Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Клыки вселенной (страница 34)


Глава 12

ВОЕННЫЕ ИГРЫ

Один просвет и пять маленьких звездочек превратили его в капитан-лейтенанта Ариманова. Верхнюю ступень разряда «младшие офицеры» Кумран получил неожиданно для себя вместе с предписанием явиться на военные сборы. Впрочем, в наскоро сколоченном экипаже «Марафонца» звания играли второстепенную роль: в подчинении свежеиспеченного каплея оказались не только старшина Бубба Уайт, мичман Вуйко Казарич и младший лейтенант Гриша Сандуленко, но и полковник Макс Ди Наполи.

Назначенный старшим артиллеристом Ди Наполи вещал отлично поставленным голосом — словно гвозди заколачивал:

— Летом семьдесят третьего десантный караван не смог прорваться к планете Золотистая Печаль в зоне Лендаванов. Система крепостей отразила атаку крейсеров, и транспорты повернули обратно, не входя в зону сплошного огня. Тогда нашу дивизию — четыре полка со средствами усиления — пересадили на три линкора. «Хлодвик», «Фельдмаршал Кутузов» и «Кайзер Фридрих Барбаросса» залпами с предельной дистанции разрушили орбитальные крепости, подошли к планете и высадили десант…

Гриша и Вуйко хором возразили: дескать, содержать линкоры для использования в качестве войсковых транспортов — слишком дорогое развлечение. По мнению обоих пилотов, для военного флота вполне достаточно легких сил, то есть эсминцев и фрегатов, а корабли крупнее крейсера вовсе не нужны.

Разгорячившись, Макс обозвал младших офицеров штатскими недоумками, не видавшими настоящей войны. Он напомнил, что линкоры несут мощнейшую артиллерию и выдерживают такие удары, от которых крейсера и фрегаты превращаются в облака атомов, разлетающихся, словно галактики после Большого Взрыва.

Заскучав, Кумран перестал слушать непримиримых дружков и отвернулся к мониторам панорамного обзора. По предмету спора он определенного мнения не имел. С одной стороны, корабль чем больше, тем дороже, и вместо одного линкора можно построить пяток крейсеров или пару дюжин фрегатов. Наверное, поэтому правительство прекратило финансировать строительство новых линейных кораблей, да и старые постепенно выводятся из боевого состава. С другой стороны, линкоры олицетворяли военную силу державы — громадные могучие механизмы, способные смести любое сопротивление.

Именно такой великан возглавлял сейчас их колонну — «Александр Великий», построенный во времена танталовских новаций. Недавно линкор прошел модернизацию и, как говорил земной родственник Витяня, в старые орудийные башни удалось втиснуть четыре генератора гравитационных жгутов. Следовавший в кильватер флагману крейсер «Робин Гуд» имел всего одну пушку-жгутомет, причем гораздо меньшей мощности. И крейсер, и остальные корабли сопровождения не числились в списках боевого флота и были временно мобилизованы для участия в учениях.

По разнарядке военного ведомства каждая оружейная фирма при осложнениях межзвездных отношений должна была выставить боевой корабль 3-4-го ранга — оружейников в целях проверки мобилизационной готовности ежегодно призывали на большие маневры. В ангарах «Интарко» стоял в готовности на случай войны или учений сторожевик «Марафонец» и дожидались покупателя однотипные ему «Спринтер» и «Стайер», построенные по проекту «Радон». Кроме них, «Интарко» держала на хранении экспериментальные «Тантал» и «Вольфрам».

Помимо «Марафонца», линкор охраняли сторожевик проксов «Кирасир», а также эсминец «Хищник» и фрегат «Фантом» — оба корабля числились за «Волчьей стаей». Словно демонстрируя свое превосходство над частными компаниями, могучий госконцерн «Европейское товарищество оружейных заводов» выставил «Робина».

— Пятый, я — Первый, — закашлял динамик. — Полная готовность.

Это сообщение означало, что мощные локаторы линкора засекли вдалеке соединение условного противника и «Александр» начинает атаку. Мысленно призвав на подмогу демонов Космоса — особенно тех, с которыми успел познакомиться лично, — Кумран скомандовал, не слишком заботясь об уставных формальностях:

— Экипаж, кончай болтовню. Все по местам!

Братва проворно ринулась исполнять приказ. Что-что, а дисциплину военная служба вколачивает пожизненно. Один за другим посыпались рапорта:

— Боевая часть-1 готова… Боевая часть-2 готова… бэ-чэ-три готова…

Младший штурман линкора продиктовал параметры нового курса, после чего «Александр» и «Робин» притормозили, а легкие корабли, разогнавшись до четырехсот световых лет, двинулись навстречу невидимому пока отряду 1-го флота.


***


Лишь через три часа на экранах замигали неразборчивые отметины, отраженные от находившихся на пределе дальности объектов. Понадобилось еще полтора часа, чтобы «Марафонец» приблизился к условному противнику на двадцать световых лет и смог различить, с кем имеет дело.

На них шла полнокровная эскадра: почти новые крейсеры 959-го проекта «Байконур», «Канаверал» и «Громобой», эсминцы «Отважный», «Огненный», «Отчаяный» и «Оглушительный», а также три фрегата — «Москва», «Минск» и «Мехико». Обнаружив отряд кораблей резерва, адмирал «противника» выдвинул против них «Отчаянного» и все фрегаты.

— Не успеют, — с облегчением сказал Кумран. — Мы уже входим в сектор.

Однако в штабе считали иначе, и кто-то из офицеров «Александра» потребовал, чтобы прикрытие передвинулось на два световых года и заняло участок между 47-й Треножника и Гаммой Дюзы. Смоделировав маневр в киберспейсе, Кумран присвистнул: на этой позиции они непременно столкнутся с завесой противостоящей стороны.

Так и получилось: оба отряда сошлись на крохотном пятачке между двойной и тройной звездами. Фрегаты

1-го флота дали залп, опередив «Марафонца», и Кумрану с Буббой пришлось попотеть, уклоняясь от стаи учебных торпед. Один снаряд все-таки прицепился, но Макс уверенно расстрелял его тахионным лучом.

В свою очередь «Хищник» бросился на «Отчаянного». Два эсминца затеяли артиллерийскую дуэль, причем «волки» под шумок чуть ли не в упор разрядили носовые торпедные аппараты, и одна торпеда прошла впритирку к мишени.

— Эсминец «Отчаянный» условно уничтожен, — немедленно сообщил штабной наблюдатель.

Радоваться не было времени: подоспевший «Огненный» расстреливал «Кирасира», а на «Марафонца» полным ходом мчался «Мехико». Фрегат был чуть ли не на четверть легче сторожевика, но быстроходнее и вдобавок мощнее вооружен.

— Бубба, Вуйко, не подкачайте, — взмолился Кумран.

Он повел сторожевик в лоб на «Мехико», но, когда корабли почти сблизились на дальность выстрела, резким маневром рванул в сторону и, форсируя движки, сумел атаковать сбоку. Корабли завертелись, пустили в ход торпеды, без перерыва гремели орудия.

Их отряд имел задачу прикрывать район, в котором «Александр Великий» и «Робин Гуд» выйдут из гиперпространства, чтобы ударить по «противнику» гравитационными жгутами. Позиция тяжелых кораблей должна быть чистой от неприятельских сил.

«Хищник» бросился на подмогу своим, но его контратаковала «Москва», а сзади подходил «Отчаянный». «Марафонцу» тоже не повезло — «Мехико» сумел зайти с кормы, выпустив две торпеды. Уклоняясь, сторожевик потерял скорость и получил условное попадание тахионами.

Тут, однако, ситуация резко изменилась, потому что вынырнувший из гипера «Робин» обозначил — не сильно, хассов на двадцать, — выстрел главным калибром по силам 1-го флота. Затем крейсер поспешил на помощь «Хищнику», мимоходом ударив из бортовых орудий по нахальному «Мехико», после чего фрегату было засчитано уничтожение. Покончив с главной задачей, «Робин Гуд» и «Хищник» совместными усилиями отбросили «неприятельские» эсминцы, а «Фантом» всадил торпеду в «Минск».

— Вроде бы все, — с облегчением выдохнул вспотевший Вуйко Казарич.

— Какой еще всё-мвсё! — возмутился Кумран. — Где наш линкор?

Экипаж притих. Действительно, «Александр Великий» по-прежнему оставался в гиперпространстве, словно и не собирался выходить в сектор, который они с таким трудом обороняли от условного противника.

Смысл маневра стал ясен спустя минуту-другую, когда линкор нарисовался в трехмерном космосе позади главных сил 1-го флота. Его появление было абсолютно неожиданным для обеих сторон. Пользуясь растерянностью застигнутых врасплох крейсеров, «Александр Великий» ударил слабым жгутом скрученного вакуума, а затем, развивая успех, пошел на сближение и дал торпедный залп. Как полагается говорить в таких случаях, ударное соединение условного противника условно поражено. Захохотав, Макс провозгласил:

— Гениальный маневр! Пока мы отвлекали внимание «противника», они подкрались с другой стороны!

— Хороший маневр, — согласился Кумран. — Только в реальном бою нас бы покромсали.

Сослуживцы поглядели на него не без некоторого удивления, потом Бубба объяснил:

— Так на то и война…

Линия засекреченной связи выдала изображение адмирала Тасманского — командующего 2-м флотом, который сейчас находился на «Александре».

— Первая фаза учений завершена, — объявил адмирал. — Нам засчитана победа. Приказываю всем участникам перестроиться в походную колонну и взять курс на точку «Тир».

Маневрирование отняло немало времени, но в итоге тяжелые корабли вытянулись кильватером, а эсминцы и прочая мелкота заняли позиции в завесе. Вытирая пот со лба и шеи — даже Багира не доводила его до такого изнеможения, — Кумран заглянул в атлас. Под кодом «Тир» числился расположенный в нейтральном космосе артиллерийский полигон.

— Будем стрелять главным калибром в полную силу, — растолковал остальным Ди Наполи. — Там поймете, в чем основное преимущество линкоров. На крейсерах невозможно установить пушки мощностью в тысячу двести хассов.

— Точнее, в тысячу семьсот, — машинально поправил его Кумран.

— Не может быть! — поразился Макс. — Откуда знаешь? Кумран сделал таинственное лицо и сказал многозначительно:

— Работа у меня такая — все знать.

Они совершили длинный пробег через гипер, после чего пришлось ждать, пока «Канаверал» устранит неполадки в машинах. Кумран провел это время в командирской каюте, слушая музыку, балуясь красным чаем и просматривая почту.

Межзвездная связь не слишком надежна. Срочные сообщения передаются узким пучком модулированных гравитонов, но даже в спокойную погоду, когда пространство не штормит, сверхсветовые сигналы распространяются в пределах двухсот-трехсот светолет, не дальше.

Обычные абоненты посылают файлы через Интернет. Письма сутками ползут по космосу от ретранслятора к ретранслятору, оседая на серверах узловых планет. Важная информация уходит на вечное хранение в долговременную память, а частная корреспонденция самоликвидируется через полгода. Не успел прочитать — значит, письмо пропало, и ты уже не узнаешь, как назвала внука бывшая одноклассница, которая теперь живет на другом конце сверхдержавы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать