Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Клыки вселенной (страница 73)



***


В последний раз Кристаллиды-1 имели дело с флотом людей около 70 лет назад — на пространствах Пятилетней войны. Тогда конгломераты Айсбергов не уступали в скорости боевым кораблям планетных цивилизаций, а излучения живых кристаллов легко пробивали слабенькие энергополя земных линкоров. Сегодня изменилось очень многое, если не считать самих Айсбергов. Линкоры и крейсера Галактического Союза стали намного быстроходнее, да и вооружены были значительно лучше, нежели в прежние времена.

Тем не менее Кристаллиды снова приняли боевой порядок, обеспечивший им успех в прежних сражениях. Четверть миллиона гроздьев образовали геометрически правильный шар поперечником около световой минуты. При таком построении суммарные гравиполя конгломератов отбрасывали торпеды и тахионные лучи любой мощности, а само облако живых кристаллов испускало импульс гравитонов исполинской мощности.

Не решаясь воспользоваться гиперпространством, где хозяйничали Демоны, Айсберги шли на сверхсвете. Через сутки эта орава должна была приблизиться к фронту и раздавить Кендако.

— Разгромив мохнатых, они бросят все силы на нас, — проговорил Круль. — Поэтому главком решил прикончить сначала эту армаду, а уж потом зачищать Республику.

Три эскадры шли на противника, поддерживая скорость около двухсот световых. Обнаружив выдвижение земного флота, Айсберги начали размыкать боевой ордер, увеличивая расстояние между гроздьями. Диаметр сферы стремительно вырос до светового часа.

— Есть дистанция, — доложил флагманский артиллерист.

Танталов шевельнул ладонью, и комфлот Хайбер отдал приказ. Пространство заплелось жгутами, в которых исчезли десятки тысяч кристаллических конгломератов. Противник ответил сосредоточенным гравитационным залпом по двигавшейся в центре 9-й эскадре, поразив крейсер «Нельсон» и эсминец «Рысь». Крейсера и линкоры нанесли повторные удары из всех жгутометов, после чего число гроздьев сделалось вдвое меньше первоначального. А потом продолжавшее расширяться облако Айсбергов обрушило вихрь гравитонов на 41-ю эскадру.

Гиперонные экраны ослабили удар, но «Инфернатор» получил мощнейший импульс, развернувший линейный крейсер вокруг тензора движения. Кумран, сидевший в капсуле антиграва, намертво пристегнутый к креслу и вдобавок одетый в «Ирокез», едва не потерял сознание. От чудовищной перегрузки потемнело в глазах, жуткая боль хлестнула вдоль позвоночника, растекаясь по извилинам нервных отростков. Казалось, все детали скелета трещат и пытаются сломаться. Потом боль слегка отпустила, но он все равно боялся пошевелиться — вдруг вернется ужас предыдущей минуты.

Только хочется или нет, а нужно было действовать, иначе следующий залп врага окажется последним. Сквозь алый туман в глазах и шум в ушах эльдор слышал стоны и грязную ругань. Потом пробился голос Круля:

— Нас зацепило боковым лепестком. Главным ударом уничтожен «Титан», тяжело повреждены «Аметист», «Ушаков» и «Тартар». Живые, откликнитесь.

— Отставить перекличку! — прорычал Танталов. — Приказ флоту — непрерывный огонь.

Зрение постепенно восстановилось, и Кумран увидел, как корабли на голограммах бьют из всех тяжелых орудий. Одновременно флот выпустил торпедный залп, отправив в полет полтысячи «Кашалотов», «Касаток» и «Дельфинов». Теперь, когда айсбергов стало меньше и они держались не слишком плотно, снаряды прорвались сквозь отталкивающие поля. Кристаллидов стало еще меньше, а это означало, что очередной удар гравитонов будет еще слабее.

Круль торопливо докладывал главкому: кормовая башня получила повреждения, но стрелять может, тахионные батареи правого борта и верхней палубы разрушены полностью, корпус пробит, разгерметизированы жилые отсеки. Погибли 3 члена экипажа, ранены 9, из них двое — тяжело.

Будь это бой один на один, стоило бы уклониться от следующего гравитационного залпа, своевременно нырнув в гипер. Однако после такого маневра флот неизбежно будет разбросан по громадному пространству и потеряет много времени на повторное сближение с противником. Поэтому Танталов продолжал двигаться прежним курсом, уничтожая врагов выстрелами дальнобойных средств.

Гроздья, число которых сократилось с 270 до 120 тысяч, произвели шаблонное перестроение, разделившись на четыре облака — по одному против каждой эскадры и еще одно в резерве. В хаосе заполнивших пространство гравитационных импульсов управление боевыми отрядами становилось невозможным. Все каналы сверхсветовой связи были забиты сильнейшими помехами. Сражение превратилось в разрозненные столкновения отдельных эскадр, управляемых лишь общим замыслом главкома.

— Огонь по центру, — приказал Танталов.

«Инфернатор» увеличил скорость, выпустил по импульсу из каждой башни, снова разрядил торпедные аппараты. Остальные корабли 41-й эскадры, даже если не разобрали приказ, последовали примеру флагмана. Расстояние между головой эскадры и сферой гроздьев уже сократилось до светогода. Кумран прикинул, что при нынешней скорости сближения противники сойдутся вплотную примерно через десять часов, и тогда можно будет выпустить истребители, базирующиеся на тяжелых кораблях.

Айсберги вновь ударили гравитонами. На этот раз по эскадре стреляли меньше тридцати тысяч гроздьев, поэтому импульс получился не столь сокрушительным. Тем не менее погиб легкий крейсер «Призрак», потерял ход «Таран». Тяжелый крейсер «Сюркуф», защищенный мощными силовыми экранами, отделался вмятинами в корпусе.

Весь следующий

час ни главком, ни командир эскадры не отдавали новых распоряжений. Бой продолжался монотонно — корабли шли на врага, непрерывно стреляя главным калибром и пуская торпеды. Дистанция медленно сокращалась, и приближался момент, когда крейсера смогут пустить в дело тахионные пульсаторы.

Сквозь мельтешение помех Кумран разглядел, как отставшие от строя корабли, поврежденные в начале сражения, постепенно догоняют эскадру. При этом «Ушаков», «Аметист» и «Тартар» немного отклонялись к позициям 9-й эскадры, чтобы идущие впереди главные силы не заслоняли противника.

Внезапно в капсуле перед глазами эльдора появилась голограмма главкома. Одновременно из динамика прозвучал голос Танталова:

— Надо выполнить тонкий маневр. Найдешь подходящую струну, чтобы перебросить на короткую дистанцию «Инфернатора», «Сюркуфа» и «Янычара».

— Куда именно?

Маршал очертил указкой участок на фланге скопления гроздьев, действовавшего против 42-й эскадры.

— Постарайся вывести нас как можно ближе к противнику, — сказал главком.

— Сделаем, шеф. Нет проблем.

С первых выстрелов этого сражения Кумран чувствовал себя лишним и ненужным. Теперь у него наконец-то появилась настоящая работа. Эльдор выполнил поручение предельно тщательно, и на мониторах появились айсберги, понятия не имевшие, что сейчас будут атакованы с неожиданного направления.

Выпущенные практически в упор залпы выбили множество конгломератов. С такого расстояния даже пучки тахионов сокрушали гроздья, превращая кристаллидов в глыбы мертвого вещества. Обнаружив подмогу, «Ретвизан», сопровождаемый «Нахимовым», сманеврировал, перенося огонь на другой фланг вражеской сферы.

— Не вижу «Тирпица» и «Ягуара», — пробормотал Круль. — Да и линкор не в лучшем состоянии.

— Война. — Стальной Хосе произнес это так хладнокровно, словно не его сын сражался на «Ретвизане». — Выпускаем истребители.

Оказавшись под ударом с двух направлений, айсберги пришли в замешательство, а тут еще в космосе появилось с полсотни «Коршунов» и «Птеродактилей». В сумбуре ближнего боя строй конгломератов нарушился, а юркие истребители стремительно мелькали среди гроздьев, поражая противника «Дельфинами» и встроенными в фюзеляж тахионными пушками. Через четверть часа, израсходовав боезапас, истребители вернулись в ангары крейсеров, потеряв десяток машин и уничтожив до тысячи конгломератов.

Носовое орудие «Инфернатора» палило без перерыва, выбрасывая коконы, начиненные антивеществом. Из реплик, которыми маршал обменивался с адмиралами, Кумран понял, что изделие Техноцентра показало себя очень неплохо, но лучше использовать его не по стаям гроздьев, а против обычных кораблей.

А вот жгутометы просто чудеса творили. Особенно когда «Ретвизан» выбрасывал залп из четырех уцелевших башен — в облаке кристаллических комплексов появлялась сквозная просека диаметром около светового часа.

Вражеская группировка стремительно таяла, сократившись до полутора десятка тысяч гроздьев, и командование Айсбергов — видимо, эти функции выполнял коллективный псевдоразум облака — двинуло на выручку резерв. «Инфернатор» и «Ретвизан» немедленно угостили врага жгутами, и сразу после залпа наблюдатель, сидевший у мониторов локатора высокого разрешения, вдруг закричал:

— Вижу! В центре сферы!

В ответ Танталов, Круль и командир эскадры хором завопили:

— Координаты! Дай наводку!

На прицельной голограмме появилась центральная часть вражеского строя, где среди гроздьев двигались несколько боевых кораблей типичной для Звездной Атлантиды конструкции. Кумран разглядел на их корпусах знакомые цилиндры с решетками — генераторы «Луча смерти».

— Они пустили луч, — доложили из аппаратной. — Мощность поля внутри корпуса — три процента летальной.

Флагманский артиллерист быстро и четко водил курсором, помечая корабли Атлантов. Затем последовал приказ:

— Носовая башня, по цели номер один — огонь!

Кольца прицела легли на крейсер, и отдача легонько толкнула огромную массу «Инфернатора». По голограмме побежал полупрозрачный овал гравикокона. Оказавшись возле мишени, кокон рассеялся, освободив потоки антипротонов. Гравитационные волны локатора не давали детального изображения, да и помехи сильно портили картинку, но все равно было видно, что пораженный корабль начал разрушаться.

Почти одновременно прозвучали два рапорта:

— Мощность тахионного поля достигла десятой доли летальной.

— Тяжелый крейсер «Меч пророка» уничтожен. Кормовая башня, по цели номер два — тяжелый крейсер «Полумесяц» — огонь!

Они опоздали: канониры «Ретвизана» успели дать залп чуть раньше, поразив оба оставшихся крейсера Атлантов, а заодно изрядное количество гроздьев, оказавшихся на трассе жгутов. Выстрел «Инфернатора» лишь окончательно развеял на атомы обломки вражеских боевых единиц.

Резервный отряд Айсбергов был основательно потрепан, поэтому сосредоточенного ответного удара не получилось, и гиперонная защита без труда отразила рыхлый импульс. А потом случилась маленькая, но приятная неожиданность.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать