Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Клыки вселенной (страница 55)


— Кто предупрежден, тот вооружен. — Хмыкнув, Танталов убрал документы в сейф. — Вызови Хайбера — пусть сажает мобилизованных на корабли. И набери команду для «Инфернатора». В бою от него пользы немного, но получится хороший штабной крейсер.

Решив воспользоваться удачным моментом, Кумран деликатно полюбопытствовал:

— Один вопрос, шеф. Не понадобится ли вашему войску большая партия оружия?

Укоризненно поглядев на него, маршал строго выговорил:

— Запомни покрепче, что прожженный делец был нужен пилоту «Волчьей стаи». Главнокомандующему группы войск нужен офицер для особых поручений в одном флаконе с техническим консультантом.

Глава 20

КОВРОВАЯ ЗАЧИСТКА

Небеса над Инфлянтом разверзлись 26 октября 2399 года. Армия пришла внезапно, высадившись одновременно во всех больших городах планеты.

Не успев еще толком сколотить поспешно развернутые полки и дивизии, ветераны трех войн весело грузились в транспорты, предоставленные «Военторгом», «Интарко» и «Астроперевозками», в пассажирские лайнеры «Космофлота», «Трансгалактического круиза», «Байконурских космических линий». Стартовав с Земли, Малькомбы, Трои, Геры, Саванны, Осириса, Тартальи, Гранады и еще десятка миров, корабли молниеносным броском вошли в систему, окружив неблагонадежную планету непроницаемой сферой блокады.

Пехотные части стремительно заняли стратегические точки, спецназ провел молниеносные захваты. Несколько кораблей, пытавшихся бежать с Инфлянта, были расстреляны и расчертили небо огненными трассами. Началась разгрузка двадцати семи транспортов, мобилизованных у гражданских компаний.

Пехота действовала выше всяких похвал, но флот был в жутком состоянии.

Кое-как приползли линкор «Кутузов» и крейсер «Аметист», торпедоносцы «Громыхающий», «Гневный», «Огненный» и «Ослепительный». На линкоре не было пушек главного калибра — их привезли на транспортном корабле, чтобы смонтировать, когда подбросят кое-какие детали. Главный двигатель тоже нуждался в замене.

Из тяжелых кораблей в боевой готовности были только покинувший музейный стенд «Ретвизан», а также крейсер «Робер Сюркуф», еще неделю назад числившийся в 1-м оперативном флоте, и вся «Волчья стая».

«Шарнхорст» и «Гнейзенау» по-прежнему стояли на Артемиде, и фомапьгаутские верфи торопились завершить ремонт тяжелых крейсеров. Умельцы-проксы доводили до кондиции «Рюрика», а на Тарталье готовились к службе старые, но мощные эсминцы серии "Т".

Впрочем, мелкие проблемы флота не повлияли на выполнение первоочередной задачи. Армия высаживалась, без паузы приступая к действиям, получившим скромное название «ковровая зачистка». Оперативная бригада «Эпсилон» — спецназ Глобеза — с ходу захватила основные телецентры, и уже через четверть часа в эфир пошел указ президента:


В связи с опасностью возникновения войны в Стожарскую область вводятся дополнительные войсковые соединения. В области объявлено военное положение, комендантом сектора назначен главнокомандующий группы войск «Стожары» маршал Хосе Вассерфапъ Танталов.


Затем был передан приказ №1 коменданта:


Всем административным органам предписывается неукоснительно выполнять распоряжения военных властей, любые беспорядки будут пресекаться. Общественные и политические организации, выступающие против единства Галактического Союза, объявляются незаконными и должны самораспуститься в течение одного часа. Любая попытка возобновить их деятельность будет рассматриваться как государственное преступление. Отныне вся официальная документация ведется исключительно на общеземном языке.


Маршал Танталов не привык начинать военные действия, не обеспечив своим войскам прочный тыл.


***


«Белый медведь» высаживал десант второго эшелона, имея на борту укомплектованный резервистами Тувии 1644-й танковый полк Макса Ди Наполи, 1647-й бронепехотный полк из призывников Восточного Барсума, а также приданные части — штурмовые эскадрильи, артдивизионы, отдельные батальоны саперов и связистов. Кроме того, в трюме транспорта ждали разгрузки пушки главного калибра и двигатели для «Кутузова».

Танкисты выстроились возле установленных на посадочные платформы «Матадоров». По возбужденным лицам и несмолкающему водопаду добродушного солдатского сквернословия нетрудно было понять, что ветераны истосковались по настоящему делу и рвутся в бой. Обеспокоенный их рвением полковник строго внушал:

— Запомните, мы высаживаемся не на враждебную планету, а на свою, хоть и не слишком дружелюбную. Здесь живут наши соотечественники, пусть даже малость тронутые по фазе. Поэтому — знаю я вас! — мы не будем применять антипротоны, не будем убивать всех подряд, а лишь вправим мозги самым отмороженным ублюдкам. Понятно?

Полк гаркнул: понятно, мол. Только Бубба Уайт осведомился, скорчив разочарованную гримасу:

— То есть дома не сжигать, женщин не насиловать?

Пять сотен глоток дружно заржали. Макс укоризненно погрозил буйному старшине, а стоявший рядом капитан-лейтенант Ариманов посоветовал:

— Мужчин тоже не надо. Потерпи, пока айсберг подвернется.

Веселье удалось прекратить лишь командой «По машинам!». Экипажи проворно заняли места под броней и задраили люки, а Макс, ухмыляясь, сказал:

— Отличный контингент. Нам бы хоть недельку побегать в одной упряжке — станем настоящим полком.

— Не факт, что будет неделя до большой заварушки, — вздохнул Кумран. — Сколотишь часть на ходу. Вот, сегодня на аборигенах потренируешься.

— Неплохой спарринг-партнер, — согласился полковник. — Ты с нами?

— Я — над вами. Буду прикрывать с воздуха.

После приказа министра, продлившего срок его призыва еще на три месяца, Кумран оказался командиром штурмовой эскадрильи, состоявшей из чертовой дюжины «Соболей» — машин

более новых и более мощных, чем хорошо знакомые ему «Хорьки». На время зачистки Инфлянта эскадрилья была придана 1644-му танковому, так что теперь Кумрану предстояло летать под командованием Ди Наполи.

Долгожданный приказ о начале высадки поступил вместе с боевой задачей. В лесу к северу от города Рунци собирались вооруженные члены «Братства Крови» и боевики группировки «Коршуны Гаудавы», к которым присоединилась часть полицейских из соседних городов, а также покинувшие свои гарнизоны солдаты и офицеры инфлянтского происхождения. Всего на солидной территории скопилось до тысячи экстремистов, имевших несколько десятков угнанных из армейского арсенала танков «Горилла» и полицейских броневиков.

Провозгласив беспощадную войну до полного уничтожения оккупантов, мятежники ночью атаковали военную базу на окраине Рунци, однако были отброшены беспорядочным огнем расквартированного на Инфлянте 908-го бронепехотного полка. Частью сил командир гарнизона блокировал выходы из лесного массива, но солдат на прочесывание не хватило: два пехотных батальона и вспомогательные подразделения пришлось задействовать для поддержания порядка в городе. Частям, прибывшим на «Белом медведе», поручалось зачистить лес и уничтожить повстанцев.

— Мы пойдем по правому берегу реки Гаудава, — показал на карте Макс. — Танки поротно разместятся вдоль дорог, а пехота будет добивать очаги сопротивления, которые останутся после штурмовиков.

— После штурмовиков никого не останется, — обиделся Кумран и объявил своим:

— Действуем парами. Пара номер шесть держится рядом со мной. Огня не жалеть, но зря снаряды не тратить.


***


Первыми из люков транспорта вылетели платформы с танками — по четыре «Матадора» на каждой повозке. Затем отправились к планете «Соболи». Обогнав медленно падающие платформы, они снизились над лесом, где затаился противник.

— Напоминаю, — на всякий случай сказал Кумран. — Сейчас наша задача — давить огневые точки, чтобы бандиты не накрыли танковый десант.

На электронном планшете он видел выявленные орбитальными наблюдателями места сосредоточения вооруженных людей и боевой техники. Неприятель затаился, но Приборы показывали даже отдельного стрелка, прижавшегося к дереву, и командир эскадрильи приказал применить кассетные снаряды. Полсотни ракет «Шмель-И», разорвавшись в разных концах леса, заметно сократили количество машин, а живая сила стала разбегаться, без толку прячась под деревьями.

Снизу нестройно ударили зенитные средства — мятежники применили стационарные бластеры и пускали самонаводящиеся снаряды из переносных установок.

— Все вверх, — скомандовал Кумран. — Маневр уклонения. Двигаться зигзагами.

Эскадрилья стремительно набрала высоту и с безопасного удаления произвела повторный залп. Огонь из леса мгновенно стих, так и не причинив вреда «Соболям».

Вокруг плавно опускались платформы. Ближе к поверхности антигравы заработали на форсаже, обеспечив мягкое приземление.

— Кум, я закончил высадку, — сообщил Макс. — Начинаю движение.

На планшете появились новые символы, обозначавшие положение подразделений 1644-го полка. «Матадоры», разбившись на колонны, углубились в лес, оседлав осевое шоссе, а пехота на бронетранспортерах «Цунами» широкой волной продвинулись на юг, расстреливая боевиков, не успевших уйти с дороги. За каких-нибудь полчаса правый фланг вышел к Гаудаве.

Развернувшись фронтом на восток, цепь боевых машин погнала повстанцев вдоль реки. Те, вяло отстреливаясь, быстро отступали, многие и вовсе сдавались, потому как вид боевой техники всегда способствовал поумнению аборигенов. Единственный серьезный инцидент случился, когда противник попытался прорваться в северную часть леса: собрав в кулак уцелевшую бронетехнику, сотни три боевиков атаковали танковое оцепление.

«Гориллы» против «Матадоров» — это было совсем несерьезно. Ди Наполи даже попросил Кумрана не вмешиваться, чтобы его танкисты наконец смогли попрактиковаться в стрельбе. Задрав стволы пускателей чуть ли не в зенит, танки открыли беглый огонь. Снаряды, описав навесные трассы, падали на лес, выбрасывая фонтаны плазмы. Боевики не успели сделать ни одного прицельного выстрела, а их машины и половина личного состава уже перестали существовать.

После этого противник вообще не сопротивлялся, но лишь бежал в предписанном направлении, надеясь скрыться в городе. Штурмовики барражировали над лесом, и чуткие приборы находили одиночек, которые рассчитывали спрятаться в лесу, пропустив мимо бронированный гребень зачистки. Таких расстреливали сверху — не хватало еще, чтобы в лесу завелись партизаны.

К полудню поясного времени боевиков окончательно выдавили из-под деревьев, а в поле ждали дорогих гостей пехотные роты городского гарнизона, усиленные отрядами полевой жандармерии. После недолгой перестрелки остатки повстанцев сдались.

— Вы что же, без спецназа управились? — поразился полковник из «Эпсилона». — От вас требовалось блокировать лес, попугать бандитов и ждать, пока мы приедем.

— Приказ был сформулирован конкретно — уничтожить, — ответил Макс. — А тебя ждать — родить успеешь. Так что забирай пленных, мне с ними возиться неохота.

Спецназовец сообщил, что возле столицы уже развернут фильтрационный лагерь, куда свозят всякую интернированную шушеру. Особо опасных приказано отправлять в орбитальные равелины, а мелочь — распихивать по наземным тюрьмам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать