямо скажем, навозной вони, в глубине души надеясь, что нечто, испускающее ее, находится на улице. Но увы, надеждам его не суждено было исполниться тянуло из-за приоткрытой двери в коридор. "Не иначе, посетитель", тоскливо подумал доктор, поворачиваясь в сторону запаха. Кресло жалобно взвизгнуло, однако нашло в себе силы продолжать свою безрадостную жизнь. Дверь приоткрылась еще и впустило в комнату странное существо густого коричневого цвета, наводящего беспристрастного наблюдателя, каковым доктор себя полагал, на мысль опять же о навозе. Близко посаженные глаза посетителя сверкали густым желтым цветом и он скалил в отвратительной ухмылке грязно-бурые клыки. Излишне будет упоминать, что зловоние исходило именно от этого существа. Запахнув на себе такой же, как оно само, коричневый плащ, создание скорчило мистически-высокомерную, по его представлениям, гримасу и вперило в доктора глазищи. На самом же деле гримаса лишь создала у доктора впечатление, что гость страдает глубочайшим расстройством желудка. Впрочем, хозяин, как и подобает хорошему тера- певту, с диагнозом не торопился. Хмм...- задумчиво протянул доктор, придерживаясь старого принципа мистера Доджсона "Когда не знаешь, что сказать, говори по-французски". В качестве ответного приветствия существо издало звук, похожий на отрыжку. - Смотри-и на меня-а-у ! - завопило оно с подвывом. Зенки его завращались в разные стороны, как у хамелеона, и в конце концов сползли к переносице. Монстр попытался по-мефистофелевски взмахнуть плащом, запутался в нем и с грохотом упал под стол. - Смотрю, - меланхолично ответил доктор Джокер, - Что, Барнум приехал ? - Чего ? - прохрипело чудище, безуспешно пытаясь выбраться из дебрей плаща. - Я имею в виду, - пояснил доктор, - что для цирка Дю Соле вы староваты немного. Впрочем, если вы - пациент, то вы не по адресу. Я не психиатр. - Молчи, смертный, - послышалось с пола, - иначе не миновать тебе моих клыков ! Хотя, - добавило существо тоном ниже, тебе их и так не миновать. Оно наконец-то встало и продолжило с прежними завывающими интонациями : - Ибо я - погибель рода Адамова ! ( У него вышло - погиииибеллль) - Ибо я - ночной кошшшмааарррр... - Очень интересно, заметил доктор, - а скажите, у вас бывают боли в области желудка ? - Я изведу всееех, - не обращая ни на что внимания, как тетерев, токовало чудище, - Я обращу всех в дерьмооо ! Ибо я - говномпир`, и имя мне - граф Сракулаааа ! От одного касания моих клыков все превращается в экскременты, а дыхание мое смеррртеееелльноооуууу !!! - Охотно верю, - поморщился доктор Джокер, стараясь дышать ртом, - И откуда же ты такое на мою голову свалилось ? - О-о-о !, - снова завелся говномпир, - Меня породили жуткие, нечестивые заклинания, меня извергла отвратительная бездна... - Все ясно, можешь не продолжать, - со вздохом оборвал его доктор, но тут же ему пришлось задержать дыхание, так как вонял монстр немилосердно. - Эта чертова неряха Марта опять не вымыла унитаз. - Нуу...в общем-то да, смущенно сознался говномпир и потупился. - Тебе совершенно нечего стыдиться,- покровительственно заметил доктор. - Во-первых, я врач, а во-вторых, знавал я парней, которые воняли куда хуже, и ничего, жили и даже размножа... - Хуже ?! Ты посмел сравнить меня с какими-то вонючими смертными ? - Но ведь и ты тоже...э-э...пахнешь ? - Запомни, человек, я ВОНЯЮ ! Причем куда гадостнее, чем все, что ты в своей жалкой жизни нюхал до сих пор, вместе взятое ! Понятно ? - Гмм, - с сомнением протянул доктор, - Попробуй-ка высунуться из окна на минутку... Монстр строевым шагом подошел к окну и шумно втянул в себя воздух. Цвет его резко изменился в сторону позеленения и он поспешно закрыл окно. - Ладно-ладно, - пробулькал он, - я вовсе не имел в виду вашу чертову химическую промышленность... Тогда почитай газету. Сейчас как раз предвыборное ралли и кандидаты так развонялись, что куда там тебе. - Газету ?! - обрадованно завопил Сракула, - Сейчас ты увидишь, что я из твоей газеты сотворю ! Он метнулся к столу и прокусил газетный лист клыками. Ничего не произошло. Говномпир отчаянно впился в бумагу, изжевал ее всю, однако лишь добился полной непригодности ее к дальнейшему прочтению. В конце концов он поперхнулся и, закашлявшись, выплюнул остатки многострадального периодического издания на пол. После чего горестно уставился в пол и зас- тыл. - А что, собственно должно было произойти ? - осторожно поинтересовался доктор. - Как это - что ? истеричесни вопросил говномпир, - она должна была в дерьмо превратиться, вот что ! - А-а...Ну, так не волнуйся, пожалуйста, она и так уже была дерьмом. А вещи в самое себя не превращаются. Взбешенный монстр резво запрыгал по комнате, кусая все подряд. Доктор заинтересованно следил за ним, с грустью отмечая, что никаких изменений не происходит. "И куда только деньги деваются" - с грустью подумал он. В конце концов чудище запыхалось и остановилось перевести дух. Доктор решил, что и ему пришла пора вставить слово: - Я бы не советовал тебе пробовать на зуб все подряд. Страшилище тупо оглядывалось по сторонам, тяжело дыша и горестно время от времени подвывая. Плащ обвис на нем и ста- ло заметно, какое оно худое. А доктор продолжал: - Не советую также кусать политиков, поп-музыкантов и фанатиков, как религиозных, так и националистических. Если хотите самоутверждения, кусайте специалистов любого профиля, хотя некоторые могут Вам просто-напросто клыки выломать. Что же касается запаха изо рта, то я бы посоветовал... Монстр поднял голову. Глаза его засветились, как два бордельных фонаря. - Специалистов, - медленно повторил он, - вот я с тебя и начну... Он стал медленно приближаться к креслу. Доктор разочарованно вздохнул и вытащил из-под себя резиновый вамп, каким пробивают засорившиеся унитазы. При виде ненавистного инструмента говномпир зашипел и опасливо попятился. - Прием окончен, - обьявил доктор, - счет получите завтра по почте. Я тебе, щенок, покажу, что такое настоящий вампир! - и доктор гнусно расхохотался, обнажая остро отточенные резцы... С приглушенным стоном граф Сракула метнулся за дверь, втянулся в туалет и доктор услыхал, как зашумела спускаемая за посетителем вода... В дверь позвонили. Шаркая шлепанцами, доктор подошел ко входной двери и открыл. На пороге стоял человек в кепке и с чемоданчиком. - Сантехник, дохтур, - прохрипел он, обильно дыша перегаром. Доктор победно ухмыльнулся: - Спасибо, голубчик, не требуется, - он помахал в воздухе вампом. Пришли сюда лучше экзорциста...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать