Жанр: Фэнтези » Диана Дуэйн » Как Стать Волшебником (страница 7)


– Эта, с узелками? – Нита наклонилась и подняла тонкий моток.

– Наверно, я ее выронил, когда доставал прутик. – Кит был ужасно озабочен и забавно хмурился, морща чистый лоб. – Стой с того края, ладно?

Он кинул один конец веревки в центр нарисованной диаграммы, и Нита послушно, подчиняясь его команде, наступила на нее. Кит, держа другой конец веревки, пошел вокруг Нити и рисунков, чертя таким образом правильную окружность при помощи веревки. Перед тем как замкнуть круг, он ивовым прутиком нарисовал фигуры, напоминающие восьмерки, – в книге они назывались «волшебными узлами» – и этими восьмерками как бы завершил окружность. С усилием он отдернул веревку от земли. Она так прочно прилипла к диаграмме, что Ните пришлось помочь ему. Кит аккуратно свернул веревку и спрятал в карман.

– Следующий этап ты должна пройти сама, – сказал он. – Каждый пишет свою часть желаний. Я не могу за тебя писать твое имя. И рисовать, и читать заклинания. Все сделай сама. Там есть таблица со всеми символами.

И он ткнул пальцем в ее книгу. Нита пролистнула несколько страниц, нашла таблицу – длинный список английских букв и каких-то чисел, символов и знаков. Она посмотрела, как Кит выписывает свое имя, чтобы понять, каким образом это делается, и потихоньку стала расшифровывать символы,

– Кит, твой день рождения двадцать пятого августа? – вдруг спросила она.

– Ага.

Нита еще раз сверилась со знаками и символами, обозначающими год рождения и месяц.

– Они в своем перечне Колдунов прибавили тебе пару годков, не так ли? – улыбнулась она.

– Да. Они ошиблись, – ответил он задиристо. – А что?

– Ничего, так просто, – равнодушно сказала Нита, хотя прекрасно поняла состояние Кита. Она и сама отвечала таким тоном, когда ей задавали какой-нибудь обидный вопрос или можно было подозревать, что ее хотят обидеть, унизить.

– Если бы они были хотя бы моего возраста, – неожиданно заговорил Кит, глядя поверх плеча Ниты, – я бы с ними справился. «Ты говорит много плохо английская слова». – Кит забавно имитировал то, как они издеваются над его неправильным английским. – Я же не виноват, что мой родной – испанский. Проблема в том, что они сильнее меня, – добавил он грустно.

Нита кивнула и принялась писать свое имя на земле, сверяясь с напечатанными в таблице символами. Некоторые из них были короткими и простыми, другие оказывались очень сложными и замысловатыми. Эту невероятную вязь завитушек, зигзагов, загогулин мог, казалось ей, понять и нарисовать только ненормальный.

Она старалась аккуратно и точно воспроизвести их в своем рисунке, связать один символ с другим, соединить их в единый круг с теми «волшебными узлами», которые ранее начертил Кит, выписывая свое имя.

– Готово? – спросил Кит. Он опять двинулся по кругу, вычерчивая теперь уже внешнюю окружность.

– Все! – облегченно вздохнула Нита.

– О'кей! – Он в последний раз внимательно оглядел всю вязь «волшебных узлов», выпрямился и вытянул вперед руку, будто хотел что-то пощупать в воздухе.

– Прекрасно, – удовлетворенной сказал он. – Иди сюда и проверь.

– Что проверить? – не поняла Нита.

Он поманил ее левой рукой, по-прежнему не опуская правую. Нита подошла, стала рядом и тоже вытянула руку ладонью вверх и тут же почувствовала, будто ладонь ее наткнулась на мягкое, упругое препятствие. Похоже было, что воздух сгустился и превратился в поролоновую подушку, податливую, но пружинящую, отталкивающую руку, тяжелящую ее. Ните стало не по себе. А вдруг вся атмосфера вокруг них сгустится?

– Думаешь, в таком воздухе можно дышать? – засомневалась она.

– В прошлый раз у меня проблем не было, – спокойно ответил Кит, – Предполагается, что ЭТО не пропускает только враждебные влияния.

В то же мгновение Нита почувствовала удивительную легкость. Она словно бы парила в воздухе, хотя и крепко стояла на ногах. Тело ее стало совершенно невесомым. Вот теперь она окончательно поверила, что все это не шутки, а самое что ни на есть настоящее Волшебство. До этого момента она уговаривала себя, что все написанное в книге просто игра и что разговоры с деревьями ей приснились, когда она невзначай задремала над книгой, и что стыдно ей, взрослой девице, верить и заниматься всякой чепухой. Но сейчас был ясный день, окружающий мир жил прежней жизнью, рука ее, протянутая в пространство, могла – просто удивительно! – пощупать воздух. И тело, послушное малейшему движению мышц, готово было летать.

– А те парни, которые наткнулись на тебя там, на холме, что-нибудь поняли или заметили? – поинтересовалась она.

– Ага. Они растерялись. Представь себе, наткнулись на стену из воздуха и даже не смогли подойти ко мне. Шагу не могли ступить. Они даже пытались стрелять в меня из мелкашек. А мне хоть бы что – густое пространство ничего враждебного не пропускает. Они-то думали, что просто промахнулись. Ты знаешь, – он рассмеялся, – они ругались, а я не слышал. Ко мне долетали только обычные, ничего не значащие отрывки фраз, а все ругательства их отскакивали, как мячик от стенки. Они ушли, так ничего и не поняв. Помнишь, как в книге: «Люди, не верящие в чудо, не видят его»?

Он еще раз внимательно осмотрел начерченный круг.

– Такие долгие приготовления нужны только в первый раз. Потом уже не обязательно рисовать, чертить и вымерять. Все это делается мысленно и действует мгновенно. Стоит только появиться опасности. А нападающим кажется, что они просто пробуксовывают, как машина, наехавшая на препятствие. Так написано в книге.

– Здорово! – восхитилась Нита. Она с

удовольствием представила себе встречу с Джоанн и ее компанией. А вслух спросила: – Что дальше?

– Дальше, – бормотал Кит, входя в центр круга и присаживаясь осторожно, чтобы не стереть ни один из нарисованных знаков, – дальше мы прочтем все это вслух. Вернее, я прочту все, а ты только свое имя. Хотя нет, ты должна внимательно проверить мой чертеж.

– Зачем? – удивилась Нита, вслед за Китом входя в круг и тоже стараясь не наступить на линию.

– Когда двое творят заклинание, каждый обязан проверить работу другого, – серьезно ответил Кит.

Кит уже углубился в чтение и разглядывание нарисованных ею знаков, и Нита послушно вытянула из кармана книгу и принялась читать символы Кита. В книге было написано, что обе части диаграммы должны уравновешивать одна другую и в то же время составлять единое целое, как в химической формуле. Нита медленно считывала, сравнивала с нарисованной в книге диаграммой. Наконец она убедилась, что все сходится.

– Все о'кей? – спросила она Кита.

– Кажется, да, – откликнулся он, все еще не отрывая взгляда от чертежа, – Видишь ли, нам нельзя ошибиться в написании имени. Ты должна точно знать, кто ты есть. И если ты что-нибудь напутаешь в заклинании…

– Кто ты есть или кем ты стал ТЕПЕРЬ? – обеспокоено спросила Нита. – Ведь теперь мы не то что были до сих пор, верно?

Кит пожал плечами.

– Не знаю, – прошептал он. – Только в книге сказано: «Если ты неправильно произнесешь свое имя, то заклинание не будет иметь силы».

– Что же делать? – всполошилась Нита.

– Начинать, – уверенно сказал Кит и встал. – Мы должны стать рядом и произносить наши имена одновременно. Надеюсь, ты не собьешься. Я постараюсь говорить помедленней.

– Ладно.

Кит глубоко вздохнул, крепко Зажмурился, потом широко раскрыл глаза и начал читать. Нита впервые в жизни слышала странное заклинание, произнесенное громким отчетливым голосом, и даже мурашки побежали у нее по спине.

И неуловимо все вокруг стало меняться. Тишина зазвенела. Солнечный свет, льющийся сквозь густую крону деревьев, вдруг стал холодным и твердым, как в ясную лунную ночь. Контуры предметов были словно очерчены цветной радужной линией. Нита словно бы пробуждалась от сна, когда еще не растворились яркие сновидения. Появилось ощущение силы и бодрости во всем теле. Она существовала здесь, в реальном мире, и в то же время как бы смотрела на окружающее пространство снаружи, издалека. И как бы в отдалении от нее Кит произносил цепочку сложных и непривычных, непонятных слов. Но, как ни странно, она понимала все, что он говорит.

– Нам нужно знать нечто, – глухим голосом бубнил Кит, – и мы знаем, что сумеем получить знание того ЗНАНИЯ, которое нам доступно или желаемо…

Она замерла. Впервые в жизни сон становился реальностью. Только теперь было наоборот: она не просыпалась, а как бы уходила в страну сна. Она всем телом ощущала силу, разлившуюся в воздухе, и ждала, что вот-вот что-то произойдет, что-то случится… Неужто Волшебство? С каждой секундой, с каждым произнесенным словом она все более определенно ощущала некий металлический вкус во рту, и мозг ее впитывал колдовское заклинание каждой частичкой. И блистающий холод слепил глаза. А речь Кита текла и текла, и диаграмма вдруг стала оживать, линии и знаки словно были нарисованы в воздухе. А сам воздух наполнился переплетением тончайших паутинных символов, и сквозь них, как сквозь замысловатую легчайшую решетку, Нита различала написание каких-то неведомых ей законов. Не физических, известных ей по школьным учебникам, а выражающих течение Силы, которая не была энергией и в то же время обладала невероятной упругостью и скручивала, втягивала в себя пространство. Нита, наверно, не смогла бы объяснить все это словами, но чувствовала так явно, видела так отчетливо, как свою руку, протянутую вперед ладонью вверх. И Кит взял ее за руку, и они снова были рядом. Их объединила неведомая сила, которая, казалось, кружилась, танцевала вокруг них. И как бы сами собой звучали заклинания. И вдруг наступила пауза… Кит пристально смотрел на нее сквозь паутину диаграммы.

Нита напряженно вглядывалась в сложную вязь символов и начала медленно читать их. И это было не просто ее имя, а понятие, определяющее ее сущность, знаки, превращающиеся в живую ткань. Заклинание окутывало, словно прозрачный кокон, становилось ее плотью. Сначала Ниту пронизала дрожь, но тут же пришло сознание, что ничего страшного не происходит. Наоборот, радость познания и силы наполняла все тело. Она как бы становилась частью заклинания, которое казалось уже не просто коконом, а надежным, защищающим панцирем. Она глубоко вздохнула и почувствовала вдруг себя необыкновенно счастливой.

Вновь возник голос Кита. Теперь они произносили пляшущие в воздухе формулы в унисон, не отставая и не опережая друг друга. Странные слова, наполовину видимые, наполовину ощущаемые как движение пространства. Звуки, свет, линии – все двигалось в едином ритме. Что это? Песня, стихотворение, заклинание? Все вокруг них уплотнялось, становилось единым – воздух, трава, деревья, которые, казалось, склонялись над ними, чтобы расслышать каждое произнесенное слово.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать