Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Клыки вселенной (страница 32)


Глава 11

СЕРАЯ СМЕРТЬ С ЗЕЛЕНЫМИ ГЛАЗАМИ

Грузовые контейнеры взлетали на антигравах, поднимаясь на высоту в половину планетного радиуса. Здесь их подхватывали буксиры и доставляли на «Аркебузу» и «Наутилус» — вооруженные транспорты «Волчьей стаи». Когда-то корабли такого типа составляли основу десантного флота — прорывались к вражеским планетам в строю ударных эскадр и высаживали пехоту, не обращая внимания на огонь обороняющихся.

Кумран прикинул, что по артиллерии каждый транспорт не уступает корвету. Похоже, предстоял рейд в действительно опасное место.

— Пойдешь с ними, — приказал Айрапетоглу. — Получишь премиальные.

— Там, наверное, постреливают…

— Случается, — подтвердил Танталов и сострил:

— Но ты ведь привык жить в огне.

В коридоре он передал эльдору пухлый конверт, набитый сотенными купюрами. Круль пояснил:

— Это — гонорар от нас. Плата за риск.

— В вашей компании даже в огне жить интересно, — по-прежнему мрачно заметил эльдор. — Что от меня требуется?

— Пустяки! — Капитан «Янычара» отмахнулся. — Поможешь покупателям освоить истребители.

— В полевых условиях? — ужаснулся Кумран. — Без тренажеров?

Танталов уточнил:

— Скорее не в полевых, а в боевых. Но ты не переживай — тренажеры будут. А пилоты там опытные, на лету хватают.

— Кого угодно схватят, — поддакнул Мах.


***


Хватило единственного прыжка через гипер, чтобы забраться в нейтральное пространство между границами Галсоюза и Восьмой Республики. Здесь пришлось заглушить движки и спрятаться среди спутников и астероидных поясов планеты-гиганта. Лететь дальше пока не стоило — повсюду патрулировали корабли ресов.

— Будем ждать, — флегматично проговорил Танталов.

«Обломала жизнь старика, — снисходительно подумал Кумран. — Привыкший направлять поток, стоя по горло в огне, он вынужден покориться судьбе. Как сказал тот политолог, диктатору нужны деньги, оружие и солдаты. Отсюда простой вывод: без этих трех компонент диктатор превращается в собственную тень…»

Ему стало немного жаль старика. Пилот-оператор «Янычара» был только внешне похож на тот комок энергии, каким знали своего бывшего президента граждане Галактического Союза. Прежний Хосе Танталов был совсем другим.

Когда в 2334 году от ослабленной в сражениях державы откололись Капитул, Маркиза и еще несколько планет, полковник Хосе Вассерфаль поднял мятеж. Верные Земле части захватили Раджастан, расстреляли сепаратистов и попытались вернуть миры, объявившие о создании Звездной Атлантиды. В те дни повстанцам удалось занять плацдармы на Тракторе и Пеллюсидоре, но у Земли не хватило сил, чтобы помочь своим сторонникам.

Страницы биографии, которую он проходил в школьные годы, неожиданно разворачивались в памяти… После неудачи на Тракторе генерал Танталов сколотил из своих земляков дивизию «Камикадзе», которая решила исход сражения за Осирис. На завершающем этапе войны он командовал группой войск в составе 2-го флота и двух полевых армий — кажется, 3-й и 7-й. Эта группировка нанесла несколько тяжелейших поражений силам вражеской коалиции, что позволило свести вничью исход не слишком удачных для человечества пятилетних битв.

На следующий год полководец, ставший всенародным любимцем, одержал очередную победу — на президентских выборах. Собранная им команда отборных умов перевернула всю жизнь человечества, сделав Галсоюз настоящей сверхдержавой… А теперь великий политик и военачальник прозябает на заштатном пиратском кораблике, охраняя старые истребители, предназначенные неведомой банде. Хотя, если подумать, получателя угадать нетрудно.

— Мы везем оружие для повстанцев Восьмой Республики?

Покосившись на него, Хосе Вассерфаль кивнул. Проговорил медленно и негромко:

— Друзья будут ждать нас в условленном месте через семь часов.

Все стало понятно. «Волчья стая» поддерживала мятежников, выступавших за воссоединение Республики с Галсоюзом. Теперь уже не оставалось сомнений, что так называемые пираты тесно связаны со спецслужбами. Имея такую «крышу», нетрудно быть крутыми…

Кумран показал на голограмму:

— Крейсер ресов и кое-какая мелочь ждут нас в гипере. И вдобавок эсминцы в обычном космосе.

— Значит, кто-то проболтался. — Танталов пожал плечами. — У нас много времени в запасе.

— А если они не уйдут через шесть часов? Человек, некогда звавшийся Стальным Хосе, ответил равнодушным голосом:

— Будем прорываться с боем. «Янычар» оттянет на себя корабли ресов, а транспорты проскользнут.

На дальнем разведчике против крейсера! «Волки» оставались отчаянными головорезами даже в моменты, когда им не могли помочь ни военная разведка, ни Министерство глобальной безопасности.

— Есть другой способ, — сказал эльдор. — Я перетащу вас туда на струннике.

— "Янычар", само собой, пройдет, — усмехнулся Танталов. — А как те два тяжеловеса?

— Я же сказал — перетащу.


***


Для струнного двигателя масса груза почти не имела значения. Можно буксировать хоть целую планету, если ее размеры вписываются в сферу действия резонансного поля. Поскольку движок «Янычара» покрывал своими колебаниями почти мегаметр, два транспорта он должен был потянуть без проблем.

К условному времени флотилия республиканского флота получила подкрепление. Теперь пиратов ждали два крейсера, четыре торпедоносца и семь фрегатов. План прорыва с боем отпал, да в нем и не было нужды.

«Аркебуза» и «Наутилус» приблизились к «Янычару» километров на десять — пятнадцать. Двигатель легкого крейсера был почти на порядок

мощнее машинки, стоявшей на «Чайке», его резонансное поле без труда захватило транспорты, и три корабля заскользили вдоль суперструны.

Путешествие продолжалось чуть дольше обычного — почти минуту. Когда внешние объективы вновь выдали изображение звездного неба, оказалось, что отряд «Волчьей стаи» находится глубоко в тылу республиканского заслона.

— Они нас не заметили? — не слишком озабоченно поинтересовался Круль.

— Не должны. Перемещение по струнам старые локаторы почти не фиксируют.

— Что значит «почти»? — Танталов вопросительно поднял брови.

— На мониторах наш бросок выглядит как помехи.

Ветераны помолчали, наблюдая за кораблями ресов. Те продолжали патрулирование, не проявляя признаков беспокойства.

— Ну допустим, — сурово буркнул капитан.

«Янычар» и его ведомые уходили вдоль струн еще дважды, после чего оказались в безымянной системе. В атласах эта тройная звезда обозначалась невразумительным сочетанием символов, населения здесь не было по причине отсутствия планет, пригодных для жизни. Составители атласов жестоко ошибались: повстанцы оборудовали свою базу на крохотной планетенке, которую правильнее было бы назвать астероидом — переростком.

В тамбуре «волков» встретил заросший бородой человек, который обнял гостей, шутливо спросив:

— Вы одни или следом идут большие эскадры?

— Придут, дай срок, — пообещал Танталов.


***


Пилоты-мятежники действительно очень быстро освоились в кабинах «Кондоров». Тяжелые истребители — пусть не слишком маневренные, но сильно вооруженные — идеально подходили для партизанской войны. Собственно говоря, «Кондоры» и создавались для дальних диверсионных вылазок.

— Сравнительно малые размеры делают машину невидимой для локаторов, — объяснял эльдор. — Две встроенные пушки и двенадцать пилонов на крыльях…

— Это мы уже сообразили, — перебил инструктора повстанец, чье обожженное лицо пересекал глубокий свежий шрам. — Пора заняться практикой.

Их нетерпение было понятно, только Кумран привык работать обстоятельно. Сначала — гипноучеба, потом — тренажер. Лишь после обеда он разрешил первой паре совершить вылет. Вернувшись, обгорелый мятежник признался:

— Я и не верил, что у легких машин может быть такая дальность!

Разрешив пилотам отдыхать, Кумран отправился искать своих, но заблудился в лабиринте коридоров и забрел в глухой угол базы, где в огромной пещере громоздилось много интересного добра. Очень сильное впечатление произвели на оружейника полсотни кварковых бомб в заводских упаковках. Надписи на контейнерах были сделаны письменами Тонхойра, которых эльдор не знал, но в цифрах немного разбирался — 132 год новейшей эпохи.

В памяти видеофона хранилось множество справочных данных, и Кумран установил, что 132-й соответствует 2360-2361 годам земного календаря. Бомбы оказались его ровесницами.

Тут прибежала охрана. Кумрану пришлось, заложив руки за голову, постоять лицом к стене под прицелом короткоствольных «Колдунов» старой модели. Потом недоразумение разъяснилось, и часовые, дружелюбно перешучиваясь, проводили его в штабной бункер.

Круль и Танталов представили эльдора бородатому командиру партизан, которого звали Теодор. Приветствовав гостя, тот предложил на выбор чай, кофе и коньячок.

— Кофе, — сказал Кумран. — Теодор, ваши пилоты готовы к боевым рейдам. А вот бомбы в арсенале скоро протухнут. Сорок лет — предел для старых боеприпасов. Распадаются биоэлектронные цепи.

Бородач подмигнул:

— Значит, применим, пока они еще действуют. Я не против.

Засмеявшись, Круль спросил.

— Скажи лучше, как наша планета? Что слышно о Техноцентре?

— Хочешь прогуляться туда? — Теодор почесал бороду. — Не советую. Вокруг полированной планеты тройной слой сторожевых буйков. И еще корабли патрулируют. Между прочим, в том секторе отмечается активное движение. Транспорты так и снуют туда-сюда.

— Не иначе, они все-таки начали выпуск изделий, — озабоченно заметил Танталов. — Нам нужны точные данные: сколько транспортов, с каким грузом, откуда приходят, куда увозят готовую продукцию.

— Ладно, захвачу для вас один транспорт, — лениво бросил бородатый. — Заодно испытаем в деле новые истребители… А на Кондотьерре неважно. Я ходил туда с месяц назад. Митинги, забастовки, безработица. Причем недовольны все — и люди, и Жуса-Науге.

— Мы с ним земляки, — пояснил Мах, словно Кумран сам не понял этого по акценту. — Оба с Кондотьерры. Когда-то вместе служили Плеядам, потом вместе присягнули Стальному Хосе, но Тео вернулся сюда — сражаться против оккупантов.

Только сейчас эльдора осенило. Выпучив глаза, Кумран смотрел на бороду, скрывавшую лицо кумира его детских лет. Наконец прошептал:

— Вы — Теодор Кинге, бывший командир фрегата «Астарта»?!

Шутливо поклонившись, повстанец сказал: приятно, мол, что молодежь до сих пор нас не забыла. Еще бы Кумран не помнил обстоятельства Пигмейской войны: когда сцепились Федерация Плеяд и Пятая Республика, Кумран учился в младших классах. Мальчишкой он с нетерпением ждал фронтовых сводок и наносил на голографическую карту места сражений, перемещения наземных сил и космических флотилий.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать